Рубрикатор

Незнакомец из будущего

Незнакомец из будущего
Слушать аудио:
Итак, прилетают Женя с Грегори на Землю... Внимание! Озвучивал андроид!
 

Незнакомец из будущего

 

Как это здорово – лежать в шезлонге на обзорной палубе с огромным сенсорным экраном вместо потолка и любоваться звёздами. Только один раз в жизни Евгении было что-то подобное. В полусфере обсерватории, куда привёл её командор, чтобы показать чудеса вселенной и заодно соблазнить… Она видела далёкие галактики, чужие звёзды и планеты-гиганты. Хотя, в тот момент Женьку обнимал Талех, и она, закрыв глаза, наслаждалась его близостью, а не звёздами…

Зато сейчас на соседнем шезлонге валялся её новоявленный родственник и по совместительству помощник главврача Ролдона-2 – землянин Грегори. Он-то не отвлекал её от созерцания ярких созвездий, подмигивающих из черноты…

«Ха! Ха! Ха! Че-пу-ха!»

Что такое путешествие с суперскоростью Женька поняла вскоре после вылета, когда на лайнере запустили адронные двигатели. Исчезли все звёзды и туманности. За иллюминаторами образовалась сплошная мгла и пустота. По крайней мере, большую часть пути.

Женя была разочарована. К тому же, суперскорость космического лайнера, это не то, что сверхскорость «звёздного дракона». Разница примерно в неделю полёта. От Ролдона до Земли на пассажирском звездолёте – семь-восемь дней с поправкой на космический азимут, количество и дальность скачков… На джамранском – четыре или пять, возможно. На таком же двигателе.

– Просто хитрые джамрану зажилили часть технологий, – объяснил Грегори. – Землянам пришлось домысливать.

И домыслы явно подкачали. По этому поводу Женя недоумевала. Термин «адронный» вызывал у неё определённые ассоциации.

– Так адронный двигатель и адронный коллайдер разве не близнецы братья?

– Если и близнецы, то, скорее, гетерозиготные, – задумчиво ответил англичанин. – А на деле, один даже не прототип другого. Но что-то общее есть…

– Адронный коллайдер построили на Земле. Почему монополия на двигатель принадлежит джамрану?

– Коллайдер-то построили земляне, а двигатель изобрели джамрану. Причём, независимо друг от друга.

– Это как?

– Элементарно. Джамрану создали похожую штуку – «ускоритель частиц», задолго до того, как… В общем, давно. Только не на родной планете, а на безжизненном планетоиде. Видишь ли, в чём-то они умнее землян…

– Признанный факт. А дальше?

– Дальше… Они его запустили…

Грегори замолчал, привычно закусив губу. Евгения дёрнула его за рукав.

– И?

– Ну, короче, запустили. Вместе с планетоидом. Поначалу не сообразили… Пока не отметили расположение звёзд.

– В смысле? То есть…

– Да-да. Планетоид оказался за тысячу световых лет от первоначального месторасположения…

– Ты хочешь сказать, что он переместился?

– Произошёл квантовый скачок. Разгон частиц спровоцировал резкий переход количества в качество… Хорошо, что планетоид был крошечным – чуть меньше нашей Луны. Все остались живы.

– Ничего себе!

– То-то и оно… Так и создали адронный двигатель.

– Прямо, как есть, взяли и установили на звездолёты?

– Ага, – Грегори вздохнул. – И экспериментальный корабль… Бац! И разорвало. Хорошо, им управлял робот. Потом идею доработали, кое-что изменили, совместили, подкорректировали и научились рассчитывать координаты скачка. Чтобы не сигать куда попало и… Опля! Вот тебе и суперскоростной двигатель.

– Почему бы нам сразу к Земле не прыгнуть? Тащимся как улитки!

– Вблизи от космического тела разгоняться нельзя. Сильные искривления пространства из-за гравитации. А много раз подряд «скакать» – мощности не хватит или материя не выдержит. Корабль накапливает энергию, пока движется на импульсе, для следующего скачка… Это не прыжок в буквальном понимании, а квантовый скачок – переход из одного состояния в другое. Пространство как бы само двигается к нам. Время и пространство сжимаются и…

– Не надо! А то у меня развивается космическая болезнь…

Женя метнулась к пищеблоку и выбрала стакан лимонного сока. Кислого-прекислого. Вернулась в шезлонг и уставилась на созвездия. Они такие неподвижные... Запись. Иллюзия. Экран создавал видимость межзвёздного перелёта... Голова перестала кружиться.

