Рубрикатор

Полосатые Галактики (фрагмент)

Полосатые Галактики (фрагмент)
Слушать аудио:

Легенды космоса-2: Большое космическое путешествие

Обложка от Alen Laska

Аннотация:

Люди сталкиваются подобно галактикам, и это влечёт за собой Большой взрыв. А что происходит в результате Большого Взрыва... Большое космическое путешествие! По воле обстоятельств беглецы путешествуют на звездолёте с неведомым Зверем внутри. Угонщик и контрабандист, за которым охотится полгалактики. Сирота, не верящая в гибель родителей. И воин, потерявший родину тысячу лет назад. У каждого своя цель, но их связывает необходимость спасти галактику от агрессивной туманности, хищного космического спрута и звёздного соседа-агрессора. В скитаниях по вселенной команда постепенно разрастается, встречает попутчиков и... В галактику Тигра летят уже два звездолёта, два экипажа и два капитана!

 Внимание! Озвучивал андроид!


ПОЛОСАТЫЕ ГАЛАКТИКИ

 

– Жизнь – она полосатая, – однажды изрекла мудрая Зебра.

– И смерть тоже, – облизываясь, добавил Тигр.

 

Одним прекрасным утром на узкой лесной дорожке встретились Астроном и Предсказатель.

– Какие новости? – полюбопытствовал Предсказатель. – Чего разглядел в свой телескоп?

– Вероятно, галактика Зебры вскоре столкнётся с галактикой Тигра, – ответил Астроном.

– И?

– Полагаю, Тигр сожрёт Зебру.

– Вот! – воскликнул Предсказатель. – Именно это я видел в стеклянном шаре!.. А мне никто не поверил.

– Мне тоже, – вздохнул Астроном.

Каждый ушёл своей дорогой. Предсказатель – готовиться к неизбежному. Астроном – думать, как предотвратить столкновение.

 

Вы ещё здесь? Тогда садитесь поудобней. Мы отправляемся в долгое космическое путешествие, чтобы заодно выяснить, кто прав: Тигр или Зебра, Предсказатель или Астроном. Или найти свою правду.

А начинается наша история…

 

В галактике Зебры

Часть первая.

 

Вместо пролога

 

«Ничего себе начинается неделька!» – сказал утром в понедельник, приговорённый к казни.

 

Контрабандист

 

– Итак, подсудимый. Вы признаёте, что поставляли секретную информацию Альянсу? Угоняли звездолёты и сбывали их на чёрном рынке без опознавательных знаков?

– Глупый вопрос…

– Высшим Галактическим Судом Лиги Девяти Созвездий Гэбриэл Гларк приговаривается к пяти годам каторги на спутнике Кобта-205 в системе хвоста Дросслейн, с последующей смертью через распыление на удобрения для аграрных планет.      

Гэбриэл скривился от отвращения. Учитывая обстоятельства, приговор мог быть и покороче.

«Ну что за придурки!»

– Ваше последнее слово!

– В каком смысле?

– У вас есть, что сказать Суду? Напоследок.

– Есть, но это будет не последнее, что я могу сказать.

Гэбриэл сидел на крошечной платформе, закреплённой на металлической ноге высоко над центром стадиона. Одно неловкое движение, и ты – лепёшка. Это гипотетически. Всё равно электронные кандалы не позволили бы упасть. Судьи парили в воздухе на трибуне-шлюпке. Трус-адвокат с бегающими глазками, бесспорно запуганный оппонентами – чуть ниже, на такой же, только поменьше. Публичный обвинитель – на другой платформе за спиной Гэбриэла, повыше и за силовым полём.

«Вот Жлоб!»

Верхние ряды занимали почётные зрители. Нижние – все, кому не лень или те, кому повезло купить билеты. Суд любил устраивать шоу. Огромные экраны, встроенные в купол, транслировали процесс на всю галактику.

– Вам дали последнее слово. Не тратьте наше время, – сурово повторил верховный судья – квадратный мужик в парике и мантии.

«Что за маскарад? – думал Гэбриэл, разглядывая его.

Он поднялся, хотел гордо выпрямиться, но мешали кандалы. Хотя роста он был среднего – пришлось стоять на полусогнутых. Всё что удалось мужчине, это максимально задрать подбородок.

– Приговоренный, ваше последнее слово, – раздражённо повторил судья, явно торопясь на обед.

– Мошенники! – нагло заявил Гэбриэл на всю галактику.

Судьи опешили. Верхние ряды замерли в предвкушении, а нижние заорали и заулюлюкали. Высокочастотный гудок, режущий слух, заставил всех замолчать.

– Подсудимый! – заверещал судья.

Гэбриэл усмехнулся.

«Так, больше не приговорённый. Уже кое-что».

– Вы – обманщики, господин судья, если так понятнее, – с удовольствием повторил Гэбриэл, будто не замечая ошалелых глаз и мельтешащих лапок адвоката. Тот подсказывал, что надо быстрее раскаяться и публично извиниться. Подсудимый и бровью не повёл.

– А Вы – главный жулик, господин судья! Второй приговор – профанация. В шахтах Кобта никто не выживает. Я и года там не протяну. Распылять будет нечего, а суд обогатится на ставках.

Зрители одобрительно зашумели. Шум нарастал. Пока гудок не заглушил крики и не заставил людей умолкнуть, зажав уши. Красный от злости судья ударил молотком по металлическому гонгу со звукоусилителем.

Гэбриэл знал, что за этим последует. Сел с чувством выполненного долга и кивнул.

– Продолжайте, судья.

По рядам пробежал взволнованный шёпот.

– Согласно закону пятью пять двадцать пять по статье шестьсот двадцать пять за нанесение умышленного оскорбления суду, судья имеет право изменить наказание. Предупреждаю, оно будет суровым.

– Не сомневаюсь, – усмехнулся Гэбриэл.

– Суд удаляется на совещание!

Трибуна облеклась силовым куполом. Гэбриэл беззаботно насвистывал, пока адвокат покрывался белыми пятнами и нервно чистил шёрстку. Рогатый прокурор выбивал ногой чечётку, торжествующе оскалив все семьдесят два зуба… Атмосфера среди зрителей накалялась. Зрители мучительно гадали, что за кара ждёт лихого галактического разбойника и угонщика по имени Гэбриэл Гларк.

Судьи вернулись, когда все уже изнывали от нетерпения и пили разносимые роботами напитки галлонами. Подсудимого спросили, чисто формально:

– Вы признайте, что это недоразумение и готовы покаяться?

– Ещё чего! – ухмыльнулся он.

– Итак… Суд назначил преступнику Гэбриэлу Гларку высшую меру наказания…

Зрители пищали и свистели, орали и щёлкали от восторга.

– Гэбриэл Гларк приговаривается к гладиаторским боям с яврозаврами на арене Белбрео-765 в системе Продольного Брюха. Приговор будет приведён в исполнение в течение четырёх стандартных планетарных недель и обжалованию не подлежит.

Звонкий удар молотка по гонгу, и стадион взорвался овациями, заглушив на этот раз даже гудок. Народ ревел во всю силу лёгких (или дыхательных труб), дул в пищалки, тайком пронесённые на процесс. Даже солидные чиновники бились в экстазе. Не потому что кто-то ненавидел Гэбриэла Гларка – угонщика и контрабандиста. Просто жители Фломпуса – фломпусяне любили судебные зрелища, делали ставки на приговоры, и на исполнение приговора…

Игра! Рулетка! Лига!

Гэбриэл мог бы выиграть пари, зная, что половина зрителей уже заказали по галактической связи билеты до планеты боёв.

– Ваше слово, приговорённый, – судья торопился, но соблюдал процедуру, чтобы избежать проколов в протоколе.

– Да здравствует галактическое правосудие! – провозгласил Гэбриэл и широко улыбнулся. В конце концов, это же шоу.

Он добился, чего хотел. А экраны показывали его белозубую улыбку всей галактике, и сенсационные репортажи докатились до границ внешнего космоса.

 

Воин

 

Гигантский спрут-пришелец завис над голубой планетой, закрыв солнце. Как во время затмения. Слабые лучи вырывались из-за могучего тела захватчика, даря своему детищу минуты надежды.

Матричный крейсер асаро рванулся с орбиты навстречу врагу. Из раскрытых шлюзов, будто жемчужины из раковины, посыпались биотрансформеры и устремились наперерез спруту. Воины-джамрану готовились к битве, запевая победную песню. Множество голосов зазвучали в эфире. Боевой командир Лео-Дин А-Саро взял нужную тональность и подхватил песню. Красивые сильные голоса даже в вакууме создавали звуковой шторм. Иной раз асаро пением вызывали сингулярность, но не сейчас и не здесь...

Щупальца спрута метнулись, обвиваясь вокруг биотрансформеров и давя обшивку, словно хрупкую скорлупу. Хлестали израненное тело планеты, вызывая бурю. Уцелел ли кто-нибудь внизу, Лео не знал… Громадные присоски захватили диск джамранского крейсера и смяли в гармошку...

В наушниках раздавались предсмертные крики асаро, и лицо командира искажалось от гнева. Звуковая атака не помогала, и началась трансформация. Лео-Дин первый изменил форму, отдавая кораблю последние силы. Презрев боль, зашёлся в победном кличе, когда сверкающая игла вонзилась в упругое тело спрута. Чудовище дрогнуло, взметнуло щупальца и обрушилось на атакующего. Лео оказался проворнее. Резко ушёл вниз, пока другие асаро перешли в наступление. Спрут отдалился, кукожась и дрожа в конвульсиях. Вновь засияло солнце. Тучи кораблей-игл ринулись на врага, переливаясь в свете, отражённом планетой.

– Вперёд! – скомандовал Лео-Дин-А-Саро.

Жгучие искры пронзили шкуру противника. Спрут взвился, завертелся и с поразительной скоростью разметал щупальца. Чернильное нутро взорвалось, заливая корабли, опалив планету и развернув космическую воронку. Последнее, что помнил Лео, перед тем как его затянуло – слепящая вспышка и вой, резью пронзивший мозг… А потом накрыла темнота.

 

Сирота

 

Дорога убегала вдаль среди океана бушующей зелени. С верхнего этажа просматривалась река, жёлтый пляж и каждая лодочка на берегу. Сквознячок ласково шевелил волосы девушки, сидящей на подоконнике. Ветер с гор доносил в раскрытое окно аромат цветущих лип и араний. Луга благоухали пряными травами… 

Добрый и приветливый мир был её домом почти одиннадцать лет. Сестра-близнец родной планеты – Орданеллы. Прошлое всё ещё больно жалило. Словно только вчера, чёрные щупальца падали с неба, впивались в землю, выдирая куски, и оставляя после себя котлованы… Полыхали взрывы, гибли люди. Орданеллу – оплот алактинской науки истерзал и разорвал неведомый захватчик. Камилле тогда исполнилось одиннадцать, но она помнила… Гигантскую тень, нависшую над планетой.

Ни одного военного корабля, кроме патрульного катера, поблизости не оказалось, и помощь не успела. Жителей срочно эвакуировали. Многие гибли, едва взлетев. Тот страшный день отпечатался в памяти до мельчайших подробностей. Родители Камиллы вместе с дочерью кинулись в лабораторию, спешно пытаясь спасти оборудование и записи. Мирные алактинцы – учёные не могли бросить свои изыскания… Подошёл спасательный челнок. Родители впихнули туда Камиллу и пообещали, что отправятся следом на патрульном катере.

«Мы скоро», – это были последние слова отца, а мама поцеловала дочку на прощание. Если бы она знала…

Уже из космоса девочка видела, как планета раскололась на части. Миллионы завопили в предсмертной агонии. Камилла тоже кричала и билась головой о переборку. Она потеряла сознание, и очнулась на военном корабле. На ближайшей станции её определили в галактический приют, с сотнями таких же детей с Орданеллы – бледными, плачущими, испуганными.

Правительство Лиги так и не выяснило, с чем они столкнулись. Неведомый враг скрылся в неизвестном направлении. Пытались обвинить Альянс. Чуть не объявили войну… Тем временем прибывали другие корабли с беженцами. Камилла встречала каждую партию и высматривала маму с папой. Некоторых детей забрали, другие узнали, что стали сиротами. Камилла так и не дождалась родителей, и никто их больше не видел.

Девочка месяц провела в космическом приюте. От прежней жизни осталось лишь имя – Камилла Ренци. И ещё круглая двухстворчатая подвеска на цепочке. Подарок отца. Под крышкой – семейная фотограмма. Камилла с мамой и папой, все трое улыбающиеся и счастливые. Стоило открыть крышку во второй раз, как появлялась странная голограмма. В чёрном шарике два разорванных полукружия, смещённых относительно центра круга. Они сияли и кружились в загадочном танце. Девочка помнила свой разговор с отцом.

– «Что это?»

– «Ключ».

– «А какую дверь он отпирает?»

– «Тебе ещё рано знать, детка…».

Теперь она не узнает никогда.

Камилла не осталась в приюте. За ней прилетел друг отца – исследователь и путешественник, капитан Марк Аверс. Он-то и отвёз Камиллу в пансион для девушек на Сибиле.

 «У меня нет дома и семьи, – объяснил он тогда. – Постоянно мотаюсь по галактике и не могу взять тебя с собой. А здесь тебе будет хорошо».

Дядя Марк исправно платил за её содержание и обучение сибилианам, навещал и присылал подарки. А два года назад заплатил вперёд и отправился в межгалактическую экспедицию… И с тех пор никаких вестей. Воспитательницы по просьбе девушки навели справки и выяснили, что его корабль пропал без вести. Так у Камиллы совсем никого не осталось.

А теперь пришло время проститься с Сибилой – планетой сибилиан. Через несколько месяцев Камилле стукнет двадцать два года – галактическое совершеннолетие. До этого времени наставники пансиона обязаны пристроить воспитанницу туда, где она сможет начать самостоятельную жизнь. Увы, Камилла не проявила выдающихся талантов и тяги к замужеству. Поэтому её определили на фабрику, вместе с подругой Янси и ещё шестью девушками...

– Камилла, детка, – ласковый голос вывел её из задумчивости.

Девушка спрыгнула с подоконника.

– Пора собираться.

Карие глаза воспитательницы светились печалью и сочувствием. Добрая матушка Квисса… Сибилианка покачала пушистой головой в белоснежном чепце. Поправила сбившийся набок передник воспитанницы. Это лишний раз напомнило Камилле, что скоро она сменит кружевные рюши на невзрачную робу фабричной работницы. На фабрику ей совсем не хотелось.

– Да, матушка…

Квисса растянула серые губы в улыбке, отчего бархатная шёрстка на щеках сморщилась. Погладила девушку по руке мягкой лапкой.

– Я буду скучать, Камилла. А ты не грусти. Такова твоя судьба. Благодари за неё вездесущего духа. Ты побываешь в космосе. Увидишь много интересного. В мире столько удивительного, детка…

– Конечно, матушка, – покорно ответила девушка, хотя не понимала, что на этой фабрике удивительного. И не верила в судьбу.

Потерянная девочка Камилла Ренци…

 

Зверь

 

– Капитан, там! Смотрите!

– Что?

– Что-то огромное по левому борту…

– Дрейфует, кажется…

– Не подаёт признаков жизни.

– Нет стандартных биосигналов!

– Хватайте сетью и тащите в карантин.

– Похоже на космический корабль, – неуверенно предположил инженер, рассматривая изображение на мониторе. – Может быть, проверим?

– Сказано – в карантин, значит, в карантин. Зачем рисковать?

– Не встречал таких…

– Повезёт – за него отвалят торгаши Альянса. А нет – разберём на запчасти и продадим учёным Лиги.

Так неопознанный дрейфующий объект оказался в карантинном секторе станции пересадки второго уровня на орбите планеты Гларк – 3135.

 

Глава 1.

Пересадка  

 

Сибила-3572 обращалась вокруг звезды сильно удалённой от центра галактики, на периферии Зебры. Точнее, в левом заднем Копыте Туманности Ноги – самом дальнем из девяти созвездий Лиги.  Перелёт на станцию пересадки занял целых пятнадцать дней. А ведь звездолёт «Комета-5» относился к классу быстроходных кораблей.

Камилла всю дорогу скучала. С Янси особо не поговоришь. Подруга-интеллектуалка уткнулась в электронную читалку, не прерываясь даже на кормёжку. Камилла приносила пайки в каюту. Янси запихивала еду в рот не глядя, не отрывая глаз от строчек. Однажды Камилла подсунула ей кусок мыла в обёртке. Янси откусила и выплюнула, заметив, что «пирожок чёрствый и вкус у него мыльный». После этого Камилла стала всерьёз опасаться за здоровье подруги.

– Хочешь погибнуть от голода и жажды? – сокрушалась она.

– Угу, – отвечала Янси, продолжая читать.

Камилла утешала себя тем, что от чтения ещё никто не умирал…

Других развлечений здесь не было. В окно не посмотришь. Что можно увидеть внутри сверхскоростного коридора? Только непонятное мелькание. Поэтому Камилла обрадовалась, когда они, наконец, прибыли на пересадочную станцию Гларка-3135. Девушки подхватили сумки с нехитрыми пожитками и вместе с остальными пассажирами проследовали к терминалу.

Янси вытаращив глаза, вертелась по сторонам. Книжная девочка была в неописуемом восторге. Умненькая и любознательная Янси столько всего знала, но мало что видела. Мечтала работать в космосе, а не на фабрике. Но поступить в университет Лиги мешали низкие оценки по ключевым дисциплинам. Слишком часто спорила с учителями.

До следующего рейса было ещё два часа. Сопровождающий выдал будущим работницам галактические ваучи в счёт аванса, чтобы они пообедали в кафе. Девушки как раз доедали десерт, когда счастье улыбнулось Янси. Она даже забыла о яблочном пироге…

– Ой, Милли! – воскликнула Янси, толкнув Камиллу, и та чуть не выронила пирожное. – Смотри!

Кафе располагалось в полукруглом эркере перед эскалаторным узлом. Подруги выбрали его из-за превосходного обзора. Можно было любоваться на космический пейзаж в панорамное окно или наблюдать за людьми, едущими по эскалатору. Из примыкающих коридоров тоже появлялся самый разный народ…

 На площадке между спусками и подъёмами возникло столпотворение. Это и привлекло внимание Янси. В центре эскалаторного узла столкнулись две группы. Никто из них не собирался уступать дорогу. Их окружили зеваки, и тотчас установилась тишина. Янси пискнула и вцепилась в плечо Камиллы.

– Ой! – Камилла поморщилась.

– Да не ойкай… Смот-три… – Янси дрожала от волнения.

С одной стороны проход загораживали трое мужчин в элегантных мундирах с эмблемами Синдиката Мёртвого космоса. Старший из них – серокожий и темноволосый раздвинул губы, обнажая клыки.

– Вампир… – Янси задохнулась от восхищения. Она интересовалась «новой расой» и много знала о ней из книг, фильмов и учебных пособий. Галактическую историю преподавали во всех школах.

Некогда вампиры были обычными алактинцами. Перерождение случилось три тысячи лет назад. К тому времени гуманоиды покорили космос и колонизировали множество планет. Колонисты расселились по всей галактике. В системе Алактинии остались люди, не желающие покидать старый мир. И однажды солнце Алактии вспыхнуло…

Выжили лишь обитатели самой дальней планеты, но за один день изменились. Позже установили, что причиной мутации стала не вспышка, а защитный экран планеты. Так он своеобразно уберёг жителей, погрузив их при этом в летаргический сон. За несколько столетий Алактиния погасла. И когда первые исследователи высадились на планету, мутанты проснулись, почуяв свежую пищу… 

Так возникла новая раса. Вампиры оказались разумными существами и предпочли сосуществовать с потомками алактинцев, потребляя донорскую кровь, а не охотиться. Янси раз двести перечитала знаменитую книгу профессора К. Фельда – «Новая раса». Он был одним из учёных, которые первыми обнаружили вампиров.   

Свет, пропущенный через атмосферу, убивал вампиров, как обычных людей радиация. Зато мутанты прекрасно освоились в мирах без атмосферы. Постепенно вампиры захватили непригодный для органики космос – безжизненные планеты, астероиды, планетоиды. Поделили на сферы влияния целые системы. Так возник Синдикат Мёртвого космоса.

– Ваше величество, – обратился к серокожему его спутник. – Господин Кавари…

И Янси затеребила Камиллу:

– Это же сам Эзран Кавари! Король вампиров…

Но Камилла разглядывала другую группу в необычных скафандрах. Невысокие фигуры в переливчатых оболочках. Длинные плащи с надвинутыми на лица капюшонами. Непроницаемые маски. В руках – чёрные посохи с белыми набалдашниками. То есть, в руках – условно. Их не было видно под широкими рукавами… Дмерхи! Загадочные обитатели ядра галактики…

Камилла читала о них, видела раз в галактических новостях. Никто не бывал на планетах дмерхов. Никто не знал, как они выглядят на самом деле. Через скопление пульсаров и нейтронных звёзд не мог пройти ни один корабль. А сами дмерхи появлялись, когда хотели, в любом месте галактики. И также бесследно исчезали. Учёные пытались найти цивилизацию дмерхов и даже предположили, что они из параллельной вселенной…

Дмерхи молча колыхались на пути у вампиров. Король внезапно поёжился и после секундного колебания отошёл в сторону. Фигуры не спеша затекли на эскалатор.

Сам король вампиров испугался?!... Да кто же они такие?

Янси с трудом перевела дыхание и едва не бросилась к королю за автографом. Камилла удержала подругу, а Кавари и его свита тем временем удалились в сторону посадочного терминала. Очень стремительно, со свойственной вампирам скоростью. От стыда, наверное. Янси разочарованно вздохнула.

– Я на посадку… Ты со мной? – спросила она задумчивую Камиллу.

– А? Да… Нет, погуляю немного по станции.

– Не задерживайся! – Янси оглянулась на бегу и умчалась в надежде догнать вампиров.

Камилла растерянно брела, прижимая к груди сумку, пока не очутилась в зале ожидания с пластиковыми креслами. Кругом сидели или расхаживали в основном алактинцы, несколько сибилиан и рогатые карфаги. Девушка нерешительно остановилась и, задрав голову, глазела на высокий купол станции с множеством ламп и прозрачных ячеек-отсеков под самым потолком…

Потом её прельстили автоматы с едой, напитками, лекарствами и разными полезными мелочами. У Камиллы осталась парочка ваучей. Она разменяла их на монетки и принялась развлекаться, обходя по очереди автоматы. Благополучно обзавелась носками, бальзамом от синяков, тёмными очками, губной помадой, шоколадками. Это для Янси. И так по кругу, пока не наткнулась на чудного паренька. На вид ему было лет четырнадцать, и он тырил мелочь из игровых автоматов. Весьма примечательным способом. Дотрагивался до светового реле, и монетки сыпались в подставленные ладони из отверстий для сдачи и возврата. Его действия могли привлечь робота правопорядка, и Камилла забеспокоилась. Странно, что никто больше этого не замечал. Камилла осторожно приблизилась к парнишке. Тот, уловив чужое присутствие, с улыбкой обернулся.

– Приветик.

– Что ты делаешь? – строго осведомилась она.

Он прищурился в ответ.

– А ты на фабрику?

Девушка удивлённо кивнула. Неужто на лице написано?

– Хочешь работать на фабрике?

Камилла замялась.

– Не то, чтобы очень, но у меня нет выбора.

Он улыбнулся

– Правда? А на самом деле?

– Хочу посмотреть галактику.

– Очень хорошо, – будто в душу заглянул. – Тебя ждёт иная судьба, а не работа на фабрике, Камилла Ренци.

И этот о судьбе! Стоп! Откуда парень узнал её имя?.. Она не успела спросить. Мальчишка неожиданно метнулся к энергетическому щитку и стукнул по нему кулаком.  Станция огласилась воем сирены. Люди подскочили, побросали читалки и стаканчики с лимонадом. Забегали по залу…

– Доминик!

Из дамской комнаты выскочила молодая женщина и схватила подростка за руку.

– Это ты натворил?! Бежим!

И потащила его за рукав к эскалатору. Свет замигал, погас. Резко включилось аварийное освещение.

«Внимание! Просьба сохранять спокойствие и оставаться на своих местах! – предупредил компьютерный голос. – Неисправность устраняется!».

Люди не дослушали, похватали вещи и двинулись к эскалаторам. У переходов образовались заторы… И в этот момент объявили Камиллин рейс. Девушка заметалась среди автоматов как пойманный зверёк. В мигающем свете фиолетовых лампочек она разглядела единственный свободный коридор и юркнула туда. Камилле показалось, что именно он ведёт к терминалу. Снова завыла сирена, и металлические створки за её спиной захлопнулись…

 

Глава 2.

Пленник

 

– Моё! Я первая нашла.

Биим и Киим недовольно переглянулись, но предпочли не перечить дочери управляющего.

– А стукните отцу, продырявлю скафандры, – грозно предупредила Налка.

– Ах, комарик в янтаре! – Дэкса попробовала захлопать в ладоши. В защитных рукавицах выходило комично и напоминало конвульсии.

– Дура! – прикрикнула на сестру Налка. – Это не янтарь, а желе какое-то.

Дэкса надула губки.

Подростки стояли вокруг находки и не знали, что с нею делать, поскольку ещё не определили, что это такое.

– Флаер, – предположила дочь управляющего. Из пятерых она была самая умная. Вернее, самым умным и старшим был Хэрхи, но он почти не разговаривал.

Внутри прозрачной капсулы застыл пилот, погружённый в желтоватую субстанцию, напоминающую холодец. То ли спал, то ли умер…

– Давно ли он здесь? – случайно подумал вслух Хэрхи.

Остальным было плевать. Они хотели поскорее убраться из пещеры.

– Тащите его в вездеход, – решила Налка.

Парни обрадовались и принялись толкать. Разумеется, флаер был тяжёлым. До вездехода путь не близкий. Однако на планетоиде с малой гравитацией предметы делались легче. Да и силовые скафандры позволяли носить тяжести больше собственного веса. Парни управились за полчаса. Налка стояла в сторонке и командовала.

– Придурки! Толкайте сильнее! Э! Не ударьте об стенку. Куда прёшь, идиот! Не видишь, что ли?! Глаза на жопе? Ах, скафандр мешает?! Левее! Правее!..

Юноши пыхтели, потели и отдувались. Для виду. Дэкса хвостиком трусила за старшей сестрой. Она была на четыре года младше, но всюду таскалась за Налкой, если та позволяла. Сегодня – позволила, потому что нужно было… Короче, потому что.

Отец Налки и Дэксы – главный управляющий игорным бизнесом, принадлежащим кронпринцу Эбрумо Кавари. На безжизненном планетоиде вампиры развернули целую сеть казино и сопутствующих заведений: ресторанов, борделей и гостиниц. Не особенно подходящее место для маленьких девочек. Но мама Налки умерла десять лет назад, а отцу было не до воспитания. Он просто баловал дочерей, когда урывал время. Налку вырастили крупье, официантки, проститутки, бармены и учёные из вампирского научного центра. Дэксу растила Налка, по эстафете…

Флаер дотащили, последние несколько метров юзая пузом в пыли планетоида. Втолкнули в грузовой отдел вездехода, задраили люк, включили подачу воздуха. Пока остальные возились со скафандрами, Биим наблюдал за находкой.

– Ёоо! – заорал он.

 – Ёооу! – завопили все вместе, прибежав на крик.

Капсула прямо на глазах разжижалась, сжималась и втягивалась в пилота. Желе стремительно испарялось.

– Чур меня, – прошептала Дэкса. Она увлекалась древними суевериями.

– Это не штучки духов, а какие-то биотехнологии, – возразила Налка присаживаясь и трогая вязкую лужицу. – Фу!

Остатки быстро таяли. И вскоре на полу вездехода лежал только пилот…

– Он мой! – капризно объявила Налка.

Теперь стало ясно, что это – мужчина, гуманоид. Примерно один метр и около девяноста сантиметров ростом. По вычислениям Хэрхи. Очень красивый, но мёртвый. В странной одежде, похожей на дорогой облегающий скафандр или броню. Налка потянулась – рассмотреть необычную причёску и испуганно пискнула. Чуть-чуть, чтобы не потерять авторитета у пацанов. Авторитет перед сестрой её не заботил.

– Что?! – воскликнули сибилианские близнецы Биим и Киим.

– Тихо, придурки, – шикнула на них Налка. – Он пошевелился…

И осторожно наклонилась к пилоту.

– Брок меня дери… Дышит, – шёпотом сообщила она. – Он не умер, а был в каком-то стасисе.

– Определённо, – глубокомысленно подтвердил Хэрхи, почёсывая рог. – Анабиоз.

Пилот действительно шевельнулся. Теперь уже все видели.

– Так, – Налка включила имитацию бурной деятельности. – Возвращаемся в центр. Быстро!

«Центром» она называла жилой купол с примыкающей к нему исследовательской базой.

 – Отдадим его Зигмунду. Пусть разбирается.

Зигмунд был учёным-вампиром и любовником Налки. Выполнял все её желания, за пинтюшку живой крови и регулярный секс. Налке в прошлом году исполнилось восемнадцать, и по законодательству Синдиката она считалась совершеннолетней. А вот до галактического совершеннолетия было ещё далеко. Поэтому и приходилось скрываться от отца. Так далеко его пофигизм не заходил.

Биим и Киим заняли водительские кресла. Хэрхи уселся в уголке – анализировать свою мозговую активность. Дэкса пристроилась за креслом Налки. А Налка развалилась на месте штурмана, как обычно.

Они почти добрались, переваливаясь через горбыли и переползая карьеры. Мимо поблёскивающих валунов и острых глыб, в темноте под яркими звездами. На мёртвом планетоиде царила вечная ночь…

Хэрхи и Дэкса клевали носами. Налка зевала…

– Дреморх! – прозвучало из грузового узла.

Сон мигом улетучился.

– Иди посмотри, – Налка пихнула сестру. Именно для этого, она и бралась.

– Сама иди, – буркнула Дэкса.

Налка насупилась. Пора восстанавливать авторитет.

– Бегом! А то…

Но бежать никуда не пришлось. Находка сама заявилась в кабину... Незнакомец шёл как привидение. Пошатываясь и широко раскрыв светящиеся глаза. Все оцепенели, кроме близняшек. Они управляли вездеходом. Налка заворожено встретила отрешённый взгляд пилота и ойкнула, разглядев зрачки… Будто чёрные звёзды на фоне стальной радужки. Внезапно выражение глаз изменилось – стало жёстким и пугающе целеустремлённым.

– Гвардахж! Эннори риджан асаро…

Всё случилось быстро. Из пальцев незнакомца выскочили длинные иглы и пронзили спинки кресел, проткнув близнецам шеи. Пришпилив словно бабочек в коллекции Хэрхи. Жертвы дёрнулись и безвольно обмякли, бросив управление. Дэкса брякнулась в обморок. Хэрхи вжался в переборку. Налка заверещала. Третий шип из диафрагмы пилота вонзился ей в живот. Она замычала от боли и затрепыхалась.

Неуправляемый вездеход летел в ночи. Нёсся через каменистое плато в пропасть. Подпрыгивал на ухабах… Ещё немного, и они разобьются вдребезги… Незнакомец извлёк иглы, никому не причинив вреда…

Киим перехватил управление и затормозил перед обрывом. Налка икала, бешеными глазами таращась на пилота.

– Чё… чё… чё… – пыталась сказать она.

– Генетическая проба, – бесстрастно объяснил мужчина, вдруг словно опомнился, и ошалело уставился на пейзаж за окном вездехода. – Где я?

И рухнул без сознания, не дождавшись ответа.

– Шок, – предположил Хэрхи. – Не трогайте его. Нам этот вид неизвестен. Предлагаю…

От потрясения юный карфаг сделался необычайно разговорчивым.

– Заткнись! – проорала Налка, насилу очухавшись. Авторитет надо было спасать. Срочно!

– К Зигмунду, живо! Пока не очнулся…

Только под куполом центра подростки ощутили себя в безопасности.

– Стукните папе, – повторила Налка, подняв для устрашения кулак. – По стенке размажу.

Все так и поняли.

Когда находку затащили в лабораторию, у Зигмунда чуть не заклинило клыкастую челюсть.

– Это что ещё такое?

– Тебе. Для опытов, – ляпнула Налка, но увидев садистскую ухмылку на вампирской морде, поспешно добавила. – Я пошутила. Он мой. Бережно с ним обращайся.

Вампир разочарованно сник.

– А для чего он тебе?

– Пока не знаю. Осмотри и определи вид… Э! Вы ещё тут? Быстро отсюда! Это моё дело и Зига.

Она выпроводила приятелей, невзирая на робкие возражения.

– А то скормлю Зигмунду!

Подростков и след простыл. Тормозил лишь Хэрхи. Налка подумала и разрешила карфагу остаться. Всё равно его как будто не существовало, покуда он занимался самоанализом.

Зигмунд сканировал незнакомца, поместив его в поле томографа, а Налка тем временем разглядывала. Стройная мускулистая фигура. Красивое смуглое лицо: гордый профиль, прямой нос, широкие хищные брови, выразительные губы. А причёска… Волосы, выбритые за ушами и над шеей причудливым орнаментом, переплетались выше коричнево-чёрными прядями, образуя на макушке своего рода шлем. Любопытственно…

– Ну как? – спросила Налка, когда вампир закончил сканирование.

– Какая-то генетическая модификация.

– А поконкретнее?

– Неизвестные биотехнологии, намного превосходящие всё, что я знаю.

– Тоже мне! Объяснил, – Налка фыркнула. – Кто он?

– Вот очнётся, и спросишь, – огрызнулся Зиг.

– Э-э! Не зарывайся!.. А этот… очнётся?

– Конечно. Давно бы очухался, но я вколол ему зеброву дозу антифитрина. Сутки проваляется без сознания.

– Знаю!  – озарило Налку.

– Что? – насторожился Зиг.

Учитывая взбалмошный характер девчонки, ничего хорошего ждать не приходилось.

– Я щас!

Налка убежала и вскоре вернулась с коробочкой.

– Что это? – подозрительно спросил вампир.

– Приворотная капсула. Прикупила у девчонок с Ведьмии-2004. Вот и проверим.

– Ты же говорила, что не будешь ставить на нём опытов.

– Это ты не будешь.

– Ладно, – вздохнул Зигмунд. – Что надо делать?

– Тут написано, – Налка извлекла бирку с инструкцией, – что надо «поместить в капсулу генетический материал объекта»… То есть, меня… «И внедрить её в сердце субъекта»… Его… Если верить написанному, субъект очнётся, увидит меня и влюбится без памяти.

– Зачем тебе это? – ухмыльнулся Зиг.

– Для коллекции. Вампир уже есть. Будет ещё генетический красавчик.

Зигмунд оскалился.

– Да пошутила я… По-шу-ти-ла, – Налка захихикала, мазнула пальчиком по клыкам и томно прошептала: 

– Сегодня – у меня в будуаре, мой принц ночи.

Он сглотнул.

– Давай. Сюда. Капсулу.

– Может и не подействует, – Налка кокетливо повела плечиками. – Контрабандный товар.

Зиги косился на неё, давясь слюной, и фантазируя... Налка была маленькой рыжеватой блондинкой с круглыми наивными глазками и пуговичным курносиком. Такие девочки обычно нравились вампирам. Примерно раза два в неделю.

– Поторопись, – велела Налка, выдирая у себя пару волосинок. – Подойдёт?

– А кровь из вены лучше, – намекнул вампир.

– Обойдёшься, – отрезала вертихвостка. – Я боюсь иголок. До вечера потерпишь.

– А если…

– Смотри у меня! Завтра проверю.

И сверкнув бёдрами в полосатых колготках из-под юбчонки в горошек, она игриво улыбнулась и увела за собой Хэрхи, словно телёнка.

 

Глава 3.

Беглецы

 

«Вы находитесь в карантинной зоне! – настырно гундосил автоматический голос. – Немедленно покиньте…».

Камилла и так поняла, что ошиблась. И без этого противного напоминания. Коридор тянулся бесконечной мигающей полосой, то расширяясь, то сужаясь. Множество одинаковых дверей по бокам, словно дразнили. Камилла тщётно силилась их открыть – всё было заперто. Неужели она ходила по кругу…

«Следуйте к выходу…».

– Да я бы рада! – воскликнула девушка. – Но где тут выход?

«Духи! Я уже с компьютером разговариваю».

 В смятении остановилась посреди коридора и, приглядевшись, заметила чуть подальше узкое ответвление. Поколебавшись, нырнула туда и оказалась в тупике, а позади вновь опустилась переборка…

– Спасите! – закричала Камилла и забарабанила кулаками по намертво сомкнутым створкам.

– Ты чего орёшь?

Камилла подпрыгнула от неожиданности и в прыжке обернулась. Перед ней стоял мужчина. В неверном свете аварийных ламп его лицо искажалось и колебалось… Откуда он взялся? Среди глухих стен. Если только… Она инстинктивно глянула на потолок и всё поняла. В потолке зияла дыра технического люка.

– Ой, ты кто? – испугалась она.

– Неважно… А ты что здесь делаешь?

Черты искажались в мигании ламп, но хотя бы голос у него приятный.

– Заблудилась… А что происходит? – спросила Камилла. Наверное, он рабочий-ремонтник. Только они лазают по трубам и люкам…

– Не знаю, – ответил незнакомец. – Но я ни при чём. Была такая мысль, но в мои планы это не входило…

«Немедленно покиньте отсек! – прорезался электронный голос, так надоевший Камилле. – Разгерметизация карантинной зоны!»

– Минут через двадцать, – добавил мужчина. – Надо быстро.

Девушка и пикнуть не успела, как он подхватил её за талию и легко закинул в люк вместе с сумкой. Камилла поздновато сообразила, что к чему, и едва не выпала обратно. В последний момент ухватилась за скобу. Навалилась животом на самый край, и, отчаянно дрыгая ногами, скребла другой рукой гладкую стенку, пытаясь закрепиться...

– Ноги!

Спаситель ухватил Камиллу за щиколотки, пропихнул в трубу и влез следом.

Ловко он это проделал!..

Девушка беспомощно распласталась, как медуза на берегу, и подула на пальцы. Хорошо, что ногти не отрастила. Камилла осмотрелась. В трубе горел ровный беловатый свет. Зато отовсюду гудело. Противный голос снова известил о скорой разгерметизации…

– Поднимайся! – крикнул мужчина, проползая вперёд. Обернулся и протянул руку, помогая подняться… Так Камилла узнала, что по трубам лазят не только ремонтники, но и беглые преступники. На его запястье красовался браслет от электронных кандалов. Прямо как в криминальном видео…

– Чего застыла?! Пошли, говорю!

Как? Разве что на четвереньках. Она приняла соответствующую позу, перекинув сумку через плечо. Он удовлетворённо кивнул.

– Ползи за мной.

И двинулся вперёд, поясняя на ходу.

– Труба ведёт к аварийному выходу! Не отставай!

Из-за гула Камилла еле разобрала слова.

«Разгерметизация…»

Она изо всех сил перебирала ладонями и обдирала коленки. Но всё равно не поспевала. Мужчина полз слишком быстро. Да и неудобно передвигаться на четвереньках с сумкой наперевес… Девушка попыталась забросить её за спину. Теперь сумка постоянно съезжала и била по ноге.

«Интересно, за что его судили? Надеюсь, не за изнасилование? Ой! О чём я только думаю!.. А почему он мне помогает? Вдруг, это маньяк-убийца?! Заведёт в тёмную подворотню и прирежет…»…

 Они с Янси тайком от наставниц смотрели такие фильмы…

«Ой!»

Свет замигал, погас… И снова включился…

«Где он?»

Камилла очутилась перед развилкой и в замешательстве остановилась. Трубы здесь искривлялись, образуя поворот... В какую сторону уполз преступник?

Она заметалась туда-сюда…

Что же делать?

– Ау! Подождите!

Никакого ответа. Не услышал!

«Разгерметизация начнётся…»

Это подстегнуло Камиллу, и она рванула направо. Проползла немного, и свет опять заморгал… От волнения она не заметила другой люк и свалилась туда, поймав раззяву… Шлёпнулась на что-то мягкое… Мешки! И снова оказалась в мерцающем коридоре. Залезть обратно не получилось. Камилла побежала дальше и упёрлась в очередную дверь. На этот раз створки разъехались. Она шагнула и попала в тамбур с эластичными стенами… Хотела повернуть назад, но впереди открылся овальный люк и вспыхнул свет… Что-то сияло в конце короткого тоннеля… Камилла судорожно стиснула ремень сумки, приблизилась бочком, подкралась с опаской и любопытством, дотронулась до светящейся перепонки… Перепонка завибрировала, и с чмоканьем образовала ровное отверстие ростом с Камиллу, словно приглашая войти…

«Разгерметизация через пять…»

«А, была, не была! Назад пути нет. А там, может статься, и безопасно».

Камилла пролезла в отверстие. Перепонка сразу затянулась и засияла. Девушка очутилась в помещении не похожем на станционные отсеки. Здесь не было стандартных переборок и перекрытий. Камиллу со всех сторон окружали светящиеся соты. Под ногами пружинило белое ноздреватое покрытие.

«Замучаешься драить полы», – по привычке подумала девушка, но тут же опомнилась. Она больше не в пансионе, где воспитанницы сами убирали и мыли комнаты.

Камилла глянула вверх. Наверху тоже светились соты. Внезапно одна ячейка почернела, и на Камиллу уставился… Глаз! Настоящее глазное яблоко с круглым зрачком и сеточкой голубых прожилок…

– Ааааа!

Глаз моментально исчез. Зато появился голос и спросил:

– Кто здесь?

Вопрос подействовал неожиданно успокаивающе.

– Я, – сдавленно пискнула Камилла.

– Громче!

– Я! – Камилла вертела головой, пытаясь определить, откуда доносится звук. Не глаз же разговаривал, в самом деле… Глаза сами по себе не говорят, а рот так и не появился. Или рты не возникают без глаз?

– Ты – не капитан, – констатировал голос, после непродолжительного молчания.

«Я схожу с ума», – решила Камилла, потому что поняла, что он в её голове.

– Мне нужен капитан!

«Не-ет, я не рехнулась. Это какой-то телепатический контакт. Как в книжках у Янси…».

Полезно иметь читающую подругу!

– Кто ты? – потребовал ответа неведомый контактёр. – Если не капитан…

– А кто ты? – откликнулась она, скорее от страха, чем из любопытства.

– Я – энергия корабля! Сила, дающая жизнь и ускоряющая путь! Я – штурман, определяющий направление. Но мне нужен капитан, чтобы задать координаты и всем управлять…

– А-а… Так ты – пилот?

– Какой я тебе пилот?! – голос терял терпение.

– Значит, звездолёт, – с удивлением заключила девушка. – Никогда не видала говорящих кораблей…

Впрочем, она видела не так много кораблей, чтобы судить.

– Никакой я не звездолёт! – голос прозвучал обиженно. – Я – двигатель. Корабль – рукотворный, а я живой. Это большая разница. И без меня он никуда не полетит.

– Тогда… У тебя есть имя?

Нечто или некто задумалось, помолчало немного и ответило:

– Называй меня Зверь. Так правильней.

– Зверь, а где твой капитан?

– Не знаю. Чтобы жить, я иногда должен спать. Так я заправляюсь… Когда я проснулся, капитана уже не было…

– А если найти другого капитана?

– Не-ет!

Камиллина голова чуть не взорвалась от рёва.

– Только мой капитан! Он победил в честной битве. Я служу лишь ему.

– Ладно-ладно, только успокойся, – чутьё подсказывало Камилле, что Зверь тоже растерян и не тронет её.

– Что-то удерживает меня… Ты не знаешь?

– Э-э… – девушка напрягла память и мысленно поблагодарила Янси, которая любила с упоением зачитывать вслух скучные отрывки об устройстве космических станций.  – Кажется, тебя держит стыковочный шлюз.

– Я хочу освободиться и найти своего капитана!

– А ты сможешь это сделать без него?

– Если буду знать координаты. Ты знаешь координаты?

– Нет… – Камилла пожалела, что зевала на уроках навигации. Хотя, мало кто из девочек понимал, зачем им вообще преподавали этот предмет. Кроме Янси…

Камилла внезапно осознала, что опоздала на свой рейс. Вот ужас-то! Что теперь делать? А с другой стороны…

– У корабля есть блок аварийного управления и автопилот, – сообщил Зверь. – Любой справится. Но сначала я должен освободиться…

Всё вокруг задрожало, пол закачался… Камилла едва успела броситься на пол, чтобы её не занесло и не впечатало в соты. Она вцепилась в ноздреватую дорожку, которая тоже ходила ходуном… Толчок! Ещё толчок… Корабль мотало из стороны в сторону. Рывок!.. И они куда-то поплыли…

– Я оторвал половину шлюза, – виновато констатировал Зверь. – И, кажется, разворотил отсек…

Камилла поднялась и отряхнулась, слегка пошатываясь.

– Мы отделились. Иди в рубку и… Я вспомнил! Там есть координатная сеть. Последние координаты вводил капитан, перед тем как… Иди и запусти их.

– Куда идти? – пролепетала она.

– Прямо. Я покажу.

Камилла двинулась по белой дорожке, прижимая к груди сумку и гадая о назначении сот. Не успела додумать, как уткнулась в прозрачный цилиндр. Он повернулся и стал кабиной.

– Это сквозной лифт, – пояснил Зверь. – Заходи!

Цилиндр доставил её наверх – прямо в рубку. Камилла вышла из лифта и обомлела. Перед глазами развернулся огромный экран с величественной панорамой. Покачиваясь в черноте на фоне лучистых звёзд, мерцала огнями станция пересадки. Вернее, это корабль покачивался, разворачиваясь и удаляясь от станции задним ходом. Сбоку выплывала красноватая планета в розоватом нимбе, постепенно разрастаясь на пол экрана... Гларк-3135.

– Теперь нужно полностью развернуться и проложить курс, – пояснил «дух корабля», так его нарекла Камилла. Сказывалось воспитание сибилиан.

– Эй, как тебя!? – позвал Зверь.

Камилла не ответила. Она не сводила глаз с панорамы.

«Я на говорящем звездолёте! Совершенно одна!»

– У тебя нет имени?

– Есть… Камилла… Ренци…

Потрясённая девушка двигалась, будто во сне.

– Камилла, подойди к пульту… Не туда! Он прямо и справа от тебя. Это навигационная установка. Нажми вот эту панель… Так… Теперь смотри…

«Что это?»

– Эй! Ты чего? Уснула?

Нет, Камилла не спала, хотя и сомневалась в реальности происходящего. Открыв рот, девушка уставилась прямо перед собой. От станции отделился объект. Быстро приблизился и распластался на обзорном экране. Руки, ноги, голова… Лицо! Человек!? Мужчина!.. Широко открытые глаза смотрели на Камиллу с той стороны. Он, конечно, не мог её видеть. Но ведь смотрел же! Беззвучно двигая губами и изображая руками какие-то знаки.

«Абсурд!»

Никто, будь то алактинец, сибилианин или карфаг… Да кто угодно… На такое не способен! Кроме… Разве что… Вампир!? Хотя, и в этом случае что-то противоречило её догадке. Камилла никак не могла вспомнить… А человек смотрел, открывал рот, стучал по экрану и, как будто дышал… Или ей мерещилось?

Вот теперь она точно сошла с ума!

– Что там? – нетерпеливо переспросил Зверь.  – Привидение увидела?

– Н-не з-зн-наю…

А в космосе водятся космические привидения? Ну, там, безвременно погибших в вакууме. Других выводов не напрашивалось.

Между тем, с той стороны в ход пошли ноги. Мужчина за экраном с остервенением пинал сенсоры и обшивку.

Какой-то шустрый он для призрака.

– Там… Там… Там… Человек за бортом! – наконец смогла выговорить Камилла.

 

Глава 4.

Любовь зла…

 

Лео постепенно приходил в себя. Будто сквозь пелену пробились к нему голоса. Кто-то разговаривал… Потом наступила тишина… Сознание вернулось, но открывать глаза и возвращаться в мир не хотелось. Что-то с ним было не так… Последнее, что помнил Лео – трансформация. Единение с космосом.

Воин прозондировал молекулы ДНК и РНК. И, кажется, нашёл причину сбоя. Микроскопический предмет с чужеродным генетическим материалом засел аккурат в сердечной мышце. Этот генокод был ему знаком, но в отличие от единичных генов или отдельных геномов – распаду не подлежал. Полный код чужой ДНК?.. Откуда? Лео-Дин попробовал вытеснить его и едва не задохнулся от острой боли. Сердце чуть не разорвалось. Асаро окончательно очнулся и наткнулся на чей-то взгляд…

– Зиги, скорей! Он смотрит…

Круглые глазки пристально изучали воина. Лео сфокусировал зрение на обстановке. Он лежал на кушетке, в помещении со свинцово-серыми стенами и без окон. Голубоватое освещение придавало всему мертвенный тон. Металлические шкафы и аппараты… Какая-то лаборатория. Рядом ядомна табурете сидела особь неизвестной расы и беспардонно разглядывала Лео… Сбоку упала тень. Воин повернул голову и увидел существо в медицинском халате. Что-то противоестественное ощущал Лео в его генокодах, фиксируя окружение. Помогали генетические пробы, взятые накануне… Он вспомнил – вездеход, испуганные подростки. Это было необходимо и только. Как и все асаро, Лео-Дин не чувствовал жалости. Таким его создали…

«Что я делаю в этой лаборатории?»

Сознание вернулось. Память – с трудом. Лео положился на инстинкты воина-джамрану. Сидящая перед ним особь была женской. Самка… Либо – генетический обмен, либо – требуется определить, подходит ли она для генетической модификации и вынашивания будущего воина. Тогда, почему она в одежде? Неважно. От этого препятствия легко избавиться.

Каждая мышца откликнулась на генетический приказ. Тело моментально спружинило. Даже быстрый вампир не успел среагировать. Налка совершенно не помнила, как оказалась прижатой спиной к кушетке. Не слышала треска разрываемой ткани. С неё сорвали одежду – всю, целиком, разодрав в клочки, словно бумагу. Крик застрял в горле, заклокотал, но так и не вырвался наружу – губы воина заглушили его…

«Работает!» – потрясённо думала Налка, растерянно отвечая на поцелуй.

Она не ожидала, что приворот вызовет такую бурную реакцию и так сразу. «Вот это да! Фирма веников не вяжет…».

Вампир опомнился. Зарычал, обнажив клыки, схватил упавшую табуретку и замахнулся… Инстинкты асаро и теперь сработали безупречно.

Лео выбросил руку и «клешневым захватом» сломал вампиру бедро. Ладонью сдавил грудь самки, чтобы вызвать у неё возбуждение и проверить отклик. Из затылка воина появился тонкий отросток с иглой на конце и, обвив Налкину шею, чуть пережал артерию. Игла вонзилась и впрыснула стимулятор. Кожные анализаторы исследовали молекулы, производя генетический анализ. И всё это одновременно!

Материал был ему знаком. Лео уже брал пробу, а идентичный находился в сердце... Вампир попытался встать. Хлыст с шипами вырвался из предплечья асаро и скрутил Зигмунда. Тот пытался вырваться, сопротивлялся и кричал скорее от злости, чем от боли. У вампиров был высокий болевой порог.

Налка пребывала в счастливом блаженстве. От возбуждения перед глазами вспыхивали и расплывались пёстрые круги. Чувства невероятно обострились, отзываясь на каждый мускул, на каждую выпуклость тела воина. Оооо! Что это было за тело…

– Да… Да... Ещё… Ещё… – стенала Налка.

  Не обращая внимания на торчащую кость, вампир дотянулся до изголовья кушетки и нажал кнопку вызова.

Лео, увлечённый генетической пробой, этого не заметил. Асаро вошёл в стонущую под ним самку, понял, что она не годится и моментально прервал контакт. Воин отпустил Налку и вскочил, всё ещё удерживая вампира, и недоумённо разглядывая копошащееся на полу существо… Его геном Лео тоже успел попробовать. Странная тварь – на вкус неорганическая, и в то же время состоящая из молекул, сходных с ДНК гуманоида. Биогенетическая мимикрия?

Налкины глаза стали ещё круглее от разочарования, когда Лео оставил её. Почему он стоит там и так равнодушно смотрит? Что она сделала не так?.. Налке было плевать на Зигмунда. Едва ли она замечала кого-то ещё, кроме Лео, мечтая вновь очутиться в объятиях бессердечного возлюбленного.

– Любимый, – умоляюще захныкала Налка. – Вернись ко мне…

 Протянула к нему руки.

– Единственный! Обожаемый!

Налка любила его без памяти и отчаянно желала почувствовать снова…

– Вернись!

– Ты не подходишь, – жёстко ответил Лео.

– Подхожу! Ещё как подхожу!  – она поползла к нему на коленях по кушетке, преданно заглядывая в глаза…

Зигмунд вытаращился на неё, забыв о собственном незавидном положении. Чтобы Налка кого-нибудь вот так умоляла?! Рехнулась девчонка, не иначе… Тут он сообразил.  Капсула! Но почему так вышло?

К ним заглянула лаборантка, явившись на вызов, и застала жуткую картину. Голая дочь управляющего ползущая к высокому диковинно одетому типу… С щупальцем! Этим отростком он сжимал скорчившегося на полу вампира…

Лаборантку как ветром сдуло. Дико визжа, она подняла на уши охрану. Устроила в центре и под куполом настоящий переполох, докатившийся до игровых залов…

Тем временем, Лео отшвырнул Зигмунда, втянул отросток и оторвал от себя Налкины ручонки. Девушка таки доползла и вцепилась.

– Я люблю тебя! – в отчаянии вопила она, и горошины слёз прыгали по щекам. Зигмунд следил за ними с безопасного расстояния. На всякий случай вампир отполз за соседнюю кушетку и пока не вмешивался.

– Ты не подходишь, – бесстрастно повторил Лео. – Если я продолжу процесс, ты умрёшь.

– Да! Да! Пожалуйста!

– Нет!

– Продолжи-и, – заныла девчонка, хватаясь за мужчину.  – Я с радостью умру в твоих объятиях… А хочешь, я сделаю тебе…

Вот этого Зигмунд вынести не смог.

– Ты с ума сошла! Это всё капсула приворота. Почему-то сработала в обратную сторону.

– Что?! – Налка на миг опомнилась и даже отодвинулась от Лео. – Но… Я люблю его!  Я хочу его… А должен был – он.

Зигмунд вздохнул.

– Я предупреждал, дурёха. Он – другой. Возможно чужая биогенетическая структура…

– Ыыыы! – Налка снова рыдала, вцепившись в Лео. А тот оставался глух к её мольбам, как дерево, причём железное.

– Ааааа!.. Ты меня любишь?! – кричала она, дёргая его за пояс. – Что ты ко мне чувствуешь?!

Лео нахмурился, оценил своё состояние и честно ответил:

– Отвращение.

– Не-ет! – выла Налка. – Это не так! Капсула…

– Контрабандный товар, – напомнил вампир из своего укрытия. – Надо было кровь…

Кому чего, а лысому расчёска.

– Заткнись! – заорала Налка.

Лео стряхнул надоедливую девчонку и пояснил:

– Моё отвращение к тебе неестественно. Я не должен ничего к тебе испытывать. Ты – не подходишь.

– Точно, капсула бракованная, – мстительно подтвердил Зигмунд. – Ты влюбилась, а он – нет…

По коридору пронёсся топот. В лабораторию влетел управляющий Луис Лац – отец Налки в сопровождении двух охранников вампиров.

– Это что ещё за бордель!?

Луис прежде всего заметил нагую и зарёванную дочь. Налка при его появлении вжалась в стенку, прикрываясь ладонями и силясь натянуть до шеи пришпиленную к матрацу простыню.

– Папа! Это не то… Это не то… – оправдывалась она, в ужасе глядя на охранников и отца.

Придерживая сломанное бедро, Зигмунд молниеносно очутился рядом и накинул на девушку свой халат.

Лео наконец понял, кто здесь главный и направился к Луису. Охранники вскинули лучемёты и выстрелили. Воина окружило непроницаемое поле. Сам асаро остановился, взирая на происходящее с недоумением. В него ударили снова, но с тем же успехом. Лео был неуязвим. Луис нахмурился.

«Брок поганый!»

– Что за балаган?! Кто этот хмырь?!

За время работы в игорном и прочем бизнесе Лац выучил и более крепкие словечки. Но не стал употреблять их в присутствии дочери. Хотя был в ярости и еле удержался от матюгов. Вопли перепуганной лаборантки оторвали Луиса от игрового стола и особо важных клиентов с огромными капиталами. Так управляющий лично демонстрировал уважение и снискивал расположение у богатых и влиятельных людей. И ещё, Лац обожал играть… Он примчался сломя голову, не выпуская из рук карт, когда уловил в истеричных криках паникёрши имя своей девочки. Луис нёсся впереди охраны, представляя на полу лаборатории её хладный труп. И что он увидел?! Бесстыдно распростёртую Налку в компании вампира и какого-то субъекта в экзотической одежде и с экстравагантной причёской…

– Что вы тут делали?!

– Ничего, папочка! Со мной всё в порядке, – затараторила Налка и, запахнув халат Зига, подбежала к отцу.

 Лео совсем ничего не понимал. Где он? Откуда эти странные люди? Почему нет джамрану? Что случилось… Память складывалась мозаикой, выстраивая молекулы РНК… Он многое вспомнил. Первое – как атаковали спрута. После – чернота, боль и его затянуло…

Асаро ошеломлённо посмотрел на мужчину в дверях и внезапно заметил карты, торчащие из кулака управляющего. Другой рукой тот прижимал к себе всхлипывающую дочь.

– Папочка… Я люблю его. Можно я выйду за него замуж?

– Что? – управляющий потерял дар речи.

Лео разглядывал карты, стараясь обуздать разбегающиеся воспоминания и обновить следы. И, наконец, сообразил. Провёл ладонью по поясу, вытащил точно такие же карты и показал их обомлевшему Луису:

– Сыграем?

– Так ты игрок? – удивился тот. – А что тогда здесь делаешь? Почему не в казино?

– Ошибся дверью, – улыбнулся Лео. Он учился быстро, благодаря считыванию ДНК. Генетическая память, генетическое чтение, генетическое виденье, генетический слух – вновь активизировались и позволили ему адаптироваться.

– Ничего себе, ошибся, – прошипел Зигмунд, добираясь до шкафчика с оборудованием и вправляя себе перелом электронным костоправом. Скоро должно срастись. Вампиры регенерировали за считанные минуты.

– Тогда пройдёмте со мной, к столу для Космического аркана, – пригласил Луис, отодвигая дочь, завороженный необычным звёздным взглядом.

«Да кто он такой?»

Одно управляющему было ясно. Этому крутому субъекту лучше не перечить.

– А как же я?! – возмутилась Налка, обескураженная поведением отца и отношением Лео.

– С тобой – потом, – нахмурился Луис, – поговорим… Сперва я обслужу этого… ммм… клиента.

Налка хмыкнула в ответ на сведённые брови отца, но послушалась и, обиженно выпятив нижнюю губу, уселась на кушетку.

Лео отправился с Лацем в сопровождении охраны. Охранники угрюмо косились на воина, а тот их даже не замечал. Поскольку был сосредоточен на двух основных вопросах – где он, и как сюда попал.

Как только все ушли, Зигмунд присел рядом с Налкой.

– Ну? Что будешь делать теперь?

– Заставлю жениться!

– Пф! Он даже тебя не хочет. Ты ему противна…

Налка закрыла лицо руками и жалобно заскулила:

– Ииии…

– Почему-у? – подвывала она сквозь слёзы.  – Я так люблю его! Тоску-ую…

– Ты ведь не знаешь, кто он и как его зовут.