– Представь себе, некоторые думают, что это настоящее, – шепнул Грегори, потянувшись к ней со своего шезлонга и кивая на группку землян неподалёку.

Шумная компашка по соседству резалась в покер. Парни дружно гоготали после очередного хода. Девушки кокетливо улыбались и деланно возмущались, бегая в буфет за пивом…. Ничего не изменилось!

– А сколько на «Шторме» от Ролдона до Земли?

Когда Женька три месяца назад очутилась на корабле синегарцев, они стояли на заправочной станции далеко от Солнечной системы.

– Недели три…. Многое зависит не только от двигателя, но и от самого пространства и проходимости звездолёта. Напрямую – быстрее. Но чаще приходится огибать космические объекты.

– А шакренские корабли? Они тоже пользуются технологиями джамрану?

– Зачем? У них – свои. Не менее эффективные, чем у джамрану. Но для земных кораблей не подходят. Несовместимость корпуса с двигателем.

– Да?

– Вот представь. Если на «Шторме» установить двигатель «звёздного дракона», то корабль даже не развалиться, а превратится в пыль.

– И представлять не хочу.

Женька опять сбегала за соком. На этот раз за апельсиновым – для себя и Грегори. Запоздало она вспомнила, что всегда боялась летать на самолётах. Почему же ей не было страшно на «Шторме», «еже» и «драконе»? Всё проклятые ассоциации… А на потолке уже витал пояс Ориона…

– Вздор! – возмутилась Женька. – За дураков нас держат?!.. Надеюсь, хотя бы звездолёт не развалится.

– Не бойся, – ответил Грегори. – Земные и джамранские технологии вполне совместимы…

Женьке слово «вполне» не понравилось…. А потом она освоилась. На лайнере работали игровые залы, спортзал, бассейн, дендрарий, библиотека, ресторан и много чего другого. И самое главное – они долетели!

Сперва на звездолёт не напали космические пираты (надо было видеть, как хохотал Грегори, когда она это озвучила).

– Космические пираты – выдумки, Женечка. Только в книжках и бывают.

Потом их не засосало в космическую воронку и не затянуло в чёрную дыру. А затем они не врезались в Луну.

Посадочные шаттлы благополучно приземлились на космодроме в Австралийской пустыне. И вот тут на Женю обрушился целый шквал сюрпризов, покруче чёрной дыры…

Первое! Теперь в любую точку земного шара можно было долететь или доехать за считанные минуты.

Второе… Мосты! Все материки, – а теперь их стало восемь, – соединялись мостами.

– ??????!!!!!!

Когда к Евгении вернулся дар речи, она едва сумела выдавить из себя:

– Мосты? Через океаны? Немыслимо…

– Почему? – удивился Грегори.

– А подвижки, а…

– В том то и дело, что именно мосты и держат Землю.

– Как?

– Понимаешь… Катаклизмы, катастрофы, землетрясения… Материки принялись активно смещаться. Возникло много геосинклинальных складок. Евразия просто раскололась. Теперь между Европой и Азией пролив… Из-за этого появился Азиатско-китайский союз… В конце двадцать первого века такое началось! Ещё пару десятков лет, и всем маячил кирдык… Если бы учёные за это не взялись…

– Но, по логике вещей, мосты всё равно бы рушились.

– Корректирующие соединения… Не спрашивай. Я в этом ничего не понимаю. Почитай-ка сама. Чем ты занималась столько времени?

– Будто не знаешь!

Женя прилипла к окну воздушного трамвайчика. Современная архитектура впечатляла. Сферические здания, парящие над землёй, витые небоскрёбы и небоскрёбы с куполами… Бесконечные транспортные тоннели, словно американо-русские горки… Подвесные дороги… Летучие газоны…

Всё это проносилось за окном.

Великобритания не потонула, как предсказывали в двадцать первом веке, а, наоборот, увеличилась, соединилась с материком и обзавелась N-ным количеством новых островов… Женька разумеется читала об этом в гала-справочнике. Но читать – одно, а узреть воочию – совершенно другое.