Дочь управляющего решительно вытерла слёзы.

– Думаешь, это приворот?

– А что же ещё… И… Этот субъект что-то в тебя впрыснул. Я видел. Возможно, это послужило катализатором. Хочешь, проверю кровь на химикаты?

Налка кивнула. Пока Зигмунд возился с иголками и пробирками, она громко вздыхала.

– Зиги, а если вытащить из него эту ведьмийскую штуку?

Вампир задумчиво посмотрел на неё.

– Дорогая, а ты читала инструкцию?

– Ну-у… Да.

– Наверное, не до конца.

Зигмунд вышел и тут же вернулся с пластиковой биркой от Ведьмии-2004.

– На. Читай… Вот отсюда, дорогуша.

– Э-э… Где? А, тут…

«Предостережения и противопоказания: капсула не подлежит извлечению. При попытке изъятия, взрывается, вызывая смерть не только субъекта, но и объекта, поскольку они молекулярно связаны...».

– Не стоит и пытаться, – зловеще подтвердил вампир.

Налка смертельно побледнела и вторую часть пояснений дочитала уже по инерции:

«…Не используйте, если не уверены в своём избраннике. Процесс необратим. Насильственная смерть субъекта или объекта не освобождает от зависимости…».

Она с визгом отшвырнула бирку.

– Нет! Нет! Почему мне не сказали?! Должно быть, это… противоядие, лекарство или что-то. Ведьмяне предусмотрительны…

– Может быть, – вампир пожал плечами, – и есть какое-то средство. Просто его забыли положить. Недокомплект…

– Я лечу на Ведьмию! Немедленно! – подскочила Налка.

– Одной опасно, – испугался Зиг. – Надо рассказать твоему отцу.

– Только не это! И ты будешь молчать. Я… возьму Хэрхи… Он умеет пилотировать. Иначе, я всё равно умру… Умру от любви к нему… – она зашмыгала курносиком и всхлипывая принялась собирать клочки одежды. – Это была моя праздничная юбка…

– Любовь зла, – философски подытожил вампир.

 

Глава 5.

Леди и разбойник

 

– Как интересно! – воскликнул Зверь. На носу чудо-корабля выросла лапа и схватила человека за бортом. Зверь понаблюдал, как тот барахтается, а потом втащил через переднюю мембрану прямо в рубку. Так, надо понимать, Камилла угодила сюда через зад… нюю…

Сначала внутрь посыпались отборные ругательства, а затем попал и сам бранящийся субъект. Девушка решила, что ему нужна помощь и подошла ближе. Мужчина встрепенулся, вскочил на ноги и уставился на неё…

Ба! Да это её неудавшийся спаситель.

Хотя Камилла толком его тогда не разглядела, но запечатлела длинные, тёмные волосы, упавшие на лоб и кандалы, сверкнувшие из-под рукавов. Незнакомец тряхнул взъерошенной головой, отбрасывая чёлку и открывая чёрные блестящие глаза. Худое лицо с крупноватыми, но благородными чертами... Кого-то он ей неуловимо напоминал…

Камилла прерывисто вздохнула. Впервые в жизни на неё так близко, наедине смотрел красавец мужчина, а она так ужасно выглядела… Порванные на коленках колготки, мятая юбка, будто её жевало слюнявое чудовище. А на голове – вороны гнездо вили и не довили. Камилла поспешно запахнула френч, чтобы спрятать испачканную блузку…

Гэбриэл смерил девушку насмешливым взглядом с головы до ног. Поскольку видел перед собой перепуганную малявку с огромными серыми глазами на пол лица и растрёпанными каштановыми волосами. Нежный овал мордашки, наивный взгляд… Мужчина быстро утратил к ней интерес и огляделся.

– Что это? Корабль?

Голос у него был приятный с лёгкой хрипотцой. Это Камилла ещё раньше отметила и почему-то теперь смущалась.

– Эй!.. Оглохла? Я тебя спрашиваю.

– Д-да, – выдавила девушка не своим голосом, насилу преодолев волнение. И вспомнила, что он, ко всему прочему, ещё и бандит. – К-корабль…

– Ты уверена? – переспросил мужчина.

– Ч-что? – не поняла Камилла.

 Сердце выстукивало барабанной дробью – тук-тук, тут-тук, тук-тук… Нельзя же вот так, без подготовки… У Камиллы никогда и парня-то не было …

– Хм, – Гэбриэл по-хозяйски обошёл рубку и остановился точнёхонько возле капитанского кресла.

– Снаружи эта фиговина с парусами не похожа на звездолёт… – продолжал Гэбриэл. – Если мне не изменяет память, так в древности выглядели корабли, ходящие по воде.

Он недоверчиво посмотрел на Камиллу.

– Так это твоя рухлядь?

– Не смей обзываться! – прорычал Зверь. – А то отправишься восвояси. Обратно в бесконечный полёт.

В сотах, потемневших от возмущения, образовалась сразу дюжина глаз. В отличие от Камиллы, Гэбриэл не испугался.

– Ого! Говорящий компьютер!

– Какой я тебе компьютер!? – разозлился Зверь.

– Вообще-то, он – двигатель и штурман, – Камилла обрела дар речи от сознания, что может хоть в чём-то уесть самоуверенного красавчика. – Это – Зверь. Живёт внутри корабля.

– Любопытно, – отозвался Гэбриэл. – Двигатель говоришь… А кто здесь капитан? Неужели ты, пигалица?

– Какая я тебе пигалица! – обиделась Камилла.

Она, конечно, знала, что выглядит младше своих лет, но слышать такое от незнакомого привлекательного мужчины – вдвойне обидно.

– Мне скоро будет двадцать два!

– Ах, так ты ещё и несовершеннолетняя, – присвистнул он. – Ну, тогда держись от меня подальше.

– А кто ты вообще такой? – внезапно осмелела Камилла. – Явился тут! Качает права! Обзывается… Мы тебя не звали. Нет! Мы вытащили тебя из вакуума.

– Я там оказался по вашей милости, – сердито ответил преступник, наступая на неё, и Камилла спряталась за спинку кресла пилота.

 – Кто так пилотирует корабль, неумёха!? Оторвала кусок сектора. Я шёл к челноку и тут… Хресь! Бац! Болтаюсь в космосе…

– Ой, – пискнула Камилла.

– Никто его не пилотировал, – подал голос Зверь. – На корабле нет капитана. Я сам по себе.

– Значит, это не твой звездолёт? – грозно переспросил Гэбриэл у Камиллы.

Вместо девушки откликнулся Зверь:

– Корабль принадлежит моему капитану. Я должен его найти.

– Так капитана нет? – Гэбриэл усиленно соображал, что-то прикидывая в уме и рассуждая вслух. – Это чудо-юдо всяко лучше челнока. Как насчёт галактических перелётов?

– Запросто, – ответил Зверь.

– Тогда, с этой минуты я твой капитан, – нагло заявил угонщик.

– Э-э! – запротестовал Зверь.

– На время, – примирительно добавил Гэбриэл. – Пока не найдём прежнего капитана. Считай, что я позаимствовал звездолёт.

– А-а, ладно, – согласился Зверь.

– Та-ак, посмотрим, что тут у нас...

Мужчина сбросил длинный плащ со стоячим воротником и перекинул его через спинку кресла. Под плащом обнаружилась кожаная жилетка, поверх свободной бежевой рубашки. Замшевые штаны были заправлены в узкие чёрные сапоги с металлическими пряжками. На широком поясе с множеством кармашков болтались пустые ножны. Настоящий космический авантюрист и возмутитель спокойствия. Только без оружия. Какое может быть оружие у бывшего заключённого и беглого преступника? Но Камилла всё равно постаралась стать незаметной. Как назло, безрезультатно…

– А с тобой что делать? – спросил он, устраиваясь в капитанском кресле и задумчиво разглядывая девушку. – Проку от тебя никакого.

И следом решил:

– Высажу на первой же обитаемой планете и прощай. Дальше сама.

– Я, вообще-то, первая сюда пришла, – осторожно напомнила Камилла.

«Нет! Каков нахал! Сначала бросил её в трубе, а теперь появляется и грозится высадить на планете».

– Ты не имеешь права меня ссаживать! Преступник! Убийца… – она поняла, что от волнения сболтнула лишнего и прикусила язык.

Гэбриэл нахмурился.

– Я не убийца, милая леди. Я – контрабандист и космический угонщик. Галактический разбойник – Гэбриэл Гларк.

Камилла невольно хихикнула.

– Что тут смешного?

– Гларк – это планета…

– Где ваши манеры, девушка? А ещё строите из себя даму. Да всё наше благородное семейство носит славное имя Гларков, – он приосанился. Ни дать, ни взять – оскорблённый лорд в кандалах.

Камилла смутилась, а Гэбриэл буднично объяснил:

– Я – подкидыш. В галактическом приюте таким прибавляют к имени название планеты. Чтобы не забыть, где подобрали.

Камилла расчувствовалась – родственная душа.

– А я выросла в приюте, то есть, в пансионе на Сибиле.

Он пренебрежительно усмехнулся.

– А-а, сибилианская сиротка…

Камилла вспыхнула.

– Зачем же так уничижительно? Ты ведь тоже сирота…

– Наполовину. Мой незабвенный папаша живёт и процветает. Но лучше быть сиротой, чем иметь такого родителя…

– Нехорошо так говорить, – расстроилась Камилла. – Счастье, когда есть родители. Мы с девочками часто мечтали, что они придут и заберут нас домой…Мои-то погибли… Вернее, я не знаю и постоянно надеюсь, что они живы… Я бы всё отдала, чтобы вернуть их.

Гэбриэл скептически хмыкнул.

– Поверь, с такими родственничками, как у меня, лучше быть круглым сиротой.

– Постой! – сообразила Камилла. – Ты знаешь своего отца! Какой из тебя подкидыш?

– Самый обыкновенный. Просто меня подкинули в сознательном возрасте.

Пока Камилла раздумывала, как это возможно, чуть не упустила кое-что важное. Гэбриэл пробурчал под нос что-то вроде: «пора избавиться от браслетов», легко разорвал кандалы, снял их и бросил в угол. Камилла захлопала глазами.

– Да кто ты такой?! Сначала летаешь в космосе без скафандра или силовой оболочки… Любой давно взорвался бы… Потом ещё это. Ты… вампир?

Он недовольно посмотрел на неё.

– Девочка, это же так очевидно… Нет!

– Ты очень сильный и не погиб в вакууме…

– Этого недостаточно, чтобы считать меня вампиром. Во-первых, посмотри на моё лицо. А, во-вторых, у меня нет клыков.

– Правда… Ты смуглый. Но… Клыки можно убрать, – не верила Камилла, – и намазаться автозагаром.

– Ты видела, как я двигался в космосе?

Она кивнула.

– Вампиры – плавают в невесомости, что брёвна. Застывают и впадают в летаргический сон. Инстинктивно. Для полноценного существования им нужна опора. Хотя бы незначительная.

Камилла вспомнила. Именно это мешало причислить его к «новой» расе. На уроках рассказывали, но…

– Есть утяжелители, – заупрямилась она, из предосторожности.

Гэбриэл снисходительно улыбнулся.

– В открытом космосе? Не смеши меня… А даже если бы я был вампиром. Что с того?

– Не знаю, – ответила Камилла. – Я не с одним так близко не разговаривала. Видела издалека.

А сама подумала:

«Янси бы сюда. Она бы живо определила».

– Ладно. Ты не похож на вампира. Но смотри, если что, не позволю тебе пить мою кровь.

– Да я ненавижу вампиров!.. И зверски голоден. Но жажду не крови, а хорошо прожаренную отбивную и хлеба с сыром. На худой конец и космический паёк сойдёт. А там – протеины, овощная паста и хлорелла.

Тут Камилла поняла, что тоже проголодалась.

– Это же корабль, – сообразил Гэбриэл. – Должны быть припасы. Эй! Как тебя? Зверь? Поесть не найдётся?

– Пусто, – проворчал голос, а глаза пропали из сот. – Корабль реплицирует пищу, но для этого нужны ингредиенты. Надо загрузить в контейнер для переработки…

Так они узнали примерно три десятка непонятных слов, а после Гэбриэл сказал:

– Хорошо. По дороге наберём космических полуфабрикатов и засунем в этот твой контейнер. Идёт?

– Может быть… – туманно ответил Зверь и радостно добавил:

– Зато много воды. Бесконечно много. Она беспрерывно циркулирует по кораблю и практически не заканчивается.

Гэбриэл усмехнулся.

– Ну, хоть напьёмся вволю. Засуха нам не грозит.

– У меня же есть шоколадки! – вспомнила Камилла. – На станции набрала.

– Давай, – согласился Гэбриэл. – Лучше, чем ничего. Перекусим и в путь.

После батончика с кремовой помадкой разбойник неожиданно подобрел и спросил:

– А тебя как зовут?

– Камилла… Ренци

Странно, что этот нахал удосужился поинтересоваться.

– Я с Орданеллы…

– Оттуда?! – он даже присвистнул. – Ничего себе! И как ты спаслась?

– Меня спасли… А вот родители… Но я не верю, что они погибли.

Гэбриэл вздохнул.

– Напрасно… Извини, конечно, но если бы они выжили, то нашли бы тебя.

– Не знаю, – Камилла не хотела лишиться последней надежды или… иллюзии.

– Значит, ты всю жизнь прожила на Сибиле?

– С одиннадцати лет.

– А сюда тебя как занесло?

– Нас везли на фабрику. Как обычно, по достижению совершеннолетия… Я заблудилась в карантинном отсеке и опоздала на свой рейс. А дальше ты знаешь. Потом я потерялась в трубе, упала в люк, побежала и почему-то очутилась на этом корабле.

– Так что? Отвезти тебя на фабрику?

– Не знаю, – Камилла неуверенно вздохнула.

– А что ты вообще знаешь?

– Что не хочу туда.

– А куда ты хочешь?

– Ну-у… Повидать галактику… Наверное. Пока не решила. Но только не на фабрику. Хотя, там – Янси.

– Кто такая Янси?

– Подруга.

– Тоже с Сибилы?

– Ага… А можно теперь я спрошу?

– Давай. Только быстро.

– Если тебе вакуум не страшен, чего так рвался внутрь?

– А снаружи, знаешь ли, неприятно, – он наклонился к ней чересчур близко, опасно блеснув глазами. – И не зли меня, а то заставлю убедиться.

Камилла испуганно отпрянула. Но разбойник только ухмыльнулся, словно удачно пошутил.

– И не жди, что я оставлю тебя здесь. Высажу при первой же возможности. Такая нахлабуда мне ни к чему.

Гэбриэл встал с кресла. Потянулся, хрустнув суставами.

– Пора! Но сначала избавимся от обломков. Хватит болтаться у нас на хвосте.

Мужчина осмотрелся и уверенно проследовал к навигационному пульту.

– Найди последние координаты, – напомнил о себе Зверь. – Попробуй их ввести.

Гэбриэл пару минут изучал приборы.

– Нет тут никаких координат.

– Как это нет?! – взревел Зверь.

– А так! Нулевые показатели… Видимо, навигацию обнулили, после очередного запуска.

– Что же теперь делать?! – запаниковал Зверь.

– В чём проблема? Заменю другими…

– Так мы не найдём капитана!

– Объявим в галактический розыск.

Пальцы Гэбриэла шустро забегали по панели.

– А ты владеешь навигацией? – уточнил Зверь.

– И умеешь пилотировать корабль? – подхватила Камилла.

– Что за вопросы? – усмехнулся Гэбриэл. – Я же космический угонщик. Могу управлять любым корытом. Даже таким экзотическим, как это.

Он что-то пошурудил, настроил, переключил… Включил круговой обзор. Управляя кормой, отцепил от хвоста фрагменты станции и одобрительно заметил:

– Отличная манёвренность.

Камилла еле успела схватиться за спинку кресла.

– А как же, – самодовольно ответил Зверь.

– Вот форма меня не устраивает. Слишком заметная.

– Корабль может трансформироваться, – неохотно признался Зверь. – На панели управления есть варианты. Выбирай любой.

– Вижу! – обрадовался Гэбриэл. – Посмотрим…

Через несколько минут он выбрал и запустил трансформацию. Вскорости звездолёт стал похож на мифическое животное с крыльями. Камилла украдкой поглядывала на монитор.

– У карфагов подобные корабли, – пояснил разбойник и отметил:

– Занятная конструкция... Ну что ж, Зверь, координаты заданы. Хоть и дико спрашивать у двигателя. … Готов?

– Всегда, – ответил Зверь.

– Итак, дамы и господа, пристегнитесь…

Камилла поспешно бухнулась в ближайшее кресло.

– Полный вперёд! Пока нас не хватились.

Звездолёт ощутимо тронулся. Ещё какое-то время на заднем экране маячила удаляющаяся станция. Затем – ярко-синяя вспышка, и звезды превратились в сияющие пунктиры. Время словно остановилось, и пространство замерло внутри корабля. Они двигались с огромной скоростью.

– Теперь можно расслабиться, – разрешил Гэбриэл и развалился в кресле.

– А куда мы? – спохватилась Камилла.

– Туда, где много еды и денег… Нужно стрясти должок с одного типа, чтобы дальше путешествовать без проблем. Поэтому заглянем на огонёк к моему старому знакомому. Летим на Казино-планетоид-369… Зверь! Сколько времени займёт перелёт?

– Пару часов.

Гэбриэл восхищено присвистнул

– Ничего себе! Это же в системе «Зебровой холки», недалеко от границы с Альянсом. А экземпляр не так прост, как кажется.

– Это не все сюрпризы, – важно намекнул Зверь.

– Тогда предлагаю исследовать корабль, – Гэбриэл подмигнул Камилле. – Всё равно пока делать нечего.

– Ага, – рассеянно ответила Камилла.

Девушка напряжённо соображала. Насколько она помнила уроки Галактикографии, они держали курс на территорию Мёртвого космоса. Какие у красавчика там знакомые?.. Ну-ну, кто-то говорил, что ненавидит вампиров…

«Сойду на ближайшей планете Лиги с атмосферой, – к такому выводу пришла Камилла. – Но что я там буду делать? Ни денег, ни знакомых».

Её дальнейшая судьба теперь целиком зависела от неведомого Зверя и галактического разбойника.

 

Глава 6

Космический Аркан

 

Эта игра была признана самой популярной в галактике. Хотя никто не знал, откуда она взялась. Поговаривали, что когда-то давным-давно на границе внешнего космоса обнаружили неопознанный летающий объект, доверху набитый аксессуарами этой самой игры, записями турниров и описаниями правил.

С названием всё обстояло ещё туманнее. Космический – понятно. А почему Аркан?.. Может быть оттого, что игрок добровольно лез в петлю, и петля затягивалась всё туже с каждым раундом. Проигрывали целые состояния, звездолёты, планеты, системы… А по большому счёту игра представляла изощрённую сеть ловушек, которые расставляли друг другу игроки и сами же в них попадались.

Космический Аркан состоял из голографической проекционной доски и карт с позициями и символами. Когда игроки делали ход, то вставляли карты в специальные гнёзда. Все ходы после запуска автоматически отображались на игровом поле.

Доска – космический полигон, устанавливалась на игровой стол и демонстрировала объёмное изображение.

Карты – стратегические и тактические ресурсы: корабли, планеты, оружие. Они определяли ход и динамику игры. А также служили предметом вожделения. Их продавали за большие деньги. У каждого заядлого игрока был свой набор карт. Их выигрывали, покупали или меняли. Никто никогда не знал, какие у партнёра карты, а уж тем более, сколько их всего. Особой ценностью отличались «выигрышные». К ним причисляли серебряные и платиновые. Они давали игроку дополнительные возможности, но были доступны не всем. Золотые карты, – настоящая редкость, – встречались только у чемпионов (или отъявленных мошенников). Одна золотая карта равнялась двадцати серебряным или платиновым. Подделать такую карту было невозможно, а легально они не продавались.

Луис Лац прославился, как «золотой чемпион» Мёртвого космоса. Он владел золотой картой, десятью серебряными и десятью платиновыми. Поэтому Эбрумо Кавари и назначил его главным управляющим игорного бизнеса. Потому Лац всегда садился играть с подозрительными или богатыми клиентами. Игроки считали, что это привилегия или особое расположение. На самом же деле – необходимая предосторожность и уловка со стороны казино. Мало ли кем мог оказаться посетитель.

А сегодня был особый случай. Лац не просто не доверял странному клиенту. Он его боялся. Управляющий не раздумывая связался с представительством Кавари и вызвал кронпринца, надеясь, что не отрывает Эбрумо от важных государственных дел.

Выполнив свой долг, Луис вернулся в зал и уселся напротив Лео-Дина за игровым столом, где предстояло развернуться космическому сражению. Основной целью игры было уничтожить планету или флот противника. Далее, в расход пускались целые системы и галактики. Но до этого уровня ещё никто не доходил.  Играли обычно всего три раунда, постепенно увеличивая ставки.

– Первоначальная ставка казино – сто тысяч галактических ваучей. Ваша ставка? – поинтересовался Луис, в упор глядя на Лео. – Она должна быть равноценной.

Вот так! Играем только по-крупному. Что если сейчас этот тип проколется? То есть, окажется, что ему и зад нечем прикрыть.

– А что разрешается ставить? – уточнил Лео.

– Любое движимое и недвижимое имущество. Включая наличность, пластиковые карты и звездолёты.

– Ставлю корабль, – не колеблясь ответил джамрану.

– А где он? – подозрительно осведомился управляющий.

– Всегда со мной, – загадочно улыбнулся Лео. – Он неотделим от меня.

Один из девизов асаро гласил: «Всё моё – ношу с собой». Но Луис-то этого не знал, думая, что соперник выражается образно, фигурально. Лац усмехнулся и оптимистично заявил:

– А это мы ещё посмотрим!

И тайком справился у диспетчера о наличии на орбите недавно прибывших кораблей. Какой-нибудь наверняка принадлежал этому диковинному субъекту. Не пешком же он сюда добирался. О других возможностях Лац и не помышлял. Пассажирские звездолёты сюда не ходили, а клиенты обычно прилетали частным транспортом.

– Будьте уверены, – кивнул Лео и сделал первый ход.

Так было заведено в казино – первоочерёдность клиента.

Асаро начал игру довольно незамысловато – укрепил щиты вокруг планеты. Так, для разминки и прощупывания соперника. Воин не собирался выставлять напоказ свои истинные возможности. Лео превосходно знал правила, помнил большинство комбинаций и действовал почти на автомате. Одновременно прощупывая окружающую реальность.

– Ммм, – разочарованно протянул Луис. Только для виду. Как опытный игрок он насторожился. Именно новички всегда начинали с демонстрации силы, забыв о защите. Значит, этот тип далеко не новичок.

– Ваш ход, – напомнил Лео, занятый считыванием ДНК и РНК кодов у стоящего рядом крупье.

Луис выбрал карту и положил в первое гнездо со своей стороны поля. У его планеты возник спутник – маленькая луна. Лео изогнул губы в усмешке. Чем озадачил Лаца. Тот считал, что этот ход даёт определённые преимущества. Для Лео это означало возможность использовать преимущества соперника против него самого. Всего лишь в подходящий момент направить торпеду в луну, и, применив инерционную силу, сбить планету. Торпеда – маленький шарик – большой шарик. Взрыв!..

Лео видел, что соперник занервничал, и не торопился. Он растягивал удовольствие, поскольку давно этим не занимался… И снова отвлёк противника незначительным, на первый взгляд, ходом – расположил на полюсах ракетные установки. Лац нахмурился.

«В чём же подвох?»

И коварно добавил карту, убирающую щит соперника. Эта карта предоставляла дополнительный ход. А значит…

Лео с безразличием отнёсся к пропуску хода. Полученная информация взволновала его гораздо больше. Он находился в незнакомой полосатой галактике под названием Зебра, где никто не слышал о галактике Вихря – родине джамрану.

«Откуда тогда здесь Аркан?»

Ответа на этот вопрос Лео не нашёл в молекулах РНК.

Залп по планете вынудил мысли Лео вернуться в игру. Воин оценил ситуацию и снова укрепил щиты, используя карту тройного хода. Луис впервые такую видел. Судя по молчанию фальш-индикатора, встроенного в крышку стола, карта была подлинной. Управляющий молча проглотил успех соперника и отступил.

Лео больше не церемонился и вонзил корабль-торпеду в сателлит противника. Луна сошла с орбиты и врезалась в материнскую планету... Та устояла, благодаря щитам, но от неё откололись куски, поясом окружив планету вместе с осколками луны.

Луис запаниковал и дрожащими руками вытащил карту «восстановления ресурсов». Он никогда не сталкивался с подобной тактикой. Обстановка накалялась. Постепенно вокруг играющих собралась толпа зрителей...

Асаро разместил на обломках ракетные установки и красиво взорвал обновлённую планету Лаца, устроив широкомасштабную орбитальную бомбардировку. Шар покрылся огненной сеткой и перестал существовать, разлетевшись миллиардами частиц.

Первый раунд закончился. Над голографической доской затухали последние искры. Лац оправлялся от шока. Вокруг закипело обсуждение… Управляющий в жизни не испытывал такого позора. Чтобы его кто-нибудь так обставил в первом раунде?!.

«Ничего, я отыграюсь», – думал Луис, приберегая главный козырь на потом.

Ставки подняли до двухсот тысяч. Лео молча выложил на стол крупный алмаз. Эксперты тут же определили, что его стоимость превышает ставку казино в четыре раза. Зрители с азартом следили за развитием событий. Забыли свои коктейли, бросили девушек и пихали друг друга, напирая на стол. Шумно выдыхая пар рогами, карфаги толкали потных и красных от возбуждения алактинцев. Лео чуть не задохнулся от генетической атаки звуков и запахов… Наконец охрана всех оттеснила и начался второй раунд…

Увы… И этот раунд оказался столь же коротким и бесславным для Лаца.

Но Луис не сдавался и повёл следующую игру с твёрдым намерением отыграться. Были у него кое-какие приёмы в запасе…

 Чтобы усилить азарт, управляющий предложил коронную ставку казино – пластиковую карту с бессрочным галактическим кредитом. Ещё никому не удавалось её выиграть. Лео не раздумывая достал из потайного мешочка горсть алмазных фишек…. У экспертов дрожали руки, когда они подсчитывали… В конце концов решили, что это равноценная ставка.

Третий раунд был долгим и жарким. Игра длилась несколько часов. Луис не уступал, отдаваясь процессу со всей страстью. Только пальцы мелькали, тасуя колоду.

Джамрану сражался вполсилы. Лео-Дин – играл! Упражнялся, освежая полузабытые навыки. Он почти вспомнил и разобрался, что произошло…

Защитная система корабля сработала, когда спрут выпустил чернильное облако и открыл воронку. Корабль наполнился амниотической субстанцией, погрузив пилота в анабиоз... Неизвестно сколько времени он пробыл в этом состоянии, пока его мотало по вселенной и принесло сюда. Оставалось выяснить: в какой области космоса он находится и как попасть домой. А для этого требовалось РНК учёных-астрономов. Насколько Лео располагал полученными сведениями…

Луис был в ударе. Он ещё никогда так не играл.

«Наконец-то! Достойный соперник», – ликовал Лац, позабыв о нуждах казино.

В конце раунда игроки уровняли позиции и ресурсы. Тогда управляющий и выложил свой козырь – золотую карту... Зрители замерли, подталкивая друг друга локтями…

Лео немного подумал – стоит или не стоит. Он не жалел фишек и не представлял, что делать с галактической кредиткой. Асаро просто получал удовольствие. И после недолгих размышлений достал золотую карту и восстановил ресурсы… Вокруг зашептались… Ситуация выровнялась.

 Луис был к этому готов. Он уже догадался, что перед ним чемпион. Лац усмехнулся и применил следующий козырь – набор из двадцати серебряно-платиновых карт.

Лео наскучило заигрывание. Он поместил в гнездо вторую золотую карту, а в придачу и десять серебряных... Планета Луиса потрескалась, раскололась и превратилась в груду камней. Камни столкнулись со звездолётами, уничтожив и флот заодно…

Крыть было нечем… У Лаца вытянулось лицо… Немая сцена… А через секунду зрители восторженно орали и поздравляли Лео. Асаро оказался первым, кто выиграл у казино с таким блеском. Если бы не охрана, его бы носили на руках. По залу бегали шепотки. Все спешно выясняли имя героя. Лео оставался невозмутимым и в упор смотрел на управляющего. Луис старательно прятал глаза, украдкой подзывая распорядителя-крупье.

– Кредитка ваша. Вы честно выиграли. Алмазы тоже. Не согласитесь ли отобедать за наш счёт и отметить выигрыш в приват-кабинете с лучшими девочками? – подобострастно улыбаясь заученно отбарабанил крупье.

Из всей тирады Лео понял только «отобедать». Следовало подумать… Анабиотическая субстанция обеспечивала его питательными веществами, пока он спал. А воины-джамрану могли долго обходиться без пищи и воды… Хотя, обед – неплохая возможность побольше узнать об этом мире.

– Да.

– Следуйте, пожалуйста, за мной.

Крупье многозначительно поклонился Луису и увёл за собой асаро. Луис задумчиво проводил его взглядом и приказал громилам не спускать с чемпиона глаз и никуда не выпускать. В этот момент появился курьер и сообщил управляющему сразу три новости. Первое – на орбите действительно болтается звездолёт без опознавательных знаков, похожий на карфагский. Прибыл недавно. Личность владельца не установлена. Вероятно, тот самый и есть. Второе – приземлился королевский модуль, и кронпринц желает, чтобы его встретили. И третье – к ним приближался король со свитой.

– Я короля не вызывал, – удивился Лац.

– Он направлялся на встречу с его высочеством, когда узнал, что тот летит сюда, – объяснил курьер.

– Надеюсь, обойдётся, – пробормотал управляющий, – без проверки.

Эзран Кавари частенько вмешивался в дела сына. А Лац как всякий прожжённый делец Синдиката вёл двойную бухгалтерию. К приезду его величества он всегда успевал замести следы… Но не сегодня.

Управляющий засуетился. Поручил курьеру срочно разыскать главного финансиста и отправился встречать принца.

«Ну и денёк выдался!»

Кто бы мог догадаться, что это только цветочки. В коридоре Лац нос к носу столкнулся…

– Гэбриэл! Какими судьбами!?  – притворно обрадовался Луис. – Почему ты…

– Не перевариваюсь в желудке яврозавра? – усмехнулся разбойник.

– Ну, я не это хотел сказать, – заюлил управляющий. – Я, конечно, смотрел шоу. И знал, что ты выкрутишься… Как всегда.

– Зубы мне не заговаривай, – Гэбриэл махом прервал лживые излияния. – Я тебя и с того света достану. Должок верни…

– С таким влиятельным папашей, мог бы…

– Умолкни, сморчок. А ему – ни слова, а то убью.

С управляющим нужно было разговаривать только так.

– Да! И ещё. Ты мне не заплатил за предыдущую информацию, жулик…

– Хорошо-хорошо, не сейчас, – вывернулся Лац. – Я очень занят. Подожди у меня в кабинете. Вернусь через полчаса и всё оплачу.

– Не минутой дольше, – предупредил Гэбриэл. – Орудия моего корабля нацелены на твой бордель…

– Да знаю я… Зна-ю, – простонал Лац, протискиваясь мимо контрабандиста. Тот и не думал посторониться. – На этот раз, точно заплачу.

– Определённо заплачешь, если не заплатишь! – пригрозил разбойник.

И тут совершенно некстати управляющий вспомнил о своём позорном проигрыше.

Космический аркан затягивался на шее Луиса Лаца толстой космической удавкой…

 

Глава 7.

Отцы и деды

 

Управляющий стоял на платформе космодрома и смотрел, как принц сходит по трапу. Этого требовал дурацкий этикет…

«Послать бы его к…».

Глядя на высокого стройного Эбрумо Кавари в элегантном чёрном фраке, Лац злился и отчаянно завидовал. Вампир не нуждался в защите. Тогда как Луис парился в неудобном скафандре. Его давила огромная душная жаба тратиться на силовые оболочки. Поэтому на планетоиде до сих пор пользовались громоздкими скафандрами.

Кронпринц ступал по плитам космодрома летящей походкой (благо гравитация позволяла, а утяжелителей он не признавал). На губах вампира играла мечтательная улыбка. Длинные чёрные волосы рассыпались по плечам и слегка взлетали в такт ходьбе. Эбрумо Кавари не был похож на своего строгого подтянутого отца, и не выносил мундиров. Следом вышагивали телохранители в тяжёлых ботинках…

Лац неоднократно пожалел, что вызвал кронпринца. Жестоко клял себя за поспешность. Чего он этим добился? Того, что вся семейка прибудет сюда. Кавари узнают о проигрыше и взыщут на полную катушку. Управляющий лихорадочно соображал, как бы выкрутиться. Выдумывал достойное оправдание, такое, чтобы – и вашим, и нашим. Решение пришло внезапно… Очевидное и простое, хоть и рискованное. Но, миром Луиса было казино, и он привык играть… Теперь, если подсуетиться, и вампиры будут сыты, и алактинцы целы, и его оставят в покое.

Лац с энтузиазмом шагнул навстречу принцу и включил громкую связь:

– Приветствую, ваше высочество!

Высочество не ответило на приветствие.

«Никакой вежливости! А ещё королевских кровей…».

Вампир недовольно хмурился.

– Ради чего меня вызвали? Надеюсь, это поважнее ассамблеи.

Управляющий кисло улыбнулся. Неужели он вытащил принца с очередного вампирского сборища? Вот так и король узнал...

Эбрумо постучал Луису по скафандру.

– Не трусь. Мне там всё равно надоело. Что ты хотел показать?

Играть, так по-крупному. Главное, чтобы выглядело убедительно.

– Отвечай! – кронпринц проявлял нетерпение, желая побыстрее оказаться под куполом.

– Он здесь, – сообщил Луис, выразительно поигрывая бровями.

Эбрумо мигом сообразил о ком речь, и резко изменился в лице.

– Где?

– В моём кабинете. Вы идите туда, ваше высочество, а мне ещё нужно встретить его величество.

– Отец, – встревожился принц. – Он знает?

– Нет-нет, я же понимаю ситуацию...

– Ни слова, – прошипел Эбрумо. – Сам разберусь.

И рванул под купол со всей вампирской скоростью, на какую был способен. Телохранители не поспевали.

Луис перевёл дух. На этот раз он провёл раунд без сучка и задоринки. Теперь надо достойно встретить короля…

Эбрумо Кавари летел по коридору, так, что фалды развевались, перебирая разные варианты долгожданной встречи. Гэбриэл нетерпеливо насвистывал и поглядывал на кубические часы, восседая на столе в Луисовском кабинете.

«Где броки носят мошенника? Если через минуту не явится, шкуру с него сдеру, а казино – развею по ветру…».

Зачем ждать?

Разбойник вскочил и стремительно направился к двери. Она распахнулась, и навстречу ему в кабинет ворвался кронпринц. Они едва не столкнулись лбами, и оба замерли…

– Гэбриэл, – прошептал Кавари.

– Какая встреча! – разбойник усмехнулся и сжал вампиру запястье.

– Ни шагу дальше, или сломаю кость. Я могу, – Гэбриэл прищурился. – Эбрумо.

Принц тоже сощурился в ответ.

– Тёплое приветствие, сынок. И это – после долгой разлуки. Ты разрываешь мне сердце!

– Сколько пафоса, папочка… – Гэбриэл отпустил высочество.

В кабинет вбежали телохранители. Вампир щелчком выпроводил их обратно в коридор и захлопнул дверь, оставшись наедине с блудным сыном. Гэбриэл попятился и вновь развалился на столе.

– Эта жаба всё-таки настучала? Быстро же ты добрался.

Эбрумо от волнения не уловил, что он имеет в виду.

– Гэбриэл Кавари! – гневно начал вампир, поворачиваясь к сыну. – Младший принц из рода Кавари! Позвольте узнать, где вас носило?

– Ого! – Гэбриэл опешил. – Сначала меня из «проклятого отродья» повысили до «мерзкой полукровки». Потом до «позора семьи» и «отщепенца», а теперь… Как трогательно! Я стал принцем! Когда мне успели присвоить титул?

– Это не обсуждается. Ты – мой сын.

– Так надо отметить! Куда нацедить крови, папочка? В бокал или из вены попьёшь?

– Не груби, – Эбрумо устало опустился на подвернувшийся стул и вымученно посмотрел на сына. – И прекрати паясничать… Я никогда тебя так не называл… Я любил твою мать.

– Конечно, папуля! До смерти…

– Я не убивал её! Я…

– Нет, именно ты убил её, – безжалостно заявил Гэбриэл. – Когда соблазнил. И позволил мне родиться... Пожинай плоды…

– Ничего не изменишь, – жёстко ответил Эбрумо, едва к нему вернулось самообладание. – Я – твой отец. Ты принадлежишь древнему роду Кавари, что бы ни говорил твой дед…

– Я не вампир, – усмехнулся Гэбриэл.

– Да. Не вампир…

– А этот ублюдок мечтает выпить мою кровь.

Эбрумо встал и подошёл к сыну, заглядывая ему в глаза, надеясь увидеть хоть каплю симпатии. Гэбриэл отшатнулся.

– Это противоестественно! Скоро я буду выглядеть старше тебя.

– Полукровки живут дольше и старятся медленней, чем алактинцы.

– Поэтому меня так разглядываешь? Чтобы убедиться?

– Давно тебя не видел. Ты очень похож…

– Ещё скажи – на свою мать! – поддразнил Гэбриэл.

– На деда, – усмехнулся Эбрумо.

– Вот брок! – рассмеялся Гэбриэл и поинтересовался:

– Что новенького произошло в нашей беспутной семейке, пока я отсутствовал?

Эбрумо брезгливо скривился.

– Всё, как всегда. Мы завязли в вечности, как мухи в смоле… Лучше расскажи, что за представление ты устроил в суде?

– О! Ты смотришь судебные шоу? Не ожидал.

– Радуйся, что Эзран не смотрит… И что за имечко? Гларк!

– Псевдоним.  Название отстойной планетки с галактическим приютом, где я скрывался после смерти матери.

– Помню. Но зачем?

– Не мог же я назваться Кавари, – важно заметил Гэбриэл. – Это бросило бы тень на семью.

Они глянули друг на друга и расхохотались.

– На кой тебе всё это понадобилось? – отсмеявшись, спросил Эбрумо.

– Альянс заплатил, чтобы я скомпрометировал судью.

– Снова на них работаешь?

– А какое до этого дело Синдикату?

– Никакого… А почему яврозавры? Тоже Альянс?

– Чего такой любопытный?

– Волнуюсь.

Гэбриэл усмехнулся.

– Да неужели?! С чего вдруг? Ты же знаешь, с этими гадами я расправляюсь одним пинком. Другими словами, мне нужно было попасть на арену.

– А иначе никак?

– Именно так…

– Тогда почему ты здесь?

– Передумал. И присвоил себе аванс. За моральные издержки…

– Ох, Гэбриэл… Допрыгаешься, – Кавари вздохнул.

– Не пугай, папуля.

– Тихо! – вампир замер. – Он идёт сюда.

– Кто? – нахмурился Гэбриэл.

– Эзран.

– Вот гадство! Урою Лаца со всеми потрохами...

– Уходи, Гэбриэл, – попросил Эбрумо. – Я чувствую. Зов крови. Он уже близко… Рад был тебя повидать.

– Взаимно, – усмехнулся Гэбриэл и, шагнув к отцу, положил ладонь ему на плечо. Рука полукровки засияла. Из пальцев вырвались зеленоватые молнии и пронзили вампира биоэлектрическим разрядом. Эбрумо дёрнулся, пошатнулся и шлёпнулся на пол.

– Прости, – вздохнул Гэбриэл. – Так надо. Этот урод не поверит, что ты добровольно отпустил меня….

Разбойник выскочил из кабинета и, шибанув по пути телохранителей, бросился в ангар с орбитальными модулями. Управляющий теперь заплатит ему сполна… В другой раз.

Эзран Кавари обнаружил у двери скрюченных телохранителей принца и злобно выругался. Сыпля отборной бранью вошёл в кабинет, где Эбрумо приходил в себя, медленно поднимаясь с пола.

– Выродок! – бросил Эзран в адрес Гэбриэла, с первого взгляда оценив ситуацию.

За вампиром семенил Лац, предвкушая занятную сцену. Надеясь, что пока вампирское семейство будет вправлять мозги нерадивому родственничку, он втихую обтяпает делишки. Не получилось… Кляня пройдоху контрабандиста почём зря, Луис соображал, что же он упустил. Может быть, встал не с той ноги. Определённо, сегодня не его день…

Королевский сопровождающий помог Эбрумо подняться. А за спиной Эзрана возник курьер, отчаянно жестикулируя и строя рожи управляющему.

– Извините, господа, – поспешно ретировался Лац. – Дела. Работа. Клиенты.

– Идите, – бросил Кавари, присаживаясь на диван рядом сыном. – Защищаешь этого выродка? Полукровке одна дорога – в лабораторию на опыты… или в банк крови.

Эбрумо с ужасом воззрился на отца. Хорошо, что тот отвернулся, занятый своими мыслями. Его величество подумал, включил галактическую видеосвязь, поймал канал Синдиката и поручил дежурному на экране:

– Объявите галактический розыск на Гэбриэла… Гларка.

Повернулся к недоумевающему сыну и коварно добавил:

– С некоторых пор, я смотрю новости Лиги и шоу. Не делай такие глаза… Отправляйся под домашний арест, – и уточнил, – за ошибки молодости.

– Отец!

– Поголодаешь несколько дней и образумишься. Или, отлучу от семьи, кронпринц.

Дежурный на экране доложил:

– Розыск объявлен! Но, ваше величество…

– Что ещё?

– Он уже в розыске.

– Кому ещё понадобился этот гадёныш?

– Лиге и… Альянсу.

Похоже, лихой галактический разбойник и младший принц семьи Кавари шутя угодил в тройной переплёт. И не он один…

Луис Лац ощущал себя в полном дерьме, разглядывая жуткую картину побоища в приват-кабине. Точнее, не побоища, а избиения. А если ещё точнее, – убийства.

– Они пытались его задержать! – взахлёб оправдывался распорядитель.

Луис с отвращением отвернулся от валяющихся в лужах крови громил. Один – с пробитой башкой, у второго – разворочана грудная клетка. Оба – мертвы.

– Как это случилось?

Благо у него крепкий желудок. Чего о нервах не скажешь.

– Привели девочек. Он заявил, что они не подходят. Хотел уйти. Охранники не пускали… И… Вот! Лежат теперь…

Распорядитель покосился на трупы.

– Убрать, – Луис поджал губы. – Лично проследишь. И чтобы ни звука! Не ровен час, дойдёт до ушей Кавари... И куда он потом делся?

– Покинул купол. Ушёл…

– Куда?!

– То есть, улетел…

– На чём? – Лац едва не стонал, сдерживаясь, чтобы не прибить работника за тупость.

Распорядитель нервно сглотнул и посмотрел на управляющего глазами побитого гавра.

– Да говори же! Идиот…

– Вы скажите, что я сошёл с ума, – и прошептал. – Он превратился.

– В кого?! – Луис окончательно утратил терпение. Схватил распорядителя за грудки и тряхнул.

– Ну!?

– В корабль!.. – взвизгнул работник и, запинаясь, объяснял:

– Н-небольшой т-такой к-кораблик… Л-летательный аппарат… Из него что-то выскочило, оплело всего и …

– Так. И куда он делся?

– Да улетел же, говорю вам! – распорядитель вырвался из цепких рук Лаца.

– Бред!

– Вот, и я так подумал. Но другие тоже видели…

– Карточка у него?

– Да.

– Рано или поздно он ею воспользуется. Отслеживайте все банковские операции с этого номера. От нас так просто ещё никто не уходил…

Не успел Луис худо-бедно разобраться с этим пинком под дых, как его ждала новая оплеуха. Нет, пожалуй, целая затрещина. С ним связался диспетчер и сообщил, что космо-яхта Лаца недавно покинула орбиту. Судя по биосигналам на борту – один вапир, один карфаг и дочь управляющего Налка.

– Убьюууу! – заорал Луис и накинулся на охрану. – Куда смотрели, олухи?! Живо! В погоню!

Эта неделька продолжалась так же забавно, как и начиналась…

 

Глава 8.

Жертва приворота

 

Камилла сидела перед иллюминатором-сотой и грустно разглядывала кратерный узор планетоида. Старалась привыкнуть к мысли, что её удел – смотреть на мир из окна… После всего увиденного не удавалось.

Пока они летели к планетоиду, успели обследовать корабль. Теперь у каждого была отдельная каюта и ванная с умывальными принадлежностями. Довольно экзотическими, но всё лучше, чем ничего. Зато Камилла наконец-то помылась и переоделась. Кое-какую одежду она захватила с собой из пансиона. Остальное полагалось заработать на фабрике… Душ, чистая блузка, целые чулки и расчёсанные волосы – существенно подняли настроение. А теперь оно снова упало до нулевой отметки.

Гэбриэл отказался взять девушку с собой на планету. Так и сказал: 

– «Сибилианским девственницам там делать нечего».

Камилла возмутилась:

– «Да. У меня не было парня, но это не повод…».

Но так ничего и не добилась.

Она печально вздохнула. Конечно, разбойник прав. Если бы было иначе, то Камилла оказалась бы замужем за колонистом или офицером флота. Но таких как она обычно отправляли на фабрику…

Ностальгия захлестнула тёплой волной и подхватила воспоминаниями. Примерно раз в сезон в пансионе устраивали балы, куда приглашали будущих офицеров и студентов университета. Воспитанниц пускали туда с семнадцати лет.

Бал длился до полуночи. А наутро садовник ругался из-за примятых под окнами клумб и затоптанных растений. Об этом потом говорили всю неделю. Курсанты тайком по ночам пробирались к девушкам. Только не к Янси или Камилле. И вовсе не потому, что их комната находилась на третьем этаже. Иногда забирались на четвёртый и пятый – по водосточным трубам, приставным лестницам или связанным вместе простыням. Однажды – на угнанной со стоянки антигравитационной платформе. Разве высота помеха для молодых и влюблённых? Нет.

Причина крылась в другом. Янси интересовали лишь книги, а Камилла ждала своего единственного. Упрямо рисовала в мечтах… Может, и не прекрасного принца, но вполне приятного молодого человека – умного, доброго, заботливого, сильного и, разумеется, симпатичного. Янси была настроена весьма скептически. Она считала, что в мужчинах подобные идеальные качества не уживаются категорически. Если умный, то обязательно урод. Если добрый – подкаблучник. Заботливый – бабник или тряпка. А в по-настоящему сильных мужчин она не верила. Утверждала, что эта вера улетучилась где-то в пятилетнем возрасте совместно с байками о добрых волшебниках.

Поэтому, на балах они скучали вместе. Янси к тому же ненавидела танцы. Всегда притаскивала с собой книжку и читала, спрятавшись в уголок за какой-нибудь скульптурой или вазой. Камилла чувствовала себя отвратительно – неуклюжей, непривлекательной, неинтересной и одинокой. Скованность вечно мешала девушке выползти из укрытия. Вроде той же вазы. Смотреть на кружащиеся пары было интересно, а танцевать нормально Камилла так и не научилась. Не знала, куда девать руки и как не отдавить партнёру ноги. Учитель танцев – сибилианин моментально записал её в бездари и махнул на девушку рукой.

– «Иди, Милли, иди, погуляй, не сбивай остальных…» – неизменно повторял он в начале урока.

– «Забей», – советовала Янси и утыкалась в книгу.

Удивительно, как они вообще умудрялись дружить. Наверное, от безысходности.

Камилла вздохнула, выныривая из воспоминаний. Теперь у неё другая жизнь. На диковинном звездолёте вместе с разбойником. Скомпрометировала себя дальше некуда… И до сих пор – «сибилианская девственница». Казалось, это клеймо навсегда.

«Придётся скрывать, что я с Сибилы. При первой же возможности расстанусь с невинностью».

Если честно, Камилла и не представляла, как именно, хотя об этом читала. Одно дело теория, а другое – практика. Как же так? Дожить почти до совершеннолетия и ни разу не поцеловаться. Горько осознавать, что у тебя не то, что парня не было, но и намёка на него. Даже во сне. А вдруг, Казино-планетоид с гостиницами и борделями – именно то, что ей нужно?

Камилла пыталась саботировать мнение Гэбриэла, но не представляла, как спуститься на планету. У разбойника тоже возникла с этим заминка. Когда он спросил Зверя:

– «В отсеке есть модуль или челнок?»

Тот ответил:

– «Зачем? Я и сам могу сесть. На воду».

– «Нет там воды. Да и рисковать не стоит. Останешься на орбите. А мне как спуститься?».

Зверь молчал.

– «Как-то же твой капитан спускался без тебя. Или нет?».

– «С помощью луча».

– «Показывай, как работает твой луч».

Следуя инструкциям Зверя, Гэбриэл слез в трюм, встал в углубление с энергетическим полем и вместе с потоком света опустился на поверхность планетоида. Тем более разбойнику и не нужен был скафандр. Вероятно, загадочному капитану Зверя тоже.

Перед этим Гэбриэл попытался выяснить, как ему вернуться.

– «Капитан вызывал луч», – ответствовал Зверь.

– «Как?»

– «Это знал лишь капитан».

– «Ладно, – пробурчал угонщик. – Позаимствую внизу какой-нибудь челнок. Придётся садиться и на другие планеты».

Так Камилла осталась в одиночестве, не считая Зверя, наедине со своими невесёлыми мыслями. Ненадолго.

– Похоже, у нас гости, – сообщил Зверь…

Лео-Дин понимал, что на биотрансформере далеко не улетит. Поэтому задержался на орбите, сканируя звездолёты. Поскольку матричного диска асаро поблизости не обнаружилось, он выбирал корабль, чтобы отправиться на поиски. Пока безрезультатно. Ни один не годился. То многолюдные, то – чересчур громоздкие. Для управления такими звездолётами требовался целый экипаж…

В конце концов, на отшибе воину попался удобный корабль. Выглядел он странно и непривычно, но был легок в управлении, а на борту фиксировался единичный генетический сигнал. Мелькал ещё и второй, но слишком расплывчатый и скорее энергетический. А первый, ко всему прочему, представлялся довольно соблазнительным. Лео-Дин вдруг почувствовал, что ему срочно необходим обмен…

Асаро принял решение и включил резонатор, воздействуя на систему автоматического открывания шлюзов. Такой обычно применялся на абордаже и высадке десанта… Перед носом биотрансформера раскрылась шлюзовая диафрагма корабля. Воин устремился туда, на ходу перераспределяя массу и перестраивая биогенетическую структуру. Втянув последние стропы, Лео проник внутрь звездолёта. Огляделся и двинулся навстречу желанному сигналу…

– Что за гости? – поинтересовалась Камилла.

– На борту – незнакомец, – ответил Зверь. – Не могу определить…

– Точно не Гэбриэл?

– Нет… – Зверь умолк.

Камилла осторожно высунула нос из каюты. В коридоре – никого. Девушка осмелела и направилась в кают-компанию, где возле стен-сот располагались по кругу широкие диваны…

Лео почувствовал движение. ДНК сама к нему приближалась. Асаро остановился в круглом отсеке с мягкими поверхностями и стал ждать. Когда она появилась, воин приветливо улыбнулся…

Едва переборки разошлись, Камилла так и застыла на входе с поднятой перед тактильным индикатором ладонью. Она увидела привлекательного, необычно одетого мужчину с экстравагантной внешностью. Несмотря на скудный опыт по части мужчин, девушка определила, что он чужой здесь… Камилла почему-то не испугалась. Наверное, потому что незнакомец искренне улыбался.

Лео-Дин стремительно преодолел разделяющее их расстояние и взял Камиллу за руку. Асаро пронзила сладчайшая дрожь предвкушения… Девушка подходила ему на первый взгляд. Не боялась, не убегала, а просто недоумённо смотрела… По всем признакам она была нетронутой, неискушённой. Лео не приходилось с такими сталкиваться, поэтому он проявлял осторожность…

Камилла не успела опомниться, как мужчина притянул её к груди и поцеловал в губы, ласково и вместе с тем настойчиво. Бедная девушка не понимала, как себя вести. В голове настойчиво звенела мысль, что стоило посетовать на отсутствие парня, как вот он – нарисовался. Неужели духи ответили на её глупые жалобы? Воистину – бойтесь своих желаний. Но так не бывает…

Камилла растерялась и снова не знала, куда девать руки. Просто стояла, бессильно свесив их вдоль тела. Похоже, мужчина почувствовал её неопытность и перешёл к активным действиям…

Лео нехотя оторвался от приятных тёплых губ, упиваясь вкусом ДНК. Подхватил девушку на руки и уложил на диван. Следовало глубже и сильнее удостовериться в её пригодности. Чтобы не убить ненароком… Он с трудом сдерживался.

Камилла наконец вполне осознала, что происходит. Поцелуй ещё ладно, а дальше… Она в испуге рванулась, хотела оттолкнуть незнакомца. Но он только сильнее придавил её к дивану и неожиданно прошептал:

– Не бойся. Почувствуй обмен…

Красивый завораживающий голос.

«Интересно... А петь он умеет?»

Камилла внезапно успокоилась.

Он перехватил её запястья и, нежно поглаживая ладошки указательными пальцами, вновь завладел губами… Теперь это был долгий поцелуй. Более интимный и страстный.  Лео-Дин провёл кончиком языка между губами Камиллы. Прихватил зубами нижнюю, слегка оттянул, заставляя раскрыться и ответить.

Асаро добился своего. Она стала отвечать. Сперва неумело, но Лео был хорошим учителем и вызвал генетическую отдачу... У Камиллы закружилась голова, и мысли разбежались.

Лео-Дин старался быть терпеливым. Не сорвал одежду, а расстегнул и снял только необходимое, бережно обнажив и освободив себе путь к наслаждению. Он перецеловал все открытые участки тела – шею, ключицы, исследовал губами грудь, коснулся живота. На минуту остановился и добрался до внутренней стороны бёдер, распаляя и будоража её и себя…

Камилла закрыла глаза и окончательно уплыла.

«Всё именно так и бывает?» – мелькнул единственный вопрос.

Лео убедился, что она подходит совершенно. Моментом очутился сверху, девушка от неожиданности открыла глаза и встретилась с ним взглядом… Зрачки как звёзды…

«Фантастика!»

Мужчина просто смотрел, легонько поглаживая её кончиками пальцев от висков к щекам, давая время придти в себя. Камилла снова начала соображать.

– Как тебя зовут? – сорвалось с языка.

Как же не спросить имя парня, которому духи поручили столь ответственную миссию?

Это озадачило асаро. Генетические партнёры, с коими совокуплялись воины-джамрану, не спрашивали имён и не называли своих.

– Я – Камилла.

Девушка сбила его с толку. Пробудила в душе светлую грусть... Он безжалостно отогнал наваждение и аккуратно впрыснул ей стимулятор. Гораздо нежнее, чем предыдущему генообменнику. Совсем чуть-чуть. Незаметно. Не в артерию, а в точку за ухом, где она даже не почувствовала укола. Камилла блаженно улыбнулась и разомлела.

– А всё-таки… – прошептала она, трогательно обнимая его в ответ. – Хочу знать твоё имя.

Асаро взволнованно подумал, что ничего плохого не случится, если он скажет.

– Лео-Дин…

Камилла поймала его губы, и сама поцеловала. Асаро вздрогнул от неожиданности. Девушка так отзывчива, не боится и хочет его. Лео твёрдо решил доставить ей удовольствие, и заговорил, от возбуждения переходя на родной язык:

– Желанная… Эт-жанди ххар… Анх тарх рид-жи эт-жанди… Ххар ланишь эт-жанди…

Джамранская поэзия в устах асаро вызывала экстаз или страх. Смотря для кого, и зачем, читались стихи… Девушке настолько понравилось звучание, что она задышала часто-часто, выгибаясь под ним.

И Лео был готов. Внутри всё пылало, приятно напрягаясь и пульсируя снаружи. Сердцебиение усиливалось… Асаро приподнялся. Прикоснулся горячим и твёрдым к сладкому и трепещущему… Медленно, неспешно... Меж ними словно плавился и тёк обжигающий нектар…

Девушка замерла в блаженном ожидании, затаив дыхание. Понимая, что у неё это впервые, Лео осторожно двинулся вперёд, и сердце пронзила острая боль. Будто его кромсали чьи-то когти. Асаро не закричал лишь благодаря выдержке и тренировке. Тысячи иголок впивались и выдёргивались обратно. Асаро скатился на пол, оставив Камиллу в одиночестве дрожать на диване. Вытаращив глаза, она наблюдала, как мужчина бьётся в судорогах…

«Это из-за меня?! Как? Почему?! Кого звать на помощь?»

Вскоре он затих и остался лежать неподвижно. Когда ушли последние отголоски боли, Лео-Дин методично принялся за молекулярный анализ. Источником страданий оказался чужеродный генетический материал в сердце. Реакция на чужую ДНК, вызванная его влечением к девушке? Усиление генетического обмена едва не привело к гибели…

Лео сделал вывод, что микроскопический предмет в сердце может не только причинить страдания, но и убить, разорвав сердечную мышцу. В том случае, если асаро рискнёт совершить полный генетический обмен с кем-то кроме… Надо срочно её найти! Иначе – ему конец. Хотя даже мысль о ней была ему противна. И Лео частично трансформировался.

Камилла с ужасом взирала на это, пока джамрану активировал сканеры биотрансформера и прощупывал планетоид. В результате, искомого генетического объекта не обнаружил. Тогда он включил сенсоры дальнего действия и уловил слабый сигнал… Тот отдалялся. Лео вычленил направление и установил связь с навигационной системой звездолёта. Задействовал систему, ввёл координаты. В нынешнем состоянии это потребовало чересчур много усилий. Асаро не успел запустить двигатель и потерял сознание, приняв обычную форму.

Камилла силилась понять, что происходит, ничего вокруг не замечая…

– Чем это ты занимаешься?! – неожиданно прогремел вопрос.

Девушка вздрогнула, окончательно пришла в себя и увидела Гэбриэла. Разбойник стоял на пороге кают-компании и хмуро разглядывал её. Камилла даже не слышала, как он появился. Перехватив его взгляд, ужаснулась… Задранная до пупа юбка, распахнутая блузка, спущенные чулки, при отсутствии важной детали для прикрытия интимных мест.

Камилла пискнула и принялась стягивать на груди блузку, одновременно натягивая юбку на колени и впопыхах разыскивая трусики. Они нашлись в зазоре – между подушкой и спинкой дивана. Камилла покраснела, сжала бельё в кулаке и спрятала за спину. Хорошо, что чулки целы. Это была теперь единственная пара, а иголкой с ниткой Камилла не запаслась.

Глядя на всё это, Гэбриэл ухмыльнулся.

– Сибилианская девственница надумала стать галактической шлюшкой? Ну-ну, вот так и катятся по наклонной. А кстати, кто он?

Разбойник указал на валяющегося без сознания Лео.

– Не знаю! – выкрикнула Камилла, а на глаза навернулись слёзы, от обиды и несправедливости.

Гэбриэл резко помрачнел и гневно спросил:

– Он тебя изнасиловал?!

– Нет… Кажется. Не успел.

Разбойник присел на корточки рядом с неподвижным воином.

– Живой вроде. Дышит… Хотя, за такое – его надо в открытый космос.

Камилла всхлипнула.

– Нет. Он вовсе не… Я…

Лео-Дин конечно первый начал, но ей было так хорошо, что назвать это принуждением язык не поворачивался… Камилла и сама не поняла, как всё случилось…

– Это ты его так?