Но в самое сердце её поразил искусственный спутник, болтающийся в небе наряду с Луной. Отлично видимый днём в ясную погоду, он напоминал гипертрофированную молекулярную решётку…

– Это чтобы Луна не ушла с орбиты, – пояснил Грегори.

– А что? Уже пыталась? – в ужасе прошептала Женя.

– Ну да… Начала удаляться. Спутник её удерживает дополнительным притяжением. А то, если улетит, нарушится океанический баланс.

– Да уж…                                                                  

Когда они сошли на берег туманного Альбиона, Женю шатало и лихорадило от впечатлений. Но самое шокирующее, как ни странно, было ещё впереди…

Она познакомилась с потомками и будущими родственниками. Грегори привёз Евгению в загородное поместье бабушки Энн в южном Уэльсе. Как раз намечался очередной сбор по случаю семейного торжества. Грегори представил Женю как «дочку дядюшки Джека». Родственники отнеслись к этому нормально и почти равнодушно.

«Странно», – подумала Женька.

Улучив момент между кебабом и пудингом тёти Мэри, она утащила Грега за клумбу с нарциссами и зашипела:

– Какой такой «дядя Джек»?

– А тебе зачем?                                                 

– Так он же вроде мой папашка? Не? Вдруг заявится! Или кто-то поинтересуется его здоровьем... А я ни сном, ни духом.

Грегори хмыкнул.

– Не парься. Не спросят. Но дядюшка жив и здоров, если тебя это так волнует. Э… Видишь ли, у дяди Джека особая репутация. Он рассекает космические просторы, не сидит на месте, и на каждой планете у него по жене или любовнице. Поэтому ничего удивительного, что о тебе никто не знал до сих пор. Вероятно, и сам Джек не в курсе, что у него такая взрослая и симпатичная дочь, – Грегори широко улыбнулся.

– Ну, спасибо тебе! А что я буду делать, если он вдруг объявится? Что я ему скажу?

– Здравствуй, папа!

– Я… Тебя…

– Он обрадуется. Сама убедишься…

Женька не успела придушить Грегори. Из особняка с криком выбежала какая-то девчушка, по словам Грега – двоюродная племянница.

Оказалось, бабушка Энн «срочно хочет видеть дочку дорогого Джека…». Женька не сразу сообразила, что это про неё.

– Я провожу, – вызвался Грегори и повёл Женьку по усыпанным щебнем дорожкам мимо грядок с луком-пореем.

                                                                       

В саду росло множество розовых кустов, клумбы пестрели львиными зевами, цинниями, цинерариями и ещё какими-то цветочками. В неожиданных местах затаились прудики. Лужайки обрамляли фигурные изгороди. Подстриженные газоны упирались в буйные заросли. Под растительными арками били фонтанчики с изваяниями лошадей и собак. А вокруг – живописно раскачивался дельфиниум… Типичный английский садик – естественность, гармония и ассиметрия на одном клочке земли…

– Энн – наша прабабушка, – рассказывал по дороге Грегори. – Самая старшая в семье. Долгожительница… Почти не выходит из дома.

Англичанин довёл Женьку до крыльца.    

– Через холл по коридору направо. Первый этаж, за библиотекой… Вряд ли бабуля захочет и со мной поздороваться…

Женя оробела, ступив в прохладу дома, туда, где её не должно было быть. Стараясь не шуметь, прошмыгнула по коридору тихо, как мышка, мимо семейных портретов и дорогих ваз, взялась за фигурную ручку…

– Кто там?.. Заходи, деточка.

Прабабушка Энн – сморщенная, седая, но ещё бодрая старушка, обняла её и с порога защебетала о том, как она «любит мерзавца Джека, и рада познакомиться с его дочуркой…».

– Сыновья, увы, такие же сумасброды и авантюристы, как и отец.

Тут Женька и впрямь уверовала, что она дочь этого таинственного Джека, или он её пра-пра- внук.

Бабушка Энн усадила её за столик, налила чаю, предложила мармелад, сэндвичи и кексы. И наружу полезли воспоминания. В ход пошли семейные фотографии, голограммы и секреты. В конце концов, бабуля с таинственным видом прошаркала к старинному комоду и достала оттуда увесистую шкатулку.

– Сейчас кое-что покажу…

И как-то чересчур внимательно посмотрев на Женю, вытащила из шкатулки старый альбом с фотографиями.