– Не знаю… Похоже на припадок.

Гэбриэл задумчиво посмотрел на Камиллу.

– Теперь успокойся. Оденься. Застегнись и расскажи мне, что произошло?  – в его голосе слышались заботливые нотки. Камилла не ожидала такого от попутчика-грубияна и съёжилась от стыда.

Забота Гэбриэла легко сменилась раздражением.

– Прекрати жаться. Что я, голых девчонок не видал? Детский сад!

– Я не девчонка… – Камилла периодически вздрагивала и голос тоже дрожал.

– Тем более. Хватит трястись! – нетерпеливо прикрикнул разбойник. – Больше он тебя не тронет. Головой ручаюсь. Пока я здесь, и близко к тебе не подойдёт.

– Я боюсь не его, – ответила Камилла.

– А чего тогда?

– Я боюсь за него. Вдруг он умрёт…

Гэбриэл онемел от изумления.

– Ты вообще нормальная? – кое-как сумел выговорить он. – Этот маньяк тебя чуть не изнасиловал…

Гэбриэл впервые такое видел.

– Он… он не маньяк! – выпалила Камилла, еле подобрав слова. – Он меня не насиловал.

– Ох, какая же ты глупая, – вздохнул Гэбриэл. – Чем тебе в пансионе извилины законопатили? А что он, по-твоему, делал? В доктора играл? Дурёха! И запомни, на будущее. Если мужчина набрасывается против твоей воли, раздевает, валит на диван, на пол, куда угодно и… 

Теперь настала очередь Камиллы сидеть с открытым ртом. Она не ожидала услышать лекцию по половому воспитанию от контрабандиста и угонщика. Но так и не узнала степень преподавательского таланта Гэбриэла.

– У нас снова гости, – бесцеремонно прервал его объяснения Зверь.

 

Глава 9.

Схватка

 

В суматохе Луис забыл о «карфагском» звездолёте. Элементарно забегался. Беды валились ему на голову и ставили подножки – одну за другой. Правда, удалось избавиться от Эбрумо Кавари. Его безотлагательно эскортировали на Алактию – главную планету Синдиката, по приказу короля. Зато Эзран Кавари остался поразвлечься и сыграть раунд другой в Космический Аркан. Хорошо, что предусмотрительный управляющий в своё время позаботился о строительстве отдельного зала для важных персон.

В общем игровом зале страсти ещё не улеглись. Игроки оживлённо обсуждали грандиозное сражение чемпиона Луиса Лаца с таинственным незнакомцем. Нельзя было, чтобы Его величество об этом узнал. Подчинённым Лац строго-настрого приказал молчать под угрозой зашивания рта и более изощрённых пыток. От этого распорядитель, крупье и охрана ходили мрачные и надутые, будто в рот воды набрали и потихоньку ею давились. 

Пока король увлечённо бомбил голографические звездолёты и планеты, Луис спешно улаживал проблемы. Перво-наперво отправил кибер-перехватчик из арсенала Синдиката за Налкой. Топливно-инерционный след космо-яхты был слабым, но пока держался, и диспетчер определил направление… Вот тогда-то, управляющий вспомнил, попутно стукнув себя по лбу и отругав за тугодумство. Немедленно связался с диспетчером и узнал, что корабль ещё на орбите.

– Сканируйте!

Биосканирование положительных результатов не выявило. И отрицательных тоже…

– Биосигналы не определяются, – сообщил диспетчер. – Непонятные колебания… Флуктуации и сильные помехи.

– Опознавательные знаки?

– Никаких… Обычно карфагские звездолёты пестрят эмблемами своих кланов. А здесь – ничего…

– Ничей... Вероятно, это и есть наш загадочный клиент. Больше некому. Хватайте его сетью и держите, а после разберёмся. Вызывайте наёмников фруззи.

– А может, лучше боевиков Синдиката? – робко вмешался распорядитель, маячивший за плечом управляющего.

– Я сказал, наёмников! – гаркнул Луис. – Значит, наёмников.

– У них же ни флага, ни родины, – попробовал возразить распорядитель. – Сегодня Альянс платит, завтра Лига, а послезавтра…

– Вот именно, – оборвал его Лац.  – Они-то нам и нужны, – и сердито напомнил. – А если информация просочится в Синдикат, убью всех…

– Фруззи уже в пути, – известил диспетчер.

– Так быстро? – удивился распорядитель.

– Вертелись поблизости, – объяснил Луис. – Уж я-то знаю, где их искать. Соедините меня с лидером.

Распорядитель ни капли ему не поверил.

А в это время на орбите…

– Нас окружают, – объявил Зверь.

– Ой! – воскликнула Камилла.

– Кто? – спросил Гэбриэл.

– Не знаю…

Разбойник вприпрыжку помчался в рубку. Девушка – за ним, нерешительно оглядываясь на Лео.

– Проклятье! – выругался Гэбриэл, включив экран кругового обзора.

Со всех сторон к ним приближались летательные аппараты похожие на металлических пауков.

– Что это? – изумилась Камилла.

Она таких раньше не видела, даже на картинках.

– Брок! – выругался Гэбриэл. – Крегеры. Наёмники фруззи… У них база на той стороне планетоида. Под самым носом у Синдиката. Они как тараканы. Повсюду. И кто их вызвал?

– Не тараканы, а паучки, – фыркнул Зверь откуда-то из глубины корабля.

– Сейчас эти «паучки» слопают обшивку, облизнутся и добавки попросят, – пробормотал Гэбриэл, и его осенило. – Луис их вызвал. Прохиндей! Как он меня нашёл?.. Биосканеры…

– Это невозможно определить, – гордо ответствовал Зверь.

– Почему? – удивился разбойник.

– Когда меня первый раз прощупали, я догадался поднять флуктуальные щиты.

– Кто просканировал?

– Первый гость.

– И ты сумел поднять щиты?

– Я непонятно выражаюсь? – проворчал Зверь. – Некоторые функции могу выполнять самостоятельно: регулировать скорость и мощность, определять направление и пункт назначения по заданным координатам, активизировать щиты.

– Что ж ты раньше молчал? – рассердился Гэбриэл.

– А меня и не спрашивали.

– Брок проклятый! – выругался разбойник, увидев, как один из крегеров нацелился тонкими ножками на поверхность корабля.

– Уходим! Быстро! – крикнул Гэбриэл, плюхаясь в капитанское кресло. – Максимальная скорость!.. Вся, какая есть.

И запустил системы двигателя.

– Куда уходим? – переспросил Зверь.

– Куда угодно, лишь бы подальше…

– Понял.

Камилла, наученная предыдущим стартом, шмыгнула в соседнее кресло и затаилась там, вцепившись в подлокотники.

Далеко они не улетели. Корабль несколько раз дёрнулся, словно его заело, вздрогнул и остался на месте.

– Что ещё за брокня?! – возмутился Гэбриэл. – Полный вперёд!

– Меня что-то держит, – оправдывался Зверь, пробуя вырваться. – Не могу…

– Сеть, – простонал разбойник. – Попробуй на максимальной скорости.

– Это и была максимальная!

Фруззи понаблюдали за ними и двинулись в наступление. «Пауки» прыгали и цеплялись лапками за обшивку. И вскоре облепили корабль, пружиня конечностями, и забегали по нему в поисках шлюза. Но жала пока не выпускали.

– Проклятье, – сквозь зубы процедил Гэбриэл, ковыряясь в схемах управления. – Надо отрезать сеть… Где у тебя боевой режим? Какие орудия на борту?

– У меня нет орудий, – ответил Зверь.

– И как же я не подумал, – пробормотал Гэбриэл и тут до него дошло. – Как нет орудий?!

– Это не военный корабль.

– На вас ни разу не нападали?

– Нападали… иногда.

– Как же вы оборонялись?

– Капитан использовал луч.

– Для сражений?

– Если инверсировать луч в разрушитель…

– Как?!

Камилла брезгливо разглядывала на экране «брюхо» «паука» с множеством трубочек, выпуклостей и присосок…

– В системе есть… – принялся объяснять Зверь и передумал. – Ладно… Я это сделаю, но капитан справлялся быстрее. На то он и капитан. Это займёт некоторое время.

Гэбриэл нервничал. С навигацией и переключением скоростей он разобрался, как завзятый угонщик. Но всё остальное… не поддавалось никакой логике. Мужчина хмурился, пробуя разобраться в хитросплетении индикаторных схем капитанского пульта. 

– Сплошные нагромождения!

– Уникум универсум, – согласился Зверь. – А капитану стационарный пульт и не был нужен. Он управлял дистанционно.

– Как?

– С помощью имплантата. Посылал сигнал напрямую, а я его принимал. Капитан обычно летал один, а команду набирал только для дальних экспедиций…

– А что же ты раньше не говорил?

– А вы не спрашивали.

– Заладил! Чего мы ещё не знаем о твоём чудо-капитане?..

«Паучьи» лапки скребли обшивку. Крегеры раскачивали корабль. Защитное поле выдержало, не позволяя им проникнуть внутрь. Кое-кто попытался и сломал жало. Зверь в придачу заблокировал наружные диафрагмы. Звездолёт теперь напоминал крепость, которую брали штурмом.

– Быстрее, Зверь, не болтай, – торопил Гэбриэл.

– Стараюсь, – отвечал Зверь. – Нужно параллельно удерживать защиту. Иначе, «пауки» нас продырявят…

– Мы должны сражаться.

Занятые делом, они не заметили, как в рубку вошёл Лео. Джамрану очнулся и сразу определил, что происходит. Их атаковали. «Пауки» напомнили о битве с космическим спрутом. Корабль, выбранный Лео, хотели захватить враждебные существа. Это не входило в планы асаро…

Гэбриэл и Камилла уставились на воина, как на привидение, соображая, что делать. Лео не дал им времени на раздумья. Трансформируясь на бегу, он ринулся к ближайшей мембране и вырвался в космос, расшвыривая фруззи. Насадил парочку на острый нос биотрансформера, снизился над планетой и сбросил их, придав ускорение. Крегеры благополучно врезались в планетоид, потеряв управление, и взорвались.

Камилла смотрела на это широко раскрытыми глазами.

– Ого… – только и смог вымолвить Гэбриэл.

Лео развернул биотрансформер, взлетел и, поднявшись над кораблём, смёл назойливых «пауков» протонной волной. Защита выдержала и на этот раз, а фруззи отбросило далеко в космос. Тех, кто удержался и всё ещё цеплялся, асаро добивал по одному фазерным огнём…

– Съели! – завопил разбойник.

– Готово! – доложил Зверь. – Режь!

Гэбриэл положил ладонь на пусковой рецептор…

– Есть!

Тонкий белый луч ударил в планетоид…

– Упс, – констатировал Зверь.  – Малость промазал. Наводи точнее.

– Без тебя знаю – огрызнулся Гэбриэл и пробормотал. – Где тут система наведения…

– Тебе помочь?

– Сам разберусь!

– Ну, давай, – хмыкнул Зверь. – Хорошо ещё, я мощность отрегулировал, а то бы хана планетке.

– Ну и на здоровье, – буркнул Гэбриэл и активировал луч.

– Мимо!

В общем, перед тем как ему удалось рассечь сеть, пострадали склады и ангар с орбитальными модулями...

На планетоиде Луис метался и рвал волосы везде, куда мог дотянуться, жалея, что связался с наёмниками. Распорядитель злорадно бурчал себе под нос: «А я же говорил…».

Наконец у Гэбриэла получилось. Луч разрезал сеть. Зверь почувствовал свободу и рванул с орбиты. Лео-Дин размазал по обшивке последнего настырного «паука», нырнул на ходу в услужливо раскрытую мембрану и трансформировался обратно.

– Полный вперёд! – скомандовал Гэбриэл, и Зверь на радостях вломился в скоростной коридор.

Камилле начинало это нравиться. Они победили! Лео – молодец! И Гэбриэл уже не помышлял сбросить её на ближайшей планете.

Экран замигал, реагируя на сверхскорость, а внутри корабля время и пространство будто остановилось. Тут Гэбриэл опомнился.

– А куда мы летим?

– Согласно координатам, – ответил Зверь.

– А кто задавал координаты?

– Я.

В рубке вновь появился асаро. Гэбриэл смерил его взглядом.

Откуда этот тип взялся? И что ему нужно? Набрасывается на девушек, бьётся в припадке, теряет сознание, а потом крушит наёмников одной левой. Как будто, так и надо… Да ещё и превращается брок знает во что… Разбойник на всякий случай приготовился к драке… Но воин не собирался с ним драться.

 – Я должен закончить дело, – спокойно объяснил Лео-Дин. – Для этого мне нужен ваш корабль. На время.

Гэбриэл усмехнулся. Как правило, это он «заимствовал» звездолёты.

– Угнать не получится, и не надейся.

– Ты – капитан? – поинтересовался Лео.

– Вроде того, – ответил Гэбриэл.

– Э-э! – запротестовал Зверь.

– Исполняющий обязанности, – дипломатично уточнил разбойник.

– Значит, мы договоримся, – кивнул Лео.

– Смотря на сколько, – ухмыльнулся разбойник.

– Сочтёмся, – улыбнулся асаро.

Гэбриэл подумал, взвесил, и решил, что это даже неплохо. Из-за подонка Луиса он теперь на мели, и не помешает наполнить карманы… Едва он так рассудил, корабль замедлил ход и остановился.

– Мы на месте, – сообщил Зверь.

Они висели в глубоком космосе, напротив прогулочного звездолётика.  Тот крутился на месте, отчаянно сигналя аварийными огнями.

– Я буду не я! – Гэбриэл присвистнул. – Если это не космо-яхта болвана управляющего!

– Кого? – не поняла Камилла.

– Луиса Лаца, брок его дери!

– Это и есть цель, – невозмутимо пояснил Лео, улавливая знакомый генокод в мешанине сигналов.

– На кой она тебе сдалась?

Лео не ответил. Он думал.

– Яхта терпит бедствие, – отметил Зверь.

– Ну ещё бы! – рассмеялся Гэбриэл.  – Кто ж гоняет яхту в такую даль! Межпланетные перелёты – максимум. Наверное, просто кончилось топливо или возникла перегрузка.

Угонщик прикидывал, за сколько можно загнать эту посудину на галактической барахолке, сняв опознавательные знаки. Тысяч за двадцать, не больше…

«Что ж, Лац, не хотел ты по-хорошему…».

– Там люди бедствуют, – напомнила Камилла.  – А вы здесь рассуждаете, о каких-то целях и перелётах.

– Зверь, – позвал Гэбриэл, недовольно косясь на Камиллу. – Можно использовать тот же луч для захвата?

– Если инверсировать снова. Иначе выстрелишь и разнесёшь яхту. Останутся куски. Или желаешь по частям?

– Не болтай чепухи.

– Давай я.

– Разберусь, – бросил Гэбриэл.

Через десять минут яхту захватил поток света, и разбойник затащил её в трюм, где уже находился угнанный челнок. Как только сомкнулась диафрагма, Лео покинул рубку и отправился вниз.

Гэбриэла это совершенно не интересовало. Он раздумывал, куда двинуться дальше, чтобы выгодней продать яхту и раздобыть денег. А вот у Камиллы на душе стало неспокойно. В животе тоже. Девушка проглотила голодную слюну и, помедлив немного, пошла за Лео…

Гэбриэл, занятый вечными проблемами и навигацией, заметил это слишком поздно…

 

Глава 10

Тёмный сектор

 

Лео-Дин спустился в трюм, куда недавно втянули космо-яхту. Она встала по диагонали, загородила проход и упёрлась в челнок Гэбриэла. Поэтому к трапу было не подобраться. Но асаро это не смущало. Воин просто остановился и стал ждать. Откинулась крышка аварийного люка и показалась голова Зигмунда. Лео-Дин ничего не чувствовал к вампиру, не понимал его природы. И предпочёл избавиться от помехи, метнув хлыст и сломав ему шею. Быстро и безболезненно. А потом вытащил наружу и зашвырнул в угол.

Асаро не знал, что вампиры – живучие твари и так просто их не убьёшь. Существовало два способа убить вампира. Постепенный – атмосферная радиация и мгновенный – вырывание сердца или отсечение головы. Сломав Зигмунду шею, Лео всего лишь нейтрализовал его, и тот безвольно валялся в углу. До поры до времени…

Следующим из отверстия выглянул Хэрхи… И как всякий сообразительный кольцерогий карфаг мгновенно юркнул обратно в яхту… Оттуда послышались ругательства, поскольку Хэрхи свалился на Налку, лезшую последней. Карфаг что-то пробормотал, заикаясь, и девчонка выпрыгнула из люка с радостным воплем:

– Любимый!

И тут же была с готовностью подхвачена сильными руками асаро.

– Любимый! Ты пришёл за мной?

Налка даже не заметила лежащего в углу Зигмунда. Она видела только Лео. Асаро улыбнулся. Та, к кому он питал отвращение, заслуживала торжественной и красивой смерти. Она причинила ему боль и должна испытать всю прелесть возмездия. Ничего личного. Условия диктовал генетический закон джамрану…

– Ты готова к смерти? – с улыбкой спросил Лео, заглядывая Налке в глаза.

Звёздные зрачки расширились, переливались и затягивали в черноту.

– Готова, любимый, готова, – лепетала Налка, обнимая его. – Всё, что угодно для тебя!

– Тогда, ты умрёшь, – кивнул Лео. – Обещаю, тебе понравится.

– Что-о?! – до Налки внезапно дошёл смысл его слов. – Ты хочешь меня убить? Любимый! За что?!

Она попыталась вырваться, но асаро крепко держал её, обвив плечевыми отростками.

– Ты совершила генетическое преступление, прибегнув к своей ДНК.

– Чего?! – глаза Налки теперь напоминали блюдца. – Я не понимаю…

– Моё сердце болит из-за тебя. Я не могу прикоснуться к другой женщине, чтобы совершить обмен. К той, которую желаю…

В углу закопошился вампир. Зигмунд очухался, но пока не мог подняться. Срастить позвонки было труднее, чем сломанное бедро.

Налка покосилась на вампира и захныкала.

– Это не из-за меня… Нет… Капсула приворота сделала это. А я люблю тебя…

– Внутри – твой генетический материл.

– Это не я! – взвизгнула Налка. – Это он!

Розовый пальчик уткнулся в Зига.

– Он лишь выполнял твою волю. Поэтому, я убью тебя.

– Пожалуйста, не надо, – скуксилась дочь управляющего.

Асаро улыбнулся и погладил Налку по голове.

– Не бойся. Я великодушен и постараюсь убить тебя приятно. Тебе понравится…

– Нет, – всхлипнула Налка. – Не надо! Не хочу…

– Захочешь, – улыбнулся Лео, взяв её за горло…

– Лео-Дин! – в трюм ворвалась Камилла. – Что ты делаешь?!

– Лео… – прошептала Налка, всё ещё не веря в близкую смерть. – Так тебя зовут… А меня…

Асаро с ласковой улыбкой прижал к её губам палец.

– Шшш, убийце не следует знать имя жертвы…

– Нет! – Налка забилась в его руках, но воин только крепче обвил её хлыстами и стиснул отростками.

– Лео!  – выкрикнула Камилла. – Отпусти её. Она не враг, а всего лишь глупая девчонка.

На этот раз Лео улыбнулся Камилле. При взгляде на эту женщину усиливалось сердцебиение, напоминая о пережитой боли. Но ему нравилось смотреть на неё. Как только он закончит ритуал смерти, то сможет без помех завершить обмен. Пусть она подождёт.

– Закрой глаза, Камилла, – впервые асаро назвал кого-то по имени, наслаждаясь его звучанием. – А лучше уходи. Тебе нельзя это видеть и слышать.

Лео мягко сдавил Налкину шею, и, медленно скользя по телу отростками, понемногу впрыскивал парализующий раствор. Девчонка с ужасом уставилась на него, а джамрану глядя на неё чарующе произнёс:

– Вадэрах рэшан синдар… Сартрэм вадэрах кальвар… Рэшан амбэрах вэдар…

Камиллу заворожили эти слова. Совершенно очарованная его голосом, она засмотрелась на Лео… Он был так красив в этот момент…

Асаро коснулся пальцами подбородка жертвы. Он по-прежнему улыбался, а из ладони выскочило серповидное лезвие. Лео подтянул жертву ещё ближе, и Налка покорилась, глупо хлопая ресницами. Теперь она желала лишь одного…

– Убей меня, Лео… Скорее…

И хныкала от нетерпения.

Так действовала поэзия смерти в устах воинов-джамрану. Лео не знал жалости, но мог заставить принять смерть с блаженством.

– Ле-ооо! – по щекам Налки потекли слёзы.

Зрачки асаро вспыхнули в ответ. Он неторопливо провёл лезвием по её лицу, чувственно стирая влагу.

– Вадэрах сарам вэдар…

– Да… – прошептала жертва. – Убей меня, Лео. Молю…

– Эт-то что ещё за срань?! – в открывшемся проёме возник Гэбриэл. – А ну-ка, отпусти её!

Это немного отвлекло Лео. Продолжая совершать обряд, асаро привычно трансформировал хребет и выпустил спинной шип, намереваясь пригвоздить защитника к полу. Не тут-то было! Гэбриэл перехватил отросток одной рукой и направил в него биоэлектрический разряд. Лео не успел защититься, когда его пронзили молнии. От удара он выпустил Налку. Девчонка свалилась кульком, находясь под действием нейролептика. А Лео повернулся к Гэбриэлу и…

– Нет! – Камилла опомнилась и встала между ними. – Немедленно прекратите!

Вампир изловчился и подполз к Налке. Захрипел, пытаясь что-то сказать. Он регенерировал, постепенно восстанавливая голосовые связки, которые невзначай повредил асаро.

Лео нежно отодвинул Камиллу, чтобы устранить Гэбриэла. Разбойник накапливал силы для следующего удара…

– Погодите… – к Зигмунду вернулся голос. – Убийство не поможет. Вы связаны…Если умрёт Налка, ты – пострадаешь…

Лео нахмурился.

«Тварь выжила?»

Он так мало знал об этом мире…

Асаро переключился на вампира, удерживая Гэбриэла в поле бокового зрения.

– Почему?

– Не знаю, – простонал Зиги. – Так действует приворот. Мы летели на Ведьмию, чтобы всё исправить… Они могут вытащить эту штуку из тебя…

– Ну и дела, – усмехнулся Гэбриэл. – Счастливые потребители ведьмийской продукции.

Лео кивнул и приподнял Налку. Под настороженным взглядом Зигмунда, впрыснул девушке антидот и отпустил. Вампир тяжело сглотнул…

 – Даю шанс всё исправить. Иначе, придётся убить.

Налка пришла в себя и села, очумело тряся головой. Замерла, нашла глазами Лео и подползла к нему, хватая за ноги.

– О, Лео! Я люблю тебя! Почему ты меня не убил?! Я хочу…

– Прекрати! – крикнул разбойник.

Взгляд Налки метнулся к Гэбриэлу.

– Гэб? А ты что здесь делаешь?

– Вы знакомы? – удивилась Камилла.

– Типа, – буркнул Гэбриэл.

Налка фыркнула.

– Конечно. Гэбриэл Кавари частенько у нас околачивается. Обтяпывает делишки с моим отцом.

– Кавари?! Так ты….

– Эбрумо Кавари – мой отец, но я не вампир. Моя мать была алактинкой…

– Полукровка, – выдохнула Камилла. – Так вот откуда у тебя способности!

– Мы не собираемся это обсуждать, – угрожающе заметил Гэбриэл. – Давайте решим, что будем делать…

– Решайте быстрее, – подал голос Зверь. – К нам приближается корабль…

– Не космос, а проходной двор, – возмутился Гэбриэл и кинулся в рубку. Лео поспешил следом. К тому времени, когда подползли остальные, Гэбриэл установил координаты и включил максимальную скорость…

Капитан перехватчика недоумевал. От звездолёта осталась лишь вспышка. Ни следа космо-яхты. Двигаться наугад капитану не улыбалось и, подождав немного, он развернул корабль. Придётся сказать Лацу, что его дочь исчезла в неизвестном направлении, вместе с яхтой…

– Куда мы теперь? – поинтересовалась Камилла.

– В тихое безлюдное место, – ответил Гэбриэл, окидывая взглядом непрошенных пассажиров, – где нам никто не помешает. Как раз по пути к Ведьмии… Возражений нет?

Все, кто был на корабле, сгрудились в рубке. Даже Хэрхи понял, что опасность миновала, выполз укрытия и присоединился к ним. Зверь втихаря наблюдал, одним глазом выглядывая из соты.

Гэбриэл усмехнулся.

– Предлагаю пройти в кают-компанию и спокойно разобраться в ситуации….

У взволнованной и голодной Камиллы громко заурчало в желудке…

– Хм, – Гэбриэл нахмурился, а девушка покраснела.

– И хорошо бы чего-нибудь перекусить, – добавил разбойник.

– На яхте есть провизия, – радостно сообщил Хэрхи.

– Тащи сюда, – велел Гэбриэл.

Юный карфаг убежал в трюм. Налка с опаской покосилась на Лео. Асаро невозмутимо гипнотизировал мерцающий экран. Зигмунгд обнял Налку. Камилла вцепилась в спинку кресла Гэбриэла. Рядом с ним она чувствовала себе уверенней. Тем более Лео стоял так близко….

– Мы на месте, – объявил Зверь.

– Ну и скорость!

Хэрхи ещё не успел вернуться с едой, как их выбросило из скоростного коридора в беззвёздную черноту. Правда, как следует приглядевшись, можно было различить светящиеся микроточки, затерянные глубоко в пустоте. Только пыль и обломки изредка проплывали за экраном.

– Где мы? – спросила Камилла.

– В Тёмном секторе, – ответил Гэбриэл.

– Мамочки, – прошептала Налка.

Она вдоволь наслушалась страшных историй об этом гиблом месте. Камилла тоже съежилась от страха. Янси рассказывала о Тёмном секторе жуткие вещи.

Все кроме Лео переглянулись. Асаро не был знаком с легендами этого космоса. Лишь поверхностно, через генетические коды, которые успел считать.

– Расслабьтесь, – усмехнулся Гэбриэл. – Это всего лишь один из промежуточных секторов нашей галактики, где ничего нет. Одна пустота. Необитаемый космос. Самое безопасное место, где нас не достанут.

– Но… – возразила Налка, – как же космические омуты, хищная туманность и кладбище звездолётов?

Подошёл Хэрхи с пакетами и лихорадочно закивал.

– Кладбище – обычная свалка. А всё остальное – слухи и байки контрабандистов… Для справки. Наша галактика – полосатая. Отсюда и название – Зебра. Светлые области чередуются с тёмными. В тёмных областях нет ни звёзд, ни планет. Только космическая пыль, мусор и обломки. Несколько перевалочных станций и баз контрабандистов. А границы пустоты отделены от светлых зон тёмными туманностями. Вот и весь коленкор.

Камилла пожалела, что Янси не рядом. Вот бы она удивилась! Ей понравились бы приключения…

Гэбриэл насмешливо спросил у Налки:

– Как вы собирались пересечь Тёмный сектор? Самый короткий путь на Ведьмию проходит здесь.

Об этом горе-яхтсмены даже не задумывались.

– Ладно… На своём судёнышке вы бы сюда вообще не добрались. Яхта не рассчитана на дальние перелёты. И раз уж мы оказались в одной лодке…

– Это корабль! – воспротивился Зверь, моргая глазами в сотах.

Налка икнула от неожиданности.

– Разумеется, корабль, – согласился Гэбриэл. – Это я и хотел сказать. Итак, давайте всё обсудим, наконец.

– Да, – кивнул Лео, развернулся и первым направился в кают-компанию, попутно размышляя.

Этот Гэбриэл – необычный экземпляр со смешанными генами и достойный противник. Асаро невольно почувствовал к нему уважение… А ещё Камилла… «Нет ничего хуже, чем прерванный обмен», – гласила известная джамранская пословица. И Лео это на себе ощутил. Оставалось только надеяться и мечтать. Довольно противоестественно для асаро, привыкшего получать генетическое удовольствие по первому требованию…

К тому моменту Лац получил сообщение от перехватчика. Кавари обещал содрать с него шкуру, и Луис бился головой об стол, подсчитывая убытки.

«Ничего, – думал он, морщась и потирая шишку на лбу. – Как только он воспользуется карточкой… Тут-то мы его и схватим…».

 Вспомнил о беглянке дочери и смачно приложился к столешнице...

 

Глава 11

Команда Зверя

 

– Так-так-так, – задумчиво протянул Гэбриэл, оглядывая разношёрстную компашку.

Все собрались в кают-компании, разместившись согласно предпочтениям – сидя на диване или развалившись на полу.

Взгляд разбойника задержался на Лео, что устроился неподалеку от Камиллы.

– Зачем хотел убить девчонку?

– Генетический закон джамрану. Отдача ДНК-кодов через смерть жертвы и перестройка кодонов… Перезагрузка биопрограммы с корректировкой и устранением сбоя.

Гэбриэл нахмурился. Слова асаро прозвучали чересчур загадочно, но вдаваться в подробности разбойник не стал. Пока что...

– Теперь я знаю, что это мне не поможет, – добавил Лео.

– Ладно. Как капитан этого корабля…

– Временно, – неизменно поправил Зверь.

Глаза время от времени мелькали в сотах на стенах и потолке. Корабельный дух внимательно наблюдал.

– Разумеется, временно, – Гэбриэл шутливо поклонился невидимому собеседнику. – Пока я управляю кораблём и контролирую происходящее на борту. Если честно, мне не нужна команда. Я бы с радостью скинул всех на ближайшей планете…

Контрабандист оценивающе прищурился. Остальные переглянулись, но едва попытались возмутиться, как Гэбриэл поднял ладонь, требуя тишины.

– Я не закончил… Итак…

– А поконкретнее? – не сдержался Хэрхи, чем сильно удивил Налку и Зигмунда.

Гэбриэл повернулся к юному кольцерогу и заметил:

– Не сомневаюсь, что ты очень умный молодой карфаг. Поэтому, наверное, смекаешь, что наше положение…

– Неустойчиво, – пробормотал Хэрхи, напрягся, побагровел и продул рога… Когда воздух с шумом вырвался из роговых отверстий на кончиках, парнишка окончательно смутился, забился в угол и надолго замолк.

– Правильно, – Гэбриэл усмехнулся…

Карфаги продували рога в трёх случаях: когда думали, волновались или злились. Это насыщало их мозг кислородом, улучшало работу мысли и успокаивало.

– Правильно, – повторил Гэбриэл. – Наша участь незавидна. А знаете почему?.. Нет? Видели фруззи?

Зиги икнул. Хэрхи втянул рогатую голову в плечи. Налка захлопала глазами.

– Ну, допустим, не все видели… Тогда коротко и ясно. Мы – в полном дерьме. Сейчас нас, вероятно, разыскивают, чтобы убить и присвоить корабль. И кое-кто покруче наёмников.

Зверь хмыкнул.

– Да! Забыл сказать. Со мной путешествовать опасно. Лига даёт награду за мою голову. Это раз! Синдикат жаждет моей крови (буквально). Это – два… Ну и… Неважно. Надо быстрее покинуть территорию Лиги и Синдиката.

– И куда мы пойдём? – осмелилась спросить Камилла.

– Выход один – бежать в сектор Альянса, или ещё дальше, за границу обитаемого космоса. Готовы со мной объединиться – оставайтесь. Нет – я никого не держу.

В кают-компании повисло недоумённое молчание. Гэбриэл минутку подумал и обратился к Лео-Дину:

– Чего хочешь ты?

Асаро улыбнулся.

– Разве не понятно?

– Ну, а после того, как избавишься от ведьмийской штуковины?

– Вернуться на родину. Найти других асаро.

Гэбриэл исподволь рассматривал воина. Он давно уяснил – с этим странным типом полезней дружить, чем враждовать. Контрабандист помнил, что тот сотворил с фруззи.

– Откуда ты родом?

– Из галактики Вихря.

Гэбриэл в раздумье наморщил лоб.

– Не слышал о такой… Но, кажется, знаю тех, кто возможно знает… Как ты сюда попал?

– Мою планету атаковал гигантский космический спрут. Из-за этого я оказался здесь, – объяснил асаро.

Камилла вскрикнула, придвинулась к Лео и схватила его за руку в порыве чувств.

– На мой дом тоже напали! Из космоса. Что-то огромное! В тот день я потеряла родителей…

– Так-так, – нахмурился Гэбриэл.

Лео замер и чуть погодя накрыл ладонью тонкие пальчики Камиллы. Налка прожгла обоих ревнивым взглядом. Зиги недовольно заворчал…

Асаро понимал, что так нельзя. С трудом преодолевая искушение, быстро считал лишь поверхностные РНК-коды памяти… Уловил внутренним зрением огромную тень, обломки разорванной планеты, ощутил боль и ужас миллионов… Почувствовал лёгкий укол в сердце и отдёрнул руку. Этого было достаточно. Даже лёгкая близость доставила ему удовольствие, но не принесла облегчения, а только усилила тоску. Скорей бы…

– Это оно.

– Что? – переспросила Камилла, втайне трепеща от его прикосновений.

– Космическое чудовище, – пояснил Лео. – То самое, что атаковало и мою планету. Родину джамрану…

Гэбриэл задумчиво наблюдал за ними.

– Я не могу поверить в гибель родителей, – сказала Камилла. – Наверное, есть способ выяснить, что с ними стало. Убедиться…

– Хорошо, – разбойник кивнул. – Учёные с Астроса-1018 исследовали останки Орданеллы. Может быть, они смогут ответить на твой вопрос.

– Астрос… Где это? – заинтересовалась Камилла.

– Планета на окраине галактики, у границ обитаемого космоса. Однажды я там скрывался. На Астросе живёт мой приятель – астроном. По ночам пялится в телескоп. Кто знает, вдруг и галактику Вихря разглядит. Закину вас к нему, пусть разбирается. А потом мы со Зверем двинем дальше…

– А я хочу найти своего капитана, – ненавязчиво вставил Зверь, хотя его никто и не спрашивал.

– Ради этого я и собираюсь покинуть галактику, – улыбнулся Гэбриэл. – В частности. Значит, не мешает заручиться координатами и более подробными картами у астрономов.

Ответ удовлетворил Зверя, и количество глаз резко уменьшилось.

– А я? – встряла Налка.

– А мы? – подхватил Хэрхи.

Вампир угрюмо молчал. Не доверял он полукровкам.

Признаться, контрабандист почти о них забыл. Гэбриэл воспринимал эту нелепую троицу как бесплатное и никчёмное приложение к яхте, которая волею случая попала к нему в руки. Присутствие балласта усложняло задачу, но было необходимо на Ведьмии, ради благополучия Лео. Всё равно девать некуда. Просто Гэбриэл ещё не решил, к чему бы их приспособить…

– Я не хочу покидать галактику, – всхлипнула Налка.

Гэбриэл раздражённо покосился на неё.

– И не придётся. Доберёмся до Ведьмии, освободим Лео и отправитесь на все космические стороны. Вернёшься к своему папаше любым попутным транспортом. Не возбраняется. А пока… Будем одной командой. Во-первых, чтобы отбиться от преследователей, если понадобится. А, во-вторых… Думаете, на Ведьмии к вам сразу кинутся помогать за просто так или за красивые глаза?

Налка обиженно вытянула губки бантиком. Села, распрямив спину и строя из себя оскорблённую покупательницу.

– Ведьмы продали мне некачественный товар! И должны…

– Ничего они не должны, – перебил её Гэбриэл. – Упаковку-то сохранила? Давай сюда.

– Вот, – запасливый вампир протянул коробочку.

Разбойник взял её, повертел в руках и присвистнул.

– Надо же. Ни одного торгового штампа. Нелегальный товар? Уж я-то в этом разбираюсь! Как любой контрабандист, – он вернул упаковку Зигмунду со словами:

– Никто вам бесплатно не поможет. И денег не вернут. Вы ничего не докажете. Придётся раскошелиться на кругленькую сумму, как миленьким. Ведьмияне дорого берут за свои услуги.

Налка с Зигмундом переглянулись.

– Но у меня нет денег, – жалобно сообщила дочь управляющего.

– Ай-яй-яй, – посетовал Гэбриэл. – Так попроси у папаши. Извини, ссудить не могу. Луис мне и так немало задолжал. Ты же не станешь умножать долги отца…

Налка скривила губы и начала кукситься. Вампир свирепо зыркал на Гэбриэла. Тот сначала откровенно усмехался, а потом резко посерьёзнел.

– Деньжат я достану. Не для тебя, а для Лео и общего дела, – пояснил он, заметив, как прояснилось Налкино личико. – Чтобы заплатить ведьмиянам и пополнить запасы корабля. Провизии с яхты надолго не хватит… И денег от её продажи тоже.

– Контрабандист, – прошипел Зигмунд. – Неужто яхтами промышляешь?

– Вот ещё! Угон и продажа транспорта – это хобби, побочный бизнес. Мой главный товар – ценная информация.

Теперь и вампир присвистнул.

– Ничего себе! Элита контрабандистов… Мечта любого прокурора. Основной хлеб палача да с толстым слоем масла. А уж какие ставки!

Так и было. Обычно, в суде информационных контрабандистов не щадили и чаще всего давали высшую меру. Если конечно доходило до суда…

Пока Гэбриэл с вампиром перебрасывались репликами, Лео внимательно слушал и, естественно, понимал, о чём речь. Поколебался немного и выудил из потайного кармана честно выигранную кредитку. Крупье подробно объяснил ему, для чего она предназначена и, что с ней нужно делать.

– Если вам необходимы средства, – вмешался асаро, – то почему бы не воспользоваться этим.

С минуту все изумлённо таращились на пластиковый прямоугольник. Первым опомнился контрабандист.

– Откуда она у тебя?

– Выиграл в Аркан.

– В галактике Вихря тоже знают эту игру? – спросил Гэбриэл, осторожно беря кредитку и пристально разглядывая её. – И, видимо, играют неплохо. С ума сойти! Сорвать такую крупную ставку у самого чемпиона…

Гэбриэл знал правила казино.

– Да, – кивнул Лео. – Но в галактике Вихря Космический Аркан не игра.

– А что? – разбойника обуяло любопытство. Остальных тоже. Они даже подвинулись ближе, и Хэрхи вылез из своего угла.

– Тренажёр. Для начинающих асаро ещё не вкусивших настоящей битвы. И стратегический полигон для бывалых воинов, чтобы не потерять форму в перерывах между сражениями. Мы разыгрываем тренировочные бои, а потом используем эти приёмы в схватке.

У молодого карфага загорелись глаза. В голове уже пропечаталась тема научного исследования. За ней мысленно возникла почётная награда «золотого умника»… Её вручал сам ректор, на парадном крыльце главного университета Карфагеона… Позолоченные венки один за другим надевались победителю на рога, пока кто-то не выдернул из-под ног ковровую дорожку. Хэрхи нехотя очнулся от грёз, ощутив сбоку острый локоток Налки.

– Интересно, – проговорил Гэбриэл. – Галактика Вихря… Воины-асаро… Надо обязательно навестить моего приятеля астронома. Но для начала, – он изучил кредитку со всех сторон. – Раздобудем наличности. Вот только…

– Что? – подозрительно спросил Лео.

– Кредитка явно меченная. Луис – известный поганец.

Налка обиженно засопела. Но Гэбриэл не придал этому значения.

– Стоит ею воспользоваться, как тебя выследят и схватят. В карту встроен специальный маячок, который активируется во время банковской операции. Поэтому наличность можно снять лишь один раз, а затем отправить кредитку в длительное космическое путешествие. Пусть ловят по всей галактике. Вот удивятся-то, – мрачно добавил Гэбриэл.

– Так в чём проблема? – Лео уловил сомнения в голосе контрабандиста.

– Зараз можно взять не больше миллиона. Маловато, – поморщился Гэбриэл.

Камилла тихонечко ойкнула. Миллион! Так много! Но если галактический угонщик и разбойник утверждает обратное… Значит, мало.

– Хотя… Я попробую взломать банковский код карты и снять больше. Есть одно местечко, где это получится сделать без помех.

– Где? – недоверчиво поинтересовался Зигмунд.

– В нижней границе секторов Лиги и Альянса – в районе переднего левого копыта. Наёмники и боевики Синдиката нескоро туда доберутся. Но для нас это даже не крюк, с таким кораблём… Зверь!

– Ну?

– Будь готов. Я проложу курс…

Всё путешествие до пункта назначения действительно заняло у них всего девять часов. Звездолёт со Зверем внутри двигался с небывалой скоростью. Но сначала им пришлось сутки торчать в Тёмном секторе – разбираться с управлением и основными системами корабля. Во избежание дальнейших недоразумений. 

Перво-наперво Гэбриэл попросил звёздного штурмана снова изменить форму. Перебрав сотню-другую вариантов, разбойник нехотя остановился на прежнем корыте с парусами и мордой неведомого чудовища. Выглядело довольно устрашающе.

Потом временный капитан распределил обязанности. Поскольку вампир получил медицинское образование, то его назначили корабельным врачом. А Налку приставили к нему помощницей. В основном, чтобы под ногами не путалась и не докучала асаро. Да и Зигмунд всегда за ней присмотрит. Особенно если кушать захочет. Однако Налка не желала сидеть в каюте и шастала по палубам в поисках Лео.

Для Хэрхи сразу нашлась работа в рубке – требовалось разобраться в сложных корабельных схемах. Умненький карфаг вполне способен с этим справиться. А, кроме того, послужить вычислительной машинкой. Кольцероги запросто складывали в уме десятизначные числа.

Камиллу определили на камбуз. Совершенно формально. Готовить покамест было не из чего, а припасы с яхты наполовину съели. Другая половина состояла из стандартных космических пайков – кубиков хлореллы, овощных брикетов, сырных палочек. Кое-что из этого размачивалось в воде, становясь абсолютно безвкусным. Остальное елось так, и казалось более съедобным.

В общем, Камилла сидела перед сотами пищевой раздачи и грустила. Не того она хотела. Куда интересней быть помощником капитана. Даже бестолковой Налке и той досталась более важная должность. С её-то познаниями?! Судя по несчастному Лео…

Девушка пожаловалась Зверю.

 – Потерпи, – успокоил её невидимка. – Загрузимся ингредиентами, тебе и делать-то ничего не придётся. Знай, вводи рецепты, и корабль сам всё синтезирует. Я покажу как. И твоя обязанность упразднится сама собой.

Не очень-то обнадёжил. Всё равно, отношение к ней капитана ничего другого не предусматривало.

Камилла вздохнула и поплелась в каюту. Ведь на камбузе пока делать нечего. Разве что водички попить. Но это и в каюте можно. Фонтанчики включались по всему кораблю. Только приложи к акваиндикатору большой палец…

Лео-Дин выбрал себе убежище по вкусу – самую дальнюю каюту в хвосте корабля. Довольно просторную и без излишеств. Там он заперся, погрузился в себя и занялся укреплением генетических кодов.

Гэбриэл сидел в капитанском кресле, наблюдал за карфагом, роющемся в пульте управления и размышлял.

Вот он заполучил невероятно быстрый корабль и обрёл союзника в качестве чужака-воина, больше похожего на ходячее оружие… И галактика явно ему тесна… А действительно! Не отправиться ли на поиски чего-нибудь стоящего? Затем продать это сокровище всем группировкам одновременно и, отлетев на приличное расстояние, полюбоваться, как они перегрызутся…

Недаром Гэбриэл был космическим авантюристом. Он не собирался отдавать новообретённый звездолёт какому-то мифическом капитану, несмотря на свои заверения. Заяви он правду Зверю, как тот откажется повиноваться, и кто знает, каких пакостей от него ожидать…

Впереди ярко зажглись звёзды, вспыхивая бриллиантами на чёрном экране. Корабль вышел из Тёмной зоны. А ещё через пять часов капитан Гэбриэл созвал команду в рубку и показал на экран.

– Мы уже на месте.

Навстречу им, сверкая, вырастала космическая станция – сплюснутая колонна с заострённым верхом и шестерёнчатым основанием. Конструкция беспрерывно вращалась, призывно мигая огнями.

– Готовьте ваши денежки, – лукаво усмехнулся Гэбриэл.

 

Глава 12

Стела

 

– Что это? – заворожено прошептала Камилла.

– Стела, – ответил Гэбриэл. – Место, где сходятся пути. Весьма интересное местечко. Рай для контрабандистов и нечестных дельцов. Если нужно сбыть краденное – лучше не найти. Информационный рынок, торговый центр и самый лояльный банк во всей галактике. Запросто обойти систему охраны и взломать коды.

– В таком захолустье? – хмыкнул вампир.

– То-то и оно, – разбойник подмигнул остальным. – Подальше от правительства Лиги. Космическая мафия постоянно отмывает тут деньги. Здесь проворачиваются незаконные сделки. В Стеле находится самый крупный космический госпиталь в этом секторе. Вас не только вылечат, но и физиономию заменят, за хорошую плату. Внешне – всё благопристойно и контролируется Лигой. Внутри – творится беззаконие и процветает мошенничество. Здесь вы найдёте всё.

– И банк крови? – поинтересовался Зигмунд.

– Само собой. Вампиры не обходят этот притон стороной…

Корабль тем временем причалил к одному из терминалов шестерёнки.

Первым делом Гэбриэл связался со знакомым перекупщиком. Яхту отбуксировали тягловым лучом к нижнему шлюзу, где ждали рабочие с авторезами. У Гэбриэла не было возможности по-другому избавиться от опознавательных знаков. Пока механики резали эмблемы Синдиката, разбойник торговался с перекупщиком. Сошлись на пятнадцати тысячах, вместо двадцати, к недовольству Гэбриэла. Пришлось согласиться и на эту малость, поскольку первоначальная цена перекупщика была десять тысяч. Он упирал на то, что яхта неисправна. Хотя саму неисправность легко устранили прямо в процессе шлифовки и покраски. Всего через восемь часов товар отбывал к потенциальному покупателю.

Пока Гэбриэл возился с продажей, Налка втайне надеялась, что и ей тоже немного перепадёт. Когда разбойник вернулся на борт, это ожидание явно читалось в её наивных глазах. Гэбриэл понял это и небывало расщедрился, выделив девчонке целую тысячу. Всё-таки благодаря её глупой предприимчивости, он заполучил этот куш. А от Луиса не убудет.

Налка думала так же. У неё никогда ещё не было своих денег. Папуля обещал подарить кредитку на совершеннолетие. Так долго терпеть она не собиралась. Хотя Лац оплачивал расходы дочери, но лишь те, какие считал нужным. То есть, меньшую часть. Это невероятно бесило взрослую девушку с нехилыми запросами. Зигмунд, разумеется, иногда делал ей подарки, но что мог преподнести скромный учёный Синдиката на свою мизерную зарплату. Теперь же в руках Налки оказалась кругленькая сумма, и она лихорадочно соображала, как бы её потратить…

– Новое платье, туфли, сумочку, – прикидывая, бормотала она, – кол….

– Не сейчас, – бесцеремонно осадил её разбойник. – У нас полно дел.

Команда высадилась в лабиринте верхнего сегмента, состоящего из множества отсеков с тонкими переборками. Постепенно, следуя указателям – светящимся стрелкам, они оказались в круглом фойе с фосфоресцирующим полом. Часть периметра занимали арки, ведущие в различные помещения, а таблички над входами сообщали: «Госпиталь», «Склад», «Банк»...

Посредине высилась толстая колонна. Пронзая многомерную звезду вращающегося генератора, она тянулась до самого купола. Внутри колонны циркулировал лифт, соединяющий шестерёнку с башней, куда допускались не все. Там размещались штаб-квартиры учредителей станции и служебные помещения Лиги.

Лифт беспрерывно ездил вверх-вниз. Туда заходили и оттуда выходили разные деловые субъекты. Большинство проходили мимо, стараясь оставаться незамеченными. Были и другие лифты, по словам Гэбриэла, в периферийных отсеках шестерёнки. Но только этот вёл в башню.

С другой стороны колонны полукругом размещались кресла. И всё. Больше в фойе сидеть не на чем. А единственный бар затерялся где-то внутри лабиринтов. Зато в простенках между арками стояли банкоматы с откидными скамеечками. Чтобы с комфортом осуществлять банковские операции. Два из них уже использовались клиентами. Контрабандист тут же наметил удобную позицию возле крайнего.

Не выпуская банкоматы из поля зрения, Гэбриэл принялся распоряжаться. Снабдив деньгами вампира, показал дорогу в банк крови. За вампиром увязалась и Налка, чтобы помочь донести. Убрав парочку с глаз долой и коварно подумывая оставить здесь навсегда, Гэбриэл озаботился хлебом насущным. То есть, вручил Камилле трёшник, приставил к ней сопровождающего в лице кольцерога Хэрхи и отправил на продуктовый склад закупать провизию. Камилла взяла с корабля список ингредиентов, который они в течение двух последних часов составляли со Зверем. Большинство компонентов Камилла не знала, но рассчитывала, что продавцы склада помогут их чем-нибудь заменить.

– И наберите космических пайков, упаковок двести, – бросил им вслед Гэбриэл. – Мало ли что…

Теперь оставалось решить, что делать с Лео. А, впрочем, зачем с ним что-то делать? Пусть стоит на стрёме и пригождается, в случае чего.

В фойе, которое Гэбриэль про себя грубо именовал «отстойником», расхаживали кардинеры – патрульные Лиги. Но разбойника это не смущало. Он уверенно приблизился к банкомату, сел и вытащил кредитку. Вставил золотой полосой в узкое отверстие, набрал код… Когда в окошечке высветилась начальная сумма, стал не спеша перебирать комбинации. Потихоньку вводил переменные, прислушиваясь к вибрации ответного сигнала. Благодаря тонкому слуху полукровки Гэбриэл улавливал малейшие изменения и колебания в звуковом потоке. К тому же, в юности контрабандист частенько промышлял кражей и взломом кредитных карт…

Попутно Гэбриэл оглядывал зал на предмет нежелательных телодвижений. Пока ничего подозрительного. Даже скучающие кардинеры не вызывали опасений… Лео остановился у лифта, разглядывая снующих туда-сюда прохожих. В кресле у колонны расположился какой-то сибилианин неопределённого возраста и листал прессу… Кардинеры прошлись по кругу и остались на другом конце отстойника. Они мирно беседовали. Словно клоны, с одинаковыми причёсками, одетые в пёструю форму с красными нашивками Лиги. С алыми стрелками на рукавах и штанинах, заправленных в высокие жёлтые ботинки… Патрульные не проявляли к Гэбриэлу никакого интереса. По крайней мере, пока. Всё как обычно…

Ему удалось наконец зафиксировать первичный шифр доступа, и в окошечке высветилась новая сумма – два… Три миллиона!.. Мало… Его всё равно уже засекли, едва он воспользовался картой, грех не продолжить. А пока Луис сюда доберётся, корабль будет далеко от Стелы…

Так, теперь нужно понемногу наращивать обороты, чтобы не вызвать посторонних аппаратных колебаний. Иначе, заметят роботы банка и перекроют доступ тройными защитными кодами. Этого Гэбриэлу точно не взломать… Увеличив сумму до пяти миллионов, он сосредоточился на вторичном шифре доступа…

В самый разгар, когда разбойник увлёкся вводом новой комбинации, на колонне аккурат над креслами зажёгся экран, являя фигуру диктора и подпись бегущей строкой: «Гала-ТИВИ. Прямая трансляция»...

Гэбриэл было отвернулся, едва из динамиков полился чирикающий говор ведущего, как вдруг услышал своё имя, чётко произнесённое с экрана: «Гэбриэл Гларк».

– Брок! – выругался разбойник, а сумма в окошечке постепенно выросла до девяти миллионов. – Брок!

Кто ж знал, что в этом отстойнике передают галактические новости? Раньше такого вроде не было…

Гэбриэл взглянул на экран. Оттуда на него пялился незабвенный дедуля – Эзран Кавари. Развалившись в кресле, он чинно отвечал на вопросы диктора Гала-ТИВИ.

– Скажите, господин Кавари, для чего он вам? Гэбриэл Гларк – преступник и должен вновь предстать перед судом Лиги.

– Он – полукровка, и представляет угрозу. Эти твари намного опаснее вампиров.

– Не могу представить существо опаснее вампира, – пошутил диктор.

Король усмехнулся.

– Да, вампиры отличаются повышенными физическими возможностями. Сверхсильные, быстрые и способны выжить в полнейшем вакууме. Да, мы пьём человеческую кровь, в разумных пределах, чтобы выжить. Однако у нас есть определённые принципы и ограничения. Но эти твари – полукровки не остановятся ни перед чем.

Гэбриэл обалдел от такой клеветы.

– В какой мере они обладают способностями вампиров?

– Практически всеми и сверх того. Способности вампиров просты и понятны. Весь спектр возможностей давно записан в справочнике галактических рас и в блоках контроля. Способности полукровок изощрённее, разнообразнее и крайне непредсказуемы. Мы сами не до конца выяснили… Например, некоторые могут внушать…

– Ложь, внушать я не умею, – зло проговорил Гэбриэл, с остервенением взламывая последнюю комбинацию, послав короткие электромагнитные импульсы. – И никто из нас не умеет.

Двадцать миллионов! Пора брать деньги и сматываться… Нет, ещё немного. Зачем упускать такой шанс? Гэбриэл не боялся риска. Его захватил привычный азарт игрока с судьбой…

Из арки напротив экрана показалась знакомая компашка. Сначала Камилла, а потом и Налка с Зигом. Камилла только что закончила делать покупки, истратив почти все деньги на провизию. А за небольшую дополнительную плату ей предложили загрузить ящики, мешки и упаковки с товаром на корабль. Камилла отправила Хэрхи руководить погрузкой, а сама решила прогуляться. Было так любопытно побродить по станции, абсолютно не похожей на предыдущую.

Налка с Зигмундом перехватили Хэрхи по пути к шлюзу; нагрузили пакетами с кровью и вампирскими деликатесами в фольге. Шоколад с густой кровяной начинкой Зиги просто обожал. Затем Налке втемяшилось в голову, что здесь непременно должны быть дамские салоны от Бруффи и Котини. Бесполезные поиски вернули парочку обратно в фойе, где они и столкнулись с Камиллой. Зигмунда как раз мучил вопрос, есть ли на звездолёте холодильник.

«Надеюсь, хотя бы охлаждающие установки в двигателях», – бубнил он себе под нос, опустив глаза к полу. Пока Налка не пихнула его локтём.

– Гляди!

Вампир поморщился. Дурная привычка у девчонки! Но, тем не менее, поднял голову и вздрогнул, встретившись глазами с Его величеством. Не сразу смекнул он, что это всего лишь изображение на экране. Камилла тоже остановилась, чтобы послушать. Говорили о Гэбриэле.

– Брок, – бормотал разбойник, поглядывая одновременно и на окошечко, и в фойе.

– … Гэбриэл Гларк чересчур опасен, – повторил Эзран Кавари. – Умеет прятаться под чужой личиной и прикидываться святой невинностью. Полукровок трудно распознать.

– Он и забыл, что я его внук, – шептал контрабандист. – А папочка уверен, что меня приняли в семью. Лажа полная…

– А как же генный контроль на станциях? – поинтересовался диктор.

– Поверьте, полукровку ни один прибор не зафиксирует. У них человеческие гены, но они легко превращаются в вампиров, когда захотят.

Гэбриэл хмыкнул: «Вот сказки-то».

– А слабости у них есть?

– Практически никаких. Разве что, временами, неконтролируемая жажда крови, но тогда они втрое опаснее.

– Снова ложь, – скривился Гэбриэл. – Хватит пугать людей… Сволочь! Ненавижу сам вид крови… Гад! – шёпотом бранился он.

– Сколько ещё полукровок находятся в бегах?

– Не так много. Обычно мы стараемся не допустить их рождения, но, увы, всё контролировать не в силах. К сожалению, некоторые представители новой расы ведут себя безответственно и плодят ублюдков. Если полукровки всё же случайно рождаются, мы навсегда запираем их в лабораториях Мёртвого космоса.

– Враньё! – негодовал Гэбриэл. – Вы сами выращиваете полукровок и пользуете для своих нужд.

– Можно деликатный вопрос? – замялся ведущий.

– Пожалуйста.

– У вампиров пониженная температура тела...

– Совершенно верно.

– Тогда, как вы можете размножаться?

– Разрешите не отвечать, – кисло заявил король Синдиката.

– О… – диктор растерялся. – Всё так страшно?

– Никаких ужасов в духе вампирских фантазий. Дабы вас успокоить, скажу только – чтобы зачать, достаточно ненадолго повысить температуру тела. Ведь мы когда-то были алактинцами… – он сделал выразительную паузу и перевёл разговор на другую тему. – Вот чего мы не можем – это находиться в атмосфере. Свет звезды пропущенный сквозь воздух живой планеты для нас смертелен. Наш удел – мёртвый космос. Безвоздушная среда – своего рода фильтр.

– Значит, всё наоборот?

– Да, атмосферные лучи для нас радиоактивны. Исключение – углеродная атмосфера.

– А полукровки?

– Для них не существует ограничений и вредных сред. Они выживут, где угодно.

– Вы нам просто завидуете, – сквозь зубы процедил Гэбриэл. – И пьёте нашу кровь...

– Вампиры, как известно, питаются кровью…

– Да, – подтвердил Кавари. – Существуют доноры и банки крови. Людям бывает полезно время от времени пускать кровь…

В итоге, диктор оказался информационно подкованным идиотом и задал Эзрану каверзный вопрос.

– Я слышал, что вампиры предпочитают кровь полукровок. В специальных лабораториях держат людей, для того, чтобы производить на свет ублю…

Камилла ахнула. Налка, как менее впечатлительная, промолчала, но вперила сердитый взгляд в Зигмунда. Тот, нарочито кхекая, потупился… Экран на секунду погас, а когда вспыхнул, рядом с королём вампиров суетился другой ведущий. Как ни в чём не бывало.

– Ясно, – пробормотал Гэбриэл, и постучал по окошечку, где набралось уже двадцать пять миллионов. – Уели дурака. А нечего лезть на рожон с глупыми вопросами и строить из себя эрудита… Вот черепаха, – последние слова относились к банкомату. – Ну, хотя бы тридцать, и я отвалю…

– … Для нас предпочтительнее ночь, – звучал с экрана мягкий голос Эзрана Кавари. – Темнота для нас, как ласковая кошка…

– Крысы поганые…

К Гэбриэлу незаметно подошёл Лео.

– Вампиры пьют кровь своих отпрысков? – недоумённо уточнил асаро.

– Ты всего не знаешь, – хмыкнул разбойник. – Не будь я из рода Кавари, меня бы выпили ещё при рождении...

– Не верьте этим чудовищам, – убеждал с экрана Эзран Кавари, – прячущим клыки.

– У меня и клыков-то нет, – обиделся Гэбриэл. – Прятать нечего.

– Полукровки – волки, рыщущие в ночи, – возразили ему с экрана. – Не верьте их лживому обаянию.

– Сами вы змеюки, – прошипел разбойник, сверкнув глазами.

– Ну и ну, – нахмурился воин.

– Мир суров, Лео, – цинично высказался Гэбриэл. – Моя мать отдала жизнь ради меня, чтобы я не стал материалом для опытов или столовкой для милых родственничков.

– Зачем они это делают?

 – Чтобы на время получить способность полукровки. Некоторых так и держат в камерах годами, потягивая из них кровь. А когда я был ребёнком, мои дядюшки и тётушки норовили приложиться ко мне всякий раз, когда никто не видел. Только влияние отца спасало меня от бессовестных посягательств. Но взрослого полукровку трудно одолеть или удержать…

– … Посмотрите и запомните… Если кто-то что-то знает о нём…

На экране появилась физиономия контрабандиста, в профиль и анфас. Кто-то определённо позаимствовал эти изображения из судебного архива.