– Открой.

Евгения затаила дыхание. Таких уже, наверное, века два не выпускали.

– Он такой древний, – хихикнула бабушка в ответ на её замешательство. – Как я…

– Ну что вы, бабуля.

Женя улыбнулась и деревенеющими пальцами взялась за пластиковую страницу.

– Пришлось ламинировать, – объяснила Энн. – Картон крошился.

Фотографий было немного. Все давнишние. Поблёкшие от времени… Евгения словно прикоснулась к прошлому, к живой истории в картинках. Она листала, читала подписи…

– А эти уже восстановлены на фотофаксе, – с гордостью добавила бабушка.

«Дорогой маме, из Лондона, с любовью… – прочитала Женя под портретом темноволосого мужчины… – От Андрея».

И год…

Здесь ему двадцать восемь. Евгения мысленно поблагодарила бабушку Энн за подарок, который та, сама не зная, преподнесла ей.

Женя погладила фотографию и, боясь разреветься, перевернула страницу… Со следующей на неё смотрел… Талех?! Женька едва не завизжала и не отшвырнула альбом. Еле сдержалась, успокоилась, взяла себя в руки… И лишь тогда рассмотрела, что это не фото, а рисунок.

– Кто это? – хрипло спросила она.

– Это? – Энн засмеялась. – «Незнакомец из снов». Наша художница Джен постаралась…. Есть одно семейное предание.

– Какое? – Женя с трудом узнала собственный голос.

– Загадочный мужчина приходит во сне к женщинам нашей семьи… Всегда один и тот же… Необычный, правда? Джен специально училась рисовать, чтобы изобразить его.

– У неё хорошо получилось, – пробормотала Женя.

– Что ты сказала?

– Вам он тоже снился?

– А как же?! Перед замужеством. А Джене, говорят, часто снился до самой смерти, и её матери, и прабабке, скажу по секрету, тоже. Эту историю я слышала от своей матери. На мне эти видения и закончились… Если тебе он не снится...

– А кто такая Джен? – спросила Женя, резко меняя тему разговора.

– Внучка того эмигранта, из России… Андрея Казанцева. Его фотографию ты только что разглядывала… И вот же она – Джен, – бабуля перевернула несколько страниц. – Ты на неё похожа. Вылитая.

На Женьку смотрели её собственные глаза. Знакомый прищур, а нос, губы, чёлка… Всё, как у её сына…

К горлу подступили слёзы, и Евгения отвернулась к окну… Подъездная аллея, тисовая роща…Проклятые воспоминания! Зачем?..

– Простите, а где тут…

– Туалет, дорогуша? Вон та дверь…

– Спасибо…

У Женьки тряслись руки, пока она закрывала вертушку. Прижалась лбом к полотенцам на вешалке и заплакала… Почему? Что это? Неужели генетическая память? Будущее не прошло бесследно и напомнило о себе таким образом. Другая Женя пережила то же самое. Была с Талехом, но забыла его. Забыла умом, но не сердцем. Её ДНК помнила, храня в себе частицы генома Талеха столько лет… Поколениями воплощая его во снах. Каково это?

Евгения вдруг представила, что это случилось с ней... Горло вновь сдавило от рыданий и дрогнуло сердце … Временной телепортатор дмерхов не раздвоил её, а разорвал на две половинки. Каждая из них жила отдельно – в прошлом и в будущем, тоскуя об украденной жизни, о несбывшемся… Одна во сне, другая наяву…

Хватит! Женя вытерла слёзы, умылась и посмотрела в зеркало. И увидела там своё настоящее… 

3 комментария

Надо бы робота немного подучить… Чуть позже
09.05.2016 23:14
Вообще ощущение, будто читает иностранец))) не знала, что их можно учить))
Ага, у меня тоже такое впечатление )) Можно, но они такие… В общем, я долго билась, чтобы научить андроида Николашу правильно ставить ударение в слове эколаборатория… В итоге, пришлось слово на части разбить, но всё-равно не совсем то. А некоторые ударения не хочет правильно ставить, хоть тресни! Я просто махнула рукой. Наверное, надо включить диктофон и озвучивать самой )) Учитывая, что на всех аудиозаписях голосок у меня такой… детский… Шоу получится то ещё!