– Вот брок! – выругался Гэбриэл, окончательно теряя терпение.

– Если заметите преступника неподалёку, сообщите по горячей линии… Получите двести тысяч…

– Жмоты! – неожиданно огорчился Гэбриэл. – Могли бы и нулей добавить, чтобы оправдать усилия… О, нет…

Кардинеры внезапно активизировались и принялись обшаривать фойе, заглядывая в каждый уголок. Будто надеялись обнаружить злодея Гларка где-нибудь под лавкой. Лео-Дин шагнул вперёд и заслонил собой Гэбриэла. Однако на контрабандиста по-прежнему никто не смотрел.

– Что это с ними? – искренне удивился Гэбриэл.

Вскоре загадка разрешилась. Двое кардинеров бросились к ближайшей арке и вытащили оттуда упирающегося мальчишку. Худенького подростка лет четырнадцати.

«Н-да, у них под носом разгуливает лихой галактический разбойник, а они за сопляками гоняются», – подумал Гэбриэл.

В окошечке банкомата загорелась новая цифра – двадцать девять миллионов и разбойник приготовился сорвать куш…

Кардинеры что-то передали по рации и потащили сопротивляющегося мальчишку к лифту. Из-за колонны наперерез патрульным выскочила молодая женщина, и Гэбриэл замер с открытым ртом, на время позабыв о миллионах… Ведь ничто человеческое разбойнику было не чуждо…

Прекрасная незнакомка!.. Поразила воображение контрабандиста с первого взгляда. Ярко-синие глаза метали в кардинеров молнии. Блестящие волосы платиновой рекой струились по плечам. Тонкие черты лица светились гневом и одухотворённостью…

«Ну что за фигурка!»

Вызывающая экстравагантная одежда выгодно подчёркивала её соблазнительные формы. Чёрная водолазка под горло приковывала внимание к изящной шее, открывала загорелый животик и обтягивала роскошную грудь. Поверх водолазки ладно сидела укороченная замшевая курточка с разрезами и меховой оторочкой…

Взгляд Гэбриэла с вожделением скользнул ниже.

«Какая тонкая талия!»

Короткая юбка с широким поясом облегала стройные бёдра. На кожаном поясе висела кобура… Высокие сапоги с металлическими застёжками на голенищах туго обхватывали красивые икры…

«А какие ножки!» – Гэбриэл чуть не подавился слюной.

И это прекрасное создание бесстрашно преградило дорогу кардинерам. Незнакомка выхватила из кобуры лучемёт, точнее, обрез лучемёта и направила в грудь ближайшему патрульному с криком:

– Отпустите его! Немедленно!

Люди, снующие у лифта, бросились врассыпную, под спасительное укрытие арок. Лишь оторопевшая команда Гэбриэла осталась на месте. Да сибилианин, читающий прессу, застыл с вытаращенными глазами.

– Сейчас же отпустите! – звонко повторила красавица, передвигаясь бочком, и занимая более выгодную позицию – поближе к выходу.

Кардинер усмехнулся и приставил лучемёт к голове подростка.

– Отойдите, дамочка, или я прострелю ему башку.

Незнакомка побледнела и от этого выглядела ещё привлекательнее… По мнению Гэбриэла.

– Вы ничего ему не сделаете! Иначе я… Доминик! – женщина выразительно глянула на парнишку.

Тот неожиданно извернулся и вперился глазами во второго кардинера. Тот заорал, резко схватился за голову и упал, скорчившись от боли… Его напарник в ответ ударил подростка кулаком по почкам и заломил ему руку за спину, так, что парнишка душераздирающе взвыл… Из лифта появились новые патрульные, вызванные по рации, и кинулись к женщине. Она ловко увернулась, подлетела к девушкам и, оттолкнув Зигмугнда, схватила Камиллу. Прижав заложницу к себе и приставив к её виску лучемёт, стала медленно отступать под арку:

– Не подходите! А то мозгов не соберёте! – и шепнула очумевшей девушке. – Прости… Немедленно отпустите Доминика, твари!

Доминик? Знакомое имя. Камилла попыталась вырваться, но металлическая трубка обреза врезалась ей в висок.

– Не рыпайся! И тебе ничего не будет.

«У нас заложник», – передал по рации кардинер, вызывая подкрепление.

Внезапно террористка вскрикнула и выпустила Камиллу…

Двигаясь с необычайной скоростью, асаро мгновенно оказался у женщины за спиной. Неуловимым движением выхватил, сломал и отшвырнул бесполезный теперь лучемёт. Отростки Лео оплели незнакомку, передавив ей шею и лишив дыхания… Быстрый Зиги опомнился, подхватил обеих девчонок и рванул в лабиринт коридоров к шлюзу, туда, где пристыковался звездолёт. Осознав, что Камилла вне опасности, Лео хотел отпустить террористку, ослабил хватку, но вдруг почувствовал что-то… На мгновение замер…

«Нет! Это невозможно!

У них были общие гены. Асаро чуял их так, как обычный человек ощутил бы родной запах близкого существа... К пленнице вернулось дыхание, и она принялась брыкаться и царапаться, тщетно пытаясь достать воина.

– Пусти, ублюдок!

Лео стоял как скала, предаваясь необычным ощущениям. Экран продолжал демонстрировать на всю станцию наглое лицо космического угонщика… А в окошечке банкомата мелькнула долгожданная цифра – тридцать миллионов…

Есть!

Разбойник вскочил и протянул руку … И тут один из кардинеров, случайно бросив на него взгляд, узнал лихого контрабандиста. Поскольку любил смотреть шоу-суды и делать ставки. Патрульный вдавил тревожную кнопку и двинулся к преступнику, вскидывая по пути лучемёт… Станция огласилась воем сирены… Гэбриэл ухватил кончик кредитки, но карта выскользнула из пальцев, навсегда исчезая в ненасытной утробе банкомата…

– Брок! Брок! Брок!

Окошечко покраснело, замигало красным, лишив разбойника всякой надежды на поживу. И Гэбриэл предпочёл спасать свою шкуру, а не громить банкомат. Увернувшись от патрульного, он кинулся к выходу. Кардинер нацелился ему в спину. Ощутив тревожную щекотку в позвоночнике, Гэбриэл развернулся и бросился преследователю под ноги. Оружие взлетело к потолку, а кардинера отбросило к стене биоэлектрическим разрядом. Из лифта высыпало подкрепление, другие кардинеры выбегали из проходов. Гэбриэла окружали. Против стольких лучемётов ему не выстоять…

– Лео!!! – заорал он.

Асаро быстро оценил обстановку и начал действовать, не отпуская женщину и не сходя с места. Шлем из волос на макушке воина мигом расплёлся. Стремительно отрастая и утолщаясь, волосы превратились в гибкие длинные канаты. Заструились, перехватывая, сбивая с ног кардинеров и вышибая из рук оружие.

– Доминик, – простонала пленница, бессильно повисая в паутине грудных отростков. Лео понял, что в порыве боя чересчур сдавил её и слегка отпустил. Одновременно оторвал патрульного от мальчишки. Развернулся, обхватил подростка спинными отростками и притиснул его к спине, не позволяя дёрнуться. Ошарашенный происходящим, парнишка даже не сопротивлялся… Словно движения асаро загипнотизировали его… Так действовал слабый парализатор, впрыснутый под кожу… ДНК мальчишки тоже откликнулась на генетический призыв воина.

«Они со мной одной крови?»

 Но раздумывать было некогда…

– Бежим! – закричал Гэбриэл, отшвырнув биоразрядом очередного кардинера.

Их уже много валялось на полу и опиралось на стены. Остальные тоже попадали, пойманные волосами Лео… Асаро вновь трансформировался и помчался вслед за разбойником, пока нападавшие не очухались… Таща на себе двойную ношу – женщину и мальчишку. Миновав лабиринты терминалов, беглецы достигли шлюза и буквально ввалились в корабль, упав на белый ноздреватый настил. Лео очутился на пленнице, и она замычала. Воин поспешно вскочил.

– Все в сборе? – спросил Гэбриэл, снизу озирая обступившую их команду.

– Все-е, – нестройно отозвались Зигмунд, Налка, Камилла и Хэрхи.

– А я всегда здесь, – проворчал Зверь.

Но его опять никто не спрашивал.

– Отчаливаем! Живо!

– Куда?

– Куда угодно! Лишь бы подальше… Координаты потом…

Когда за ними снарядили погоню, звездолёт с парусами уже летел на полном ходу, скачками удаляясь от Стелы. Вскоре они потеряли станцию из виду, и Гэбриэл наконец добрался до капитанского кресла.

– Уф! – с облегчением вздохнул разбойник, утирая лоб. – Теперь не догонят… А вам чего?

Он раздражённо оглядел испуганно столпившихся вокруг, и яркое несоответствие мгновенно бросилось в глаза…

– Убери руки, имперский пёс!

В рубку с криками влетела разъярённая незнакомка. За ней спешил встревоженный подросток, а следом неторопливо вышагивал Лео. Асаро остановился, прислонившись к переборке, а женщина набросилась на него чуть ли не с кулаками.

– Не трогай меня! А то получишь! – она потянулась к кобуре и растерянно замерла на полпути.

Не найдя лучемёта, красавица свирепо взирала на воина. Асаро в ответ хмурился, не понимая, о чём речь. Какая империя? И почему – пёс? Растрёпанные светлые пряди упали на глаза незнакомке. Она попыталась сдуть их с лица. У неё не получилось. Тогда резким движением женщина откинула волосы назад и снова вперила в Лео-Дина свирепый взгляд.

Гэбриэл наблюдал за этим с непередаваемым удовольствием. А подросток по имени Доминик попробовал успокоить молодую женщину, взяв за руку.

– Элья, не надо…

– И ты уйди, дурак! – она оттолкнула мальчишку.

Разбойник усмехнулся. Для него не было ничего привлекательней разъярённой красавицы… Так бы и смотрел вечность… Однако. Гэбриэл вспомнил о том, что его смутило, и вопросительно повернулся к остальным. С пристрастием рассмотрев каждого, зафиксировал взгляд на сибилианине.

– Чего-то я не припомню тебя в нашей команде? – нахмурился Гэбриэл. – Зверь! Как на борт проник этот безбилетник?

– Кто? – не понял Зверь.

Сибилианин умильно заулыбался и скромно захлопал чистыми глазками в густых ресницах.

 

Глава 13

Изгои

 

Получше рассмотрев космического безбилетника, Гэбриэл узнал сибилианина из фойе Стелы.

– Разрешите представиться, Тиип, – заискивающе поклонился тот.

– И что ты за тип? – насупился Гэбриэл. – Как вообще оказался на борту?

– Все побежали, и я побежал, – сибилианин пожал плечами.

– Это не оправдание, – заметил разбойник, схватил безбилетника за лацканы пиджака и сильно встряхнул. – Чего тебе надо? Отвечай!

Все, кроме Лео, Эльи и Доминика, заинтересовались и подошли поближе.

– Говори! – повторил Гэбриэл и снова затряс Тиипа.

– Пусти… Пожалуйста, – тот попытался вырваться и заюлил. – Я спасался… Боялся – убьют… Работу искал. Ждал корабля…

– Это другой разговор, – отметил Гэбриэл и отпустил сибилианина.

– Возьми меня на борт, а, капитан. Буду работать за еду.

– Ты и так на борту, – усмехнулся разбойник. – И почему-то на моём корабле?

– А другие не брали… Я уже целую вечность обретаюсь на Стеле… Голодаю… Побираюсь…

Гэбриэл пристально оглядел его и хмыкнул.

– А ты не похож на голодного побирушку.

– Питался объедками…

– Неужели?! А гладкий какой… Смотрите, команда, и учитесь. В следующий раз подгоним челнок прямёхонько к продуктовой помойке…

– Добрые люди одежду дали… Застрял я там… Обокрали меня!

– Ага, другие добрые люди.                                                      

– Какие добрые? Злые! Забрали всё! Деньги, документы, одежду, – заныл он, жалобно посапывая. – Вы – моя последняя надежда…

Гэбриэл скептически кривился. Тогда сибилианин молитвенно сложил на груди лапки, и с тоской в разноцветных глазах заглянул в лицо капитану.

– Клянусь, не пожалеешь.

– Угу, сказки будешь констеблю рассказывать, где-нибудь в участке Лиги, а мне лапшу на уши не вешай, – нахмурился Гэбриэл.

Тиип отступил на всякий случай, а разбойник добавил:

– Ладно. Сегодня и так сплошные проблемы. В космос выбрасывать не стану. В полицию сдавать – тоже. Я не стукач и не изверг.

– Благодарю! Благодарю, капитан, – обрадовался сибилианин, пытаясь расцеловать Гэбриэлу руки в знак признательности.

Разбойник брезгливо отстранился.

– Погоди благодарить. Я собираюсь высадить твою хвостатую задницу на первой же планете.

У сибилиан не было хвостов, в отличие от фруззи, просто к слову пришлось.

– И не зли меня, иначе точно выкину!

– Хорошо-хорошо, – неожиданно согласился Тиип. – А какая у нас по курсу первая?

– Ведьмия, – бросил Гэбриэл и тут же вспомнил, что им больше не с чем туда лететь. Придётся сообщить команде, что он профукал тридцать миллионов... Тех денег, что у него оставались от продажи яхты, могло и не хватить. Контрабандист прокрутил в уме несколько вариантов… Как вдруг Элья будто спохватилась и встрепенулась.

– Вы летите на Ведьмию-2004?

– Разумеется, – пробормотал Гэбриэл. – Кстати…

Он повернулся к пульту и стал вводить координаты.

– … А что?

– Какое совпадение! – воскликнула Элья. – Мы как раз туда собирались.

Гэбриэл быстренько переключился с пульта на красотку. И даже забыл о сибилианине.

– У тебя есть корабль?

– Нет. Мы с братом искали попутный… Повезло.

Гэбриэл задумался.

– Мы задарма не возим… Но ради такой…

– Ты достал деньги?! – внезапно напустилась на разбойника Налка.

– Не твоё дело! – огрызнулся он.

– Яхту продал! Карту у Лео отнял! А денежки где?!

– Э! Про яхту даже не вспоминай! Это долг твоего папаши. А карту… Карту съел банкомат…

– Чем мы заплатим ведьмам? – огорчилась Налка и угрюмо плюхнулась в соседнее кресло.

Зигмунд отчего-то почувствовал себя виноватым. Хэрхи надоели разговоры. Он привычно удалился в угол и задумался.

– Что будем делать? – растерялась Камилла.

Тут Элья неожиданно предложила:

– Вы отвезёте меня на Ведьмию, а я оплачу ваши расходы.

– Много выложить придётся, – усмехнулся Гэбриэл.

– У меня хватит, – заверила Элья. – Должно хватить. А что у вас за проблема?

– Не твоё дело, – буркнула Налка.

– Эй, повежливей с нашей пассажиркой, – прикрикнул на девчонку Гэбриэл и улыбнулся прекрасной гостье. – Дело, в общем-то, плёвое… Бракованная капсула приворота. Вот из этого надо вытащить, а то взорвётся, – разбойник показал на Лео. – А этой… – палец уткнулся в Налку. – Вправить. Мозги! Не знаешь, ведьмы готовят эликсир для прибавления ума?

Но Элья будто не слышала его последних слов, с ненавистью взирая на асаро. Доминик с опаской обошёл воина, стараясь не приближаться к нему, и встал рядом с сестрой.

– Элья? – Гэбриэл нахмурился.

– Хочешь спасти имперского пса, – презрительно высказалась она. – По мне, так пусть сдохнет…

– Э-э, – запротестовал Гэбриэл. – О чём ты? Какая империя?.. Лео, а ты в курсе, о чём она талдычит?

Воин отрицательно покачал головой. Он всё ещё стоял у переборки и не двигался.

Элья едва не задохнулась от возмущения.

– Какая наглость! – она прищурилась и упёрла руки в бока.

Гэбриэл залюбовался ею, а Доминик тронул сестру за локоть.

– Элья…

– Отстань, Доминик, не сейчас! – раздражённо откликнулась она.

– Я только хотел сказать… Он и правда не тот… Он не знает…

– Что ты говоришь!? – вскинулась она. – Этого не может быть!

– Так! Стоп! – повысил голос Гэбриэл. – Пора объясниться. Какая ещё империя? Я такой здесь не знаю, и никто из них, – он обвёл рукой команду.

Зигмунд, Налка и Камилла согласно закивали в ответ. А Хэрхи был слишком занят самоанализом. Пришлось срочно анализировать накопившиеся впечатления и приводить в порядок мысли, чтобы избежать нервного срыва.

– Да-да, надо бы прояснить, – встрял Зиги.

Налка дёрнула его за ухо, вынудив замолчать, и с неприязнью глянула на молодую женщину. Эта стерва посмела обозвать её любимого псом. Дура какая-то! А Камилла решила, что это какое-то недоразумение. Элья вздохнула и примирительно сказала:

– Да, верно. Империя далеко отсюда и даже не в этой галактике. Наггеварская империя – в Галактике Тигра.

– Ух, ты! – присвистнул Гэбриэл. – Так вы… Пришельцы?

– Скорее беженцы, а точнее, изгои, – Элья поникла, а Доминик кивком подтвердил её слова.

– Видать, не от хорошей жизни, – вздохнула Камилла.

– Ты права, девочка, – Элья вскинула голову, глаза её были сухи и блестели. – Империя – тюрьма народов во главе с властолюбивым жестоким тюремщиком-императором и его приспешниками. А такие как он, – она выразительно посмотрела на асаро, – убийцы на службе императора, каратели, вершащие суд над неугодными…

– Ложь, – холодно прервал её Лео, так и не двинувшись с места. – Асаро никому не служат, кроме Джамранской республики.

– Я не лгу! – воскликнула Элья.

– Джамрану из другой галактики, – возразил Лео. – Они никогда не жили в галактике Тигра. Ничего о ней не слышали. Мы верны идеалам республики. Асаро генетически так запрограммированы.

– Это так, – подтвердил Доминик. – В галактике Тигра не было джамрану или асаро… Тех, других, называли «воинами-убийцами его императорского величества». А мы их прозвали «цепными псами».

– Может быть, это другие воины, только внешне похожие на сородичей Лео? – неуверенно предположила Камилла.

Элья покрутила головой.

– Я этих сволочей и с завязанными глазами в темноте узнаю, – глухо добавила она и умолкла.

– Они схватили Элью, – пояснил брат. – И мучили…

Лео побледнел. Гэбриэл нахмурился.

– Мы разберёмся, – пообещал он.

– Я это так не оставлю, – подхватил Лео. – Если кто-то поработил мой народ… Я это так не оставлю. Уверен, их как-то изменили. Не знаю, кто и как, но они ответят за это.

– Возможно, – Элья вздохнула.

Лео наконец отлепился от переборки и подошёл ближе. Он так остро чувствовал знакомые гены…

– А о джамрану, значит, ты никогда слышала?

Элья задумалась.

– Вроде бы нет… Как ты сказал? Джамрану? Нет… Зато в преданиях моего народа упоминаются некие джаммы…

– Джаммы? – переспросил Лео.

– Джаммы. Это как… Демоны. Коварные и злые. Вот, – вспомнила Элья. – Но я не верю в дурацкие легенды.

– Интересно, – улыбнулся Лео. – А о галактике Вихря ты слыхала?

– Не припомню, – ответила Элья. – Мой народ издавна жил на краю галактики Тигра. В созвездии «Звёздный хоровод»… Пока не пришли имперские солдаты… – она вздрогнула от этих воспоминаний. – Я была совсем маленькой, а Доминик ещё не родился… Они разграбили, разрушили и захватили наш дом, а нас выдворили в колонию-резервацию, куда сгоняли всех рабов.

– А как называется твой народ? – спросил Гэбриэл. – Выглядите, как алактинцы.

На самом деле, разглядывая красотку, он обнаружил незначительные различия во внешности. И находил очаровательными чуть вытянутые и раздвоенные на кончиках ушки Эльи…

– Раньше мы называли себя руннэ, но теперь и это под запретом. Для империи мы все – безымянные рабы, а галактикой Тигра правит жестокая раса наггеваров … Мою мать… В общем, Доминик родился от одного из них, но унаследовал черты и способности руннэ. Он всё равно мой брат, и я люблю его.

– Какие способности? – спросил Гэбриэл, а Камилла припомнила странное поведение Доминика на станции пересадки.

Лео окончательно понял, кто такие Элья и Доминик. Но решил пока не говорить пришельцам, что он потомок тех страшных джаммов и предков руннэ. Во избежание ещё больших проблем на корабле.

– Видите ли, – начала Элья, слегка колеблясь. – Все руннэ от рождения наделены особыми способностями. Доминик – ясновидящий, эмпат и энергетик. Он может влиять на работу технических устройств. А я… – она помрачнела. – Я больше ни на что не гожусь. Наггевары лишили нас всего. Одних руннэ они пытками заставляют работать на империю, используя их дар. Других бросают в тюрьму и внедряют энергетический чип, подавляющий способности… Сначала мама прятала меня. После её гибели, я долго скрывалась от имперцев, но меня поймали и впрыснули эту штуку.

Лео ярче ощутил генетическое родство и ещё что-то… Родство товарищей по несчастью.

– Доминика мне удалось вытащить. Всё-таки, его отец – наггевар… У нас был звездолёт. Мы бежали… Я взорвала корабль, чтобы замести следы.

– И теперь вы направляетесь на Ведьмию, – Гэбриэл прищурился. – Зачем?

– Хочу избавиться от проклятого чипа, – ответила Элья. – Мне говорили, что ведьмияне – владеют технологиями.

Лео-Дин буквально изнывал от желания заполучить частицы её ДНК. Но понимал, что нельзя, сейчас…

– Откуда у беглецов такие деньги? – недоверчиво выспрашивал Гэбриэл. – Услуги на Ведьмии стоят недёшево.

Элья нахмурилась.

– Я прихватила кое-что ценное, когда убегала.

– То есть, украла, – перевёл Гэбриэл. – У императора?

– Нет. Всего лишь вернула своё. Ведьмам будет на что взглянуть.

– И где же оно? Я думал, вы путешествуете налегке.

У брата с сестрой были с собой только небольшие рюкзачки-хамелеоны, которые сливались с одеждой и становились почти невидимыми.

– Это не крупные вещи, – заявила Элья. – Они в тайнике… И не пытайтесь искать, всё равно не найдёте.

Гэбриэл задумался. Лео усмехнулся. Он знал о них, ему рассказывали… Активизировалась генетическая память. Руннэ казались бесхитростными. Джаммы зачастую считали их недалёкими простачками. Напрасно. Это впечатление было обманчивым. В итоге, руннэ удрали из галактики Вихря и следов не оставили… Интересно, а они сохранили способность к генетическому обмену.

Лео досадливо махнул головой, и длинные волосы взметнулись и улеглись на плечах…

– О! – восхитилась Налка. – Лео! Твои волосы. Такие роскошные! Когда ты успел отрастить?

Асаро только сейчас заметил, что в спешке не полностью трансформировался. Он тут же исправил оплошность. Втянул лишние пряди обратно. Оставшиеся заплелись и привычно улеглись шлемом, открыв узоры над шеей и за ушами.

– Классно! – воскликнула Налка, выкарабкиваясь из кресла, и подскочила к Лео. – А другие части тела, э, тоже… преображаются.

– Какие именно части? – поинтересовался воин, приподняв брови.

Лео-Дин притерпелся к дочери управляющего и научился преодолевать отвращение.

– Ну, этот, – Налка вдохнула побольше воздуха и выпалила. – Детородный орган! Он может увеличиваться или менять форму?

Камилла покраснела, а Гэбриэл закашлялся от смеха. Лео оставался невозмутимым.

– Не понимаю, о чём ты. Асаро не размножаются.

– А как же… Откуда же вы появляетесь? – удивилась бесстыжая девчонка.

Лео-Дин усмехнулся уголком рта, дразняще приподняв маску хладнокровия. Налка разомлела.

– Воинов-джамрану создают путём генной инженерии. Предназначенный для этого плод генетически трансформируют в утробе...

– Чудовищно, – выдохнула Камилла и поймала удивлённый взгляд асаро.

– Прости, Лео…

– Такова культура джамрану. У моего народа существуют традиции, которые вам нелегко принять.

– Ну, вы же делаете это… – не отставала Налка, чуть смущаясь под укоризненным взглядом Камиллы и насмешливым Гэбриэла. – Как все мужчины и женщины… Я же знаю, – шёпотом закончила она.

Лео улыбнулся.

– Ты имеешь в виду генетический обмен путём спаривания?

Налка захлопала глазами.

– Наверное…

– Генетический обмен необходим воину. Не меньше, чем обычным джамрану, но иначе.

Девушки заметно приуныли. Элья недоумённо молчала.

– Кроме того, это один из способов определения генетической пригодности женщины к вынашиванию воина.

– А любовь? – расстроилась Камилла.

– Что такое любовь? – спросил Лео. – Потребность в обмене? Желание поделиться генами и обрести в ответ?

– Сопереживание, – печально улыбнулась Камилла. – И потребность быть вместе.

– Страсть, – добавила Налка.

– Я умею чувствовать и передавать гены, но для этого не обязательно всегда быть вместе, – нахмурился Лео. – У воина-джамрану нет постоянной пары.

– А всё равно ты классный, – вздохнула Налка, робко касаясь его руки. – Твой корабль – часть тебя… Не угонят и не продадут… – девчонка сердито покосилась на Гэбриэла. – А доспехи! Ни один лучемёт не пробьёт. Мне бы так…

– Тебе уже поздно, – ответил Лео. – Трансформация убьёт тебя.

– А девушка может стать воином? – поинтересовалась Камилла.

– Нет.

– Хорошо быть неуязвимым, – мечтательно проговорила Налка.

Гэбриэл не выдержал и расхохотался.

– А кто всадил ему смертельную капсулу в сердце?

– Я нечаянно! – огрызнулась Налка.

Камилла с грустью подумала: «Как несправедлива вселенная! Непобедимый воин мог погибнуть из-за такой крошечной пустяковины».

– Я хочу побыть один, – внезапно заявил асаро и вышел.

Он почувствовал себя изгоем. Таким же, как руннэ…

 

Глава 14

Долгий полёт в пустоте

 

– Ну что, летим дальше. Курс на Ведьмию-2004 – нарушил всеобщее молчание Гэбриэл. Сентиментальностью он не страдал, излишней впечатлительностью тоже. Покуда… Зверь не преподнёс сюрприз. Недаром он всё время молчал и, против обыкновения, за весь разговор не вставил ни словечка. Когда Гэбриэл спросил:

– Зверь, сколько часов займёт перелёт?

Дух корабля медлил с ответом. Тогда Гэбриэл нетерпеливо повторил вопрос и услышал сонное:

– Где-то… Пять… дней…

– Пять дней!? – разбойник не поверил своим ушам. – Но это не дальше чем… Мы сделали крюк за гораздо меньший период! Ничего не понимаю…

– Протяжённое искажение пространства? – предположил Хэрхи, завершив самоанализ.

– Не-а, – откликнулся Зверь. – Просто мне нужно поспать, а пока я сплю, корабль не так подвижен…

– Объясни, – потребовал Гэбриэл. – Зачем тебе спать? Именно теперь!

– Как это зачем? – возмутился Зверь. – Все твари спят…

– Даже вампиры, – подтвердил Зигмунд, – но делают это гораздо реже…

– Тебя не спросили! – перебил его Гэбриэл. – Продолжай, Зверь.

– Я – существо энергетическое. Поэтому, мне не надо питаться органикой. Но чтобы восполнить запас сил, я должен спать. Только так вырабатывается топливная субстанция двигателя.

– У нас нехватка топлива? – уточнил Гэбриэл.

– Да. Придётся переключиться на экономичный режим. Я затратил колоссально много энергии – все эти перелёты, рывки на максимальной скорости, сражения, лучи… Это меня здорово измотало. Капитану тоже иногда приходилось вести корабль в одиночку, пока я отдыхал. Для этого и необходимо аварийное управление, и команда…

– По-моему, ты только и делаешь, что отдыхаешь, – нахмурился Гэбриэл. – И почему не предупредил?

– А никто и не…

– Знаю, не спрашивал… Нам хватит ресурсов, чтобы нормально долететь до планеты?

– Во сне я беспрерывно вырабатываю сверхэнергию, – пояснил Зверь. – Перебоев не будет, но возникнет другая проблема из-за ослабления моей связи с кораблём. Я – динамическая часть двигателя. Когда я полностью встроен в систему, звездолёт обладает большей скоростью и маневренностью. Мои сенсоры точнее, чем искусственные навигационные и прочие рецепторы. Когда я сплю…

Гэбриэл схватился за голову. Даже у Хэрхи закипели мозги, и он решил охладить их повторным анализом…

Зверь уловил состояние экипажа и на минуту умолк….

– Ладно. Скажу проще. Когда я сплю, часть двигателя, ответственная за сверхскоростной режим и сенсорную навигацию, отключается. То есть, двигатель как бы работает вполсилы. Так понятнее?

– Уже кое-что, – согласился Гэбриэл, а карфаг безоговорочно занял место у пульта.

– Поэтому, вам придётся всю дорогу вручную сверять курс и осуществлять диагностику, двигаясь в стандартном режиме ускорения.

– Хорошо, – кивнул разбойник. – Справимся. И долго ты будешь спать?

– Сколько понадобится. Десять дней или двадцать. Всё зависит от потребностей моего организма…

– Но ты ведь проснёшься?

– А как же! Сон – это временное состояние… Хотя, как-то раз я заснул лет на сто… Сверял по корабельному хронометру.

– Очень обнадёживающе, – проворчал Гэбриэл. – Спи уж, брок с тобой. Засоня!

– Не поминайте брока всуе, – подал голос Тиип.

Гэбриэл покосился на сибилианина… Это ещё кто?.. И тут же вспомнил.

– Брок! А ты кто, сибилианский проповедник?

– Нет, но…

– Вот и заткнись! Ступай на камбуз и помоги Камилле. И кстати, вампира за собой прихвати. В сотах есть холодильная установка, положи туда эту свою… – разбойник поморщился, глядя на обвешенного пакетами Зигмунда, – …еду.

Все разошлись по местам и по каютам. Зверь, как и обещал, залёг в спячку. Но прежде чем отойти в мир снов, всё же помог Камилле разобраться с корабельным синтезатором. Следуя указаниям, Камилла заложила ингредиенты в пищевой контейнер-соту, соединённый с раздачей. Запустила синтезатор, задав параметры в нужной последовательности. Вскоре на мониторе отобразились названия семнадцати блюд, включая пять разновидностей супов и четыре десерта.

– Маловато, – посетовал Зверь. – Обычное меню составляет более тысячи наименований.

Камилла не знала, что и сказать. Ей-то казалось, что и семнадцать — это роскошь в условиях дальнего перелёта.

– Но, – продолжал Зверь, – у нас не хватает компонентов…

– А-а… – якобы понимающе протянула Камилла.

– Теперь смотри. Синтезатор рассчитал баланс, так, чтобы всех ингредиентов хватило на семнадцать разновидностей блюд на восемь человек, с учётом вкусовых предпочтений. Этого достаточно примерно на пятьдесят стандартных дней… Но если какое-то кушанье будут выбирать чаще других, то элементы в его составе закончатся раньше. В этом случае сработает резерватор питания. Синтезатор пересчитает долю компонентов, перераспределит ингредиенты и переделает меню.

Камилла задумалась.

– Думаю, чаще будут выбирать десерт.

– Если ты всё поняла, и вопросов нет, я могу спать, – сонно пробормотал Зверь, и девушке почудилось даже, что он зевнул…

Неторопливо потекли дни и часы на борту, по дороге на Ведьмию-2004. На экране отражались лишь пустота и далёкие звёзды. Зверь дрых без задних ног, судя по молчанию и отсутствию в сотах любопытных глаз…

Гэбриэл с Хэрхи по очереди управляли кораблём. Остальная команда в основном изнывала от бездействия. Когда утолили первый голод и перепробовали все семнадцать блюд, есть тоже не особенно хотелось. Каждый занимался, чем мог, в силу своего развития.

Налка, не желая прозябать в каюте, слонялась по кораблю и лезла во все дыры. Откуда её постоянно извлекал Зиг. Девчонка сбегала от вампира и выслеживала асаро. Караулила возле каюты и донимала глупыми вопросами.

– Вот, Лео, – приставала она. – Ты меняешься, сражаешься… А как же твоя одежда или… броня? Не рвётся, не ломается. Всегда целая, – провела пальчиком по плечу воина, – и чистая...

– Броня – это часть меня, – объяснял асаро, в попытках отделаться от надоедливой липучки. – Трансформируется и очищается вместе со мной.

– Значит, ты никогда не раздеваешься? – не отставала Налка. – А можешь снять хоть что-нибудь?

– Снять – не могу, – невозмутимо отвечал Лео.

– И никто не видел тебя голым? – разочарованно спросила Налка.

– Почему? – нахмурился асаро, словно не понимая, как одно вяжется с другим. – Я способен преобразоваться…

И Лео-Дин недолго думая это продемонстрировал…

Дело было в рубке, и у всех присутствующих громко брякнули челюсти и выпучились глаза. Камилла зарделась, как маков цвет… Ведь одежда воина буквально растворилась, незаметно втянувшись под кожу, явив обнажённого А-саро во всей красе… Поистине… Налка едва не захлебнулась слюной.

– Как-то так, – сказал Лео, поиграв рельефом мышц и поэкспериментировав со своим телом.

Для пущей убедительности выпустил пару отростков с шипами и спросил:

– Что ещё трансформировать? Могу изменить цвет кожи, скорректировать рост и вес, плотность и размер, перераспределив генетический материал…

Команда долго приходила в себя. А Лео, как ни в чём не бывало «оделся», выдавив броню наружу и слинял под шумок. Хэрхи справедливо посчитал это отвлекающим маневром с его стороны, чтобы избавиться от назойливой Налки.

Иногда Лео активировал биотрансформер, вылетал наружу и нарезал витки вокруг звездолёта, чувствуя себя свободным… Хотя инерционное поле корабля всё же удерживало его возле себя.

– Еле тащимся, – бурчал Гэбриэл, с трудом подавляя желание стукнуть по пульту.

К хорошему привыкаешь быстро. Или к быстрому хорошо…

Асаро летал петлями, упражняясь в маневренности, и за его полётами восторженно наблюдала Камилла. Иногда поблизости околачивался Тиип.

Сибилианин старался не высовываться лишний раз и на глаза не попадаться. Гэбриэл упорно не доверял ему. Особенно после того, как застал таинственного пассажира шныряющим на мостике… Тот запинаясь промямлил что-то про уборку, и его ветром сдуло… Так или иначе, а разбойник ожидал подвоха. Как бывалый контрабандист, Гэбриэл чуял, на каком минном поле выросла эта ягода. Но пока ничего не предпринимал, готовый в любой момент выкинуть сибилианина за борт. Старался, по возможности, не упускать проходимца из виду…

Н-да, с гораздо большим бы удовольствием Гэбриэл следил за красоткой. Но руннэ обычно сидели в каюте и выходили только поесть. Иногда Элья попросту отправляла за своей порцией брата. К великому огорчению Гэбриэла.

Камилла временами бесцельно шаталась по кораблю. Вернее, она его изучала, рассматривала и гадала, где же находится двигатель со спящим Зверем. Всё ж любопытно. Долюбопытствовалась…

На неё вдруг запал Хэрхи. Да-да, именно так. Порой он украдкой не сводил с девушки глаз… Больших, красивых, овальных, обведённых ярким ободком. Камилла смущалась, каждый раз встречаясь с ним взглядом. Он поражал её своей глубиной. У карфагов не было белков, только зрачки с тёмной радужкой различных оттенков коричневого и лилового…

Камилла никогда раньше не видела карфагов так близко. Вот с сибилианами общалась каждый день, поскольку росла на Сибиле. А кольцероги были для неё в диковинку. 

Хэрхи выглядел чересчур хилым для карфага, и не случайно. Кольцероги – интеллектуалы с развитым мозгом, а не другими частями тела. Вот бойцы штыкороги или политики венцероги – прирождённые атлеты…

Лицо Хэрхи с непривычно крупным носом, было покрыто затейливыми узорами. Рога изящно закручивались и прилегали к голове по бокам, а между ними красовалась пышная волнистая шевелюра.

Камилла удивлённо разглядывала шестипалые кисти с дополнительными большими пальцами, а Хэрхи мучительно бледнел и лихорадочно продувал рога… Девушка ему нравилась. Кольцерог считал её умной и скромной… Знал бы он, какие фантазии посещали Камиллу, когда она смотрела на Лео.

Воин же, словно невзначай, старался дотронуться до её руки. Незначительный обмен доставлял ему маленькое удовольствие и не причинял вреда. А как билось в такие моменты сердечко Камиллы! Его стук передавался асаро, и тот едва сдерживал себя… А Налка буравила обоих ревнивым взглядом…

Однажды Камилла застала сибилианина копающимся в индикаторе соты. Она подошла и спросила, что это он делает. Тиип не ответил, а просто вставил защитную пластинку на место и удалился развязной походкой. Только ушки на макушке слегка подёргивались, а жёлтая грива елозила по спине при ходьбе… Вообще-то, Камилла заметила в нём много странностей. Взять хотя бы то, что он до сих пор назывался детским именем. Нетипично для взрослого сибилианина…

«Надо поговорить об этом со Зверем, когда проснётся», – подумала девушка, подозрительно глядя Тиипу вслед. – Или сказать Гэбриэлу уже сейчас?».

Она помчалась в рубку, некстати размышляя о том, как всё-таки отличаются сибилиане от сибилианок. Самки хоть и покрыты подобно самцам короткой мягкой шёрсткой, но нет у них такой гривы. Наверное, поэтому и носят чепцы или шляпки. У взрослых самцов гривы часто доходили до пят. Их не стригли, а затыкали за пояс или заплетали в косы с кисточками на концах, что и породило толки о хвостах.

Камилла вбежала в рубку в тот момент, когда Гэбриэл озвучил показания приборов:

– Через полчаса будем на Ведьмийской орбите …

– Что? Уже долетели?! – обрадовалась Камилла, всматриваясь в растущие очертания на экране, и позабыв, зачем пришла. А когда вспомнила, Хэрхи уже читал ей длинную лекцию о ведьмиянах. Тем временем подтянулись и остальные.

Оказывается, ведьмияне – это учёные. Вернее, женское сообщество учёных, предпочитающее использовать силы природы, а не бороться с ними. В противовес мужскому технократическому направлению в науке. Несколько веков назад, учёные ожесточённо спорили по этому поводу. Ибо не сошлись во мнениях. И, поскольку спорить с мужчинами было себе дороже, некоторые женщины предпочли по-умному отделиться. Они нашли пригодную для жизни планету, подальше от учёного совета Лиги, и основали там собственную научную школу. А название планеты и её жителей произошло от слова, брошенного со злости одним из оппонентов:

«Ведьмы!».

Сначала ведьмияне были сугубо женским обществом, но… «Жить без мужчин никак нельзя…». Или, по крайней мере, скучно. С кем дискутировать на тему продвинутых технологий и логики? Поэтому, вскоре на планету косяками потянулись молодые и привлекательные (иногда – старые, но обязательно привлекательные) мужчины. 

Кандидатов завлекали высокочастотными сигналами, передаваемыми в космическом эфире с Сирены-362 – спутницы Ведьмии-2004. Сиренки заманивали пролетающих мимо мужчин, воздействуя на мозговые волны. Захватывали их корабли, сортировали по внешности и уму. Лучших оставляли, а прочих отпускали. Благодаря такой селекции, популяция Ведьмии и Сирены сохранялась, пополнялась и совершенствовалась.

С клиентами было иначе. Они считались неприкосновенными. Их обслуживали, и те улетали. Правительство Ведьмии-2004 притворялось, что они входят в состав Лиги, а на деле ведьмияне существовали сами по себе…

Вот что узнала команда, пока они пролетали мимо бледно-серебристой Сирены… Вскоре экран заполнила ультрамариновая планета, с серыми пятнами облачных омутов.

Сперва искали свободное место на орбите и запрашивали разрешение на посадку. Потом спорили, кому лететь на челноке Гэбриэла.

Зиги отметался сразу. На Ведьмии была смертельная для него атмосфера. Налку и Лео брали однозначно. Элья порывалась оставить Доминика, но он не соглашался ни в какую и громко пререкался с сестрой. Гэбриэл почему-то не захотел брать и Камиллу. А она так надеялась побывать на планете, после рассказов Хэрхи. И кольцерог, видя это, предложил вместо неё подежурить на мостике. В конце концов, он убедил Гэбриэла в том, что «опасно бросать милую девушку наедине с вампиром». После такого заявления Гэбриэл нехотя, но разрешил. Камилла благодарно улыбнулась Хэрхи. И, оставшись в одиночестве, карфаг долго и с наслаждением предавался самоанализу.

Не возникло сомнений только насчёт сибилианина. Его незамедлительно отправили «собирать вещи». Здесь Гэбриэл оказался полностью непреклонен и неумолим.

Наконец, после долгих споров, сборов и уговоров, они забрались в челнок и спустились на планету. Приведьмившись в челночном секторе центрального ведьмоградского космодрома, вылезли наружу и… Камилла застыла, в изумлении запрокинув голову. Ведьмия-2004 покорила её моментально… А вокруг, и над ними, и под ногами – всё кружилось и летало…

 

Глава 15

Ведьмоград

 

– Приветствую! Я ваш гид на сегодня, – улыбаясь, заученно выпалила невысокая ведьмияночка.

– А без сопровождения никак? – спросил Гэбриэл, насмешливо разглядывая её веснушчатую мордашку.

– Нет.

Девушка смерила его вызывающим взглядом, и разбойнику это не понравилось.

– Вам не обойтись без меня, – добавила гид. – Вы не сможете самостоятельно передвигаться на турбороллах и не знаете, куда идти. Мы всегда сопровождаем гостей, – она сделала ударение на последнем слове.

– Да-да, – пробурчал Гэбриэл. – Мы и так не собирались здесь задерживаться…

– Я – Сора, – важно представилась ведьмияночка.

– Очень при… – начала Камилла.

Сора остановила её, растопырив перед лицом гостьи пальцы. Девушка отпрянула от неожиданности.

– Не надо обременять мою память избыточной информацией. Всё равно не запомню, – пояснила гид. – Лучше не отставайте.

Следуя за ней, они гуськом сошли с площадки космодрома на подвижную круглую платформу. А сибилианин незаметно смылся, сразу же по прибытии.

– Это Ведьмоград, – рассказывала на ходу Сора, пока отчаливала платформа. – Верхний ярус планеты.

– Скорее, Ведьмолёт, – усмехнулся Гэбриэл.

Действительно, всё вокруг кружилось, как единый гигантский механизм небесных часов.

– Какой удачный эпитет, – улыбнулась ведьмочка, кокетливо поправляя лямку комбинезона.

Гэбриэлу на миг показалось, что с ним заигрывают.

Другие ведьмиянки, управляющие турбороллами, щеголяли в таких же комбинезонах.

«Как инкубаторские», – мысленно усмехнулась Камилла, довольная сравнением.

Она не переставала изумляться. Да и все остальные, включая Гэбриэла, переживали лёгкое потрясение. Один Лео сохранял обычную невозмутимость.

Верхний ярус кишел летающими платформами, крутящимися вокруг исполинских башен. Они тянулись к небу, словно воздушные дебаркадеры и терялись в пелене облаков. Сами башни состояли из относительно независимых сегментов. Некоторые из них, обрамлённые выступающими пазами, беспрерывно вертелись, подчиняясь общему ритму вращения. К ним-то и причаливали турбороллы.

Турбороллы – летающие конструкции напоминали небесные карусели. Круглые, полукруглые и овальные платформы с зубцами, иногда сцепленные вместе, курсировали между башнями и причаливали, попав зубцами в пазы и намертво закрепившись. Высаживали или принимали пассажиров, отсоединялись и отправлялись дальше по маршруту… Серьёзное испытание для вестибулярного аппарата. Камилла не понимала, почему её до сих пор не тошнит.

Платформы заполонили слоистое небо Ведьмии. Серые тучи нависали над путешественниками, а сквозь них проглядывала чересчур яркая синева. Ведьмия-2004 обращалась вокруг синей звезды класса Gi-Ah. Тучи непривычно двигались по кругу, формируя облачные омуты, характерные для этой планеты. А ветры, дуй они сильнее, неизбежно создавали бы смерчи…

– Всё-таки, странно, – заметила Камилла, разглядывая соседние турбороллы. – Я слышала, что вы живёте в гармонии с природой, но здесь столько техники…

– Ничего странного, – бесцеремонно перебила её Сора, поскольку вежливость не была частью ведьмийской культуры. – Мы используем природные силы планеты, не вступая с ними в конфликт. Например, воздуховороты и антигравитационные поля. А металлические столпы всегда были частью Ведьмии, ещё до нашего переселения. Учёные только обработали их, сделав базами, оснастив креплением для турбороллов и обеспечив полную синхронизацию. Точные расчёты, с учётом движения планетарных масс, никакого топлива и, естественно, ноль вреда экологии. А ещё мы используем солнечную энергию…

– Ой! – Налка опрометчиво глянула под ноги и схватилась за бортик.

Далеко внизу что-то плотное и тёмное, шевелилось, шумело и рябило…

– Там океан? – спросила девчонка, таращась в неведомую пропасть.

– Кроны! – гордо, будто наслаждаясь её неосведомлённостью, откликнулась Сора.

– Кроны? – изумлённо переспросила Камилла.

– Под нами деревья, – пояснила гид. – Кущи – столь плотные, что почти не пропускают свет. Там расположен нижний ярус – Ведьмокущи.

– Обитаемые? – поинтересовалась Налка.

– Конечно, – ответила ведьмиянка. – Мы приспосабливаемся к условиям планеты, а не наоборот. Это наше кредо.

– И не применяете терраформаторы? – поинтересовалась Элья.

– Это – мировое зло, – авторитетно заявила Сора.

Доминик хмуро изучал окрестности. Здесь ему не нравилось.

– Лучше бы вы летали на мётлах…

– Прекрати! – одёрнула его сестра.

– Это ещё почему? – удивилась Сора, не ожидая подвоха.

– Ну вы же ведьмы. А от этой круговерти меня блевать тянет…

– Доминик!

Элья виновато улыбнулась гиду. 

– Извините его, пожалуйста. Он просто глупый мальчишка. Трудное детство…

– Вижу, – фыркнула Сора.

– Он малость не в себе…

– Сама ты, не в себе! – разозлился подросток.

Элья побледнела, а Гэбриэл неожиданно отвесил мальчишке подзатыльник:

– Умолкни, мелочь, и не раздражай сестру.

Доминик развернулся и уставился на разбойника… А через пару секунд растерянно заморгал… Гэбриэл крутил у виска и посмеивался… Элья слегка нахмурилась, но промолчала. А мужчина склонился к подростку и насмешливо прошептал:

– На меня твои ментальные штучки не действуют, чудо-ребёнок.

Доминик сердито дёрнул плечом и отстранился.

– Оставь моего брата в покое, – хмуро попросила Элья.

– Как скажешь, – Гэбриэл пожал плечами и отвернулся, подставив лицо ветру…

– Мы прибыли. Прошу высаживаться.

Турборолла благополучно вклинилась зубчиками в пазы башенного механизма. Путешественники, толкаясь локтями, вылезли, нырнули в узкий коридор и двинулись вслед за гидом, сопя друг другу в затылок. Камиллу слегка покачивало, пол уходил из-под ног, как бывает, когда после кружения ступишь на твёрдую, неподвижную землю…

 Вскоре они упёрлись в дверь, где горела табличка с надписью: «Торговый регистратор».

– Вам туда, – объявила Сора. – А я подожду здесь.

 Дверная переборка резко ушла вниз, пропуская гостей в следующее помещение…

В просторном кабинете со стрельчатыми окнами их встретила дама-регистраторша. Серьёзная, деловая, коротко подстриженная; в классическом костюме-двойке и белой блузке, из коих демонстративно выпирали прелести.

«Ей бы что-нибудь на два размера побольше», – весело заключила Камилла.

Дама выглядела ненамного старше девчонки-гида. Немудрено, ведьмияне – главные производители, пользователи и поставщики омолаживающих косметических средств.

– Добрый день, – регистраторша приветствовала их протокольной улыбкой, усаживаясь за письменный стол. – Садитесь.

Камилла, Налка и Доминик немного скованно приземлились на диван. Элья грациозно присела на стул, а Гэбриэл развалился в кресле для посетителей. Лео остался стоять – близко к столу.

– Слушаю вас.

Разбойник открыл было рот, но Элья опередила его, неожиданно взяв на себя роль переговорщицы.

– А можно узнать расценки?

– Каждая услуга рассчитывается индивидуально, – не меняя выражения лица, ответила регистраторша. – Заполните, пожалуйста, форму.

И протянула клиентам регистрационную карту.

Элья тут же передала её Камилле. Та удивлённо воззрилась на молодую женщину.

– Я пишу с ошибками, – быстро пояснила Элья. – Будешь заполнять.

Камилла обречённо кивнула и с надеждой глянула на Гэбриэла. Разбойник усмехнулся и злодейски шепнул:

– Сама напросилась.

Девушка вздохнула и пробежала глазами по выделенным графам… Вроде бы ничего сложного. Стандартные пункты:

1. Ф.И. клиента.

2. Наименование услуги или покупки.

3. Характер оплаты (подчеркните нужное): наличность в галактической валюте, драгоценные камни и металлы, изделия из драгоценных камней и металлов, слитки.

Внимание! Кредитные карты, чеки и ценные бумаги не принимаются.

Примечание:

Оплата производится по факту. Подтвердите свою платёжеспособность, внеся необходимую сумму аванса с момента выдачи прайс-формы.

Пожалуйста, ещё раз проверьте форму после заполнения.

Элья диктовала. Камилла писала и подчёркивала. Потом к ним подключилась и Налка. Гэбриэл со скучающей физиономией рассматривал обстановку. Лео-Дин молчал, уставившись в одну точку. Дама-регистраторша, сидя за столом, равнодушно скользила глазами по клиентам, пока не упёрлась в асаро. Накрашенные реснички затрепетали, зрачки расширились… В густо подведённых глазках зажёгся неподдельный интерес. Лео заметил это, усмехнулся и наградил регистраторшу взглядом, от которого та моментально взмокла. Так умели смотреть только джамрану.

– Мы всё, – сообщила Элья, возвращая форму.

Дама не реагировала, пожирая глазами воина. Гэбриэл подобрался в кресле, предвкушая очередное представление.

– Мы заполнили! – выкрикнула Налка с угрожающими нотками в голосе.

«Она посмела пялиться на моего возлюбленного?!»

– А, замечательно… – регистраторша взяла форму и, не отрывая взгляда от Лео-Дина, машинально сунула её в прорезь на крышке стола.

Послышалось лёгкое тарахтение. Элья с Камиллой переглянулись.

– Сейчас компьютер обработает данные, – объяснила регистраторша. – А вы пока приготовьте аванс.

– Чего? – не поняла Элья.

– Аванс.

– Там же написано – «по факту».

– Необходимо внести аванс, – нахмурилась дама. – Вы же читали. В примечании.

– Я не читаю примечаний…

Элья вопросительно посмотрела на Камиллу. Девушка кивнула.

– Да, конечно…

– Сколько? – Элья вздохнула.

– Сейчас узнаем, – сказала регистраторша. – Компьютер выдаст прайс.

Ждать пришлось ещё минут пять. Затем раздался троекратный писк, и в руках у дамы появилась новая форма в двух экземплярах. Регистраторша подала им один, не преминув стрельнуть глазками в Лео.

– Общая стоимость – пятьдесят девять тысяч пятьсот девяносто девять ваучей…

Гэбриэл присвистнул.

– Ничего себе расценки! Золотые у вас услуги.

– А что вы хотите? – дама сжала губы. – Высокая степень сложности. Энергетические затраты. Особенно в первом случае... А что касается второго… То здесь мы бессильны…

Налка прерывисто вздохнула, в страхе обернулась к Лео и поймала его убийственный взгляд.

– … И не сможем вас обслужить в Ведьмограде, – подчёркнуто уточнила дамочка. – Мы такими, э-э, проблемами не занимаемся. Вам придётся спуститься в Ведьмокущи, к знахаркам.

Налка приободрилась. Лео кивнул и одарил девчонку благосклонным кивком, словно разрешая: «Живи пока».

– Итак, – дама быстро перешла к денежным вопросам. – Ваш аванс составляет тридцать процентов от общей суммы. Вы указали в форме, что готовы заплатить фамильными драгоценностями. Так?

– Но эту вещь невозможно разделить, – запротестовала Элья. – Уверяю вас, она стоит намного дороже и…

– Значит, оставляйте целиком. Таковы условия. Чтобы избежать осложнений…

– Но…

– Вам вернут лишнее, – категорично ответила дама, всем своим видом ставя точку в обсуждении. – Если не согласны, дверь там.

– Доминик, – нехотя скомандовала Элья, и брат полез за пазуху.

В глазах Лео запрыгали лукавые огоньки.

– Погодите.

Асаро провёл ладонью по бедру и неуловимым жестом извлёк несколько алмазов… Девушки изумлённо захлопали глазами, а Гэбриэл нахмурился.

– Этого хватит? – спросил Лео, швыряя алмазы на стол.

– Это гораздо больше, – выдавила из себя регистраторша, зачарованная блеском камней. – Вам…

– Не надо, – отказался Лео и с улыбкой пояснил:

– Это ваши комиссионные.

Асаро так глянул на регистраторшу, что она мигом растаяла и сама проводила их к выходу… Едва за посетителями закрылась дверь, как дама рухнула в кресло и торопливо расстегнула воротник блузки, силясь отдышаться… Какой мужчина! Жалко, что клиент… На Ведьмии бытовало правило – с клиентами не связываться…

– Ждите, – велела гид, принимая у них прайс-форму.

Табличка на двери погасла, а через некоторое время снова загорелась. Теперь надпись изменилась на «Нейромедик».

– Входите.

На этот раз переборка уехала вверх, и они, стараясь ничему не удивляться, оказались в операционной. Другая ведьмия с шишечкой из волос и в белом халате долго изучала прайс-форму и составляла медицинскую карту. Потом не глядя кивнула Элье на ширму:

– Проходите, раздевайтесь… Остальные – выйдите в коридор.

– Это опасно? – забеспокоился Доминик.

– Ничего страшного, – успокоила его докторша, поднимая голову от стола, и замерла под змеиным взглядом подростка. – Вполне обычная процедура. Простая операция. Дробление виброзвуком инородного тела на микрочастицы и выведение их…

– Доминик, – строго произнесла Элья.

Мальчишка послушно отвёл глаза, и ведьмиянка оторопело мигнула.

– Ну, идите, идите…

Подросток жалобно вздохнул в ответ.

– Я её брат…

– Хорошо. Родственники могут остаться.

– Я тоже, – очаровательно улыбнулся Гэбриэл, незаметно сжав мальчишке ладонь.

– Ладно. И вы оставайтесь…

– Гэбриэл, – попросила Элья, прежде чем скрылась за ширмой. – Присмотри за Домиником.

– Попрошу остальных выйти! – повторила докторша, повышая голос.

Лео первым направился к двери, разбойник не выдержал и остановил его.

– Ты не говорил, что у тебя есть камешки…

– Зачем?

– Могли бы и не светиться кредиткой, – прошептал Гэбриэл.

– Потом объясню, – ответил Лео и вышел, увлекая за собой Налку с Камиллой под сердитым взором докторши.

– Что дальше? – спросила Налка.

– Так, – Сора заглянула в прайс-форму. – Налка и Лео… Это вы?.. Идёмте…

– И я, – догнала их Камилла.

Ей не улыбалось одиноко торчать в узком коридоре с голыми стенами и ждать непонятно чего. Налка облила соперницу неприязненным взглядом...

Вслед за гидом они вернулись в турбороллу, спустились на несколько этажей и сели в лифт. Шахта проходила сквозь центр нижней части башни, основание которой терялось в непроглядных зарослях.

 

Глава 16

Ведьмокущи

 

Звякнул звонок, уехала в сторону очередная дверь, и путешественники окунулись в синюю темноту. Точнее – в ультрамариновые сумерки. И словно очутились на другой планете. Перед ними предстала совершенно не та Ведьмия: ряды чёрных деревьев, тёмно-синий воздух и серебристые камни… Кое-где слабо мерцали ветки, а в листве вспыхивали белые огоньки.

– Светляки, – пояснила Сора. – Освещают нижний ярус.

Свет звезды сюда и правда не проникал. Сколько не задирай голову, наверху лишь темень с редкими почти неразличимыми проблесками.

– Здесь всегда так? – поёжилась Камилла и принюхалась.

Воздух был влажным и спёртым.

– Всегда, – ответила гид. – Идёмте.

Лесная аллея обступила их какофонией жутковатых звуков… Потрескивание стволин во мраке, шорохи и стрекотания. Неясный шёпот и тихий смех, словно кто-то ходил неподалёку и беспрерывно смеялся… Впереди маячил просвет, обозначая границу сумеречного тоннеля и залитой голубым сиянием древесной цитадели…

Среди ветвистых стен, под пологом разлапистых крон, на поляне за каменными воротами – возвышалось жилище. В призрачном свете казались острее контуры, дрожа эфемерными линиями башенок и крыш…

Крыльцо заскрипело, едва на него ступили... Наверное, дом был очень старым. С шелестом открылась дверь, пропуская гостей внутрь из светящейся мглы в кромешную черноту.

– Бабушка! – крикнула Сора в глубину помещения, оставив створку приоткрытой. – Бабушка! Ты дома?

– Экхе-кхе, – оттуда донёсся кашель, приближаясь дребезжащим голосом. – Сора? Внученька! Вздумала меня навестить… А то поселилась наверху и совсем о старухе забыла…

Послышались лёгкие шаги, кто-то шёл к ним…

– К тебе клиенты, бабушка, – ответила Сора и сжала тонкие губы.

– А я уж размечталась…

Вспыхнул свет – на потолке разом зажглись все лампы. Налка с Камиллой от неожиданности зажмурились, а Лео даже не моргнул. Мало-мальски глаза привыкли к яркому освещению и девушки увидели седовласую женщину.

– Что? У вас наверху опять не справились?

– Нет, бабушка, это целиком по твоей части.

– Ясно, и браться не стали…

Знахарка не выглядела старой, несмотря на седые волосы, морщинки у глаз и надтреснутый голос. Взгляд был ясным, цепким, щёки и подбородок гладкими, а походка лёгкой. Сама худенькая. Белый халат, надетый поверх длинного платья с орнаментом, мешковато сидел на ней.

– И кто тут у нас?

Она бегло изучила пришельцев.

– С чем пожаловали?

Сора протянула ей прайс-форму.

– Позвать Нэду или Лесту?

– Ты же знаешь, внученька, я работаю одна. Али забыла?

– Подожду снаружи.

Знахарка проводила её взглядом и переключилась на клиентов.

– Я – Аза. Садитесь, – указала на три табурета, и уселась на стул с высокой спинкой. – Ну, рассказывайте.

– Там всё написано, – Налка покосилась на прайс.

– Где?.. А, это? Ерунда! – Аза бросила форму на стол и свела узловатые пальцы в замок. Кисти у неё были сухие, загорелые и хваткие.

– Хочу от вас услышать.

Пока Налка сбивчиво говорила о приворотных несчастьях, Аза сидела, прикрыв глаза и кивала. Лео не вмешивался и не перебивал. Камилла осматривалась…

Современные мониторы на стене нелепо сочетались с древней мебелью. С металлических стропил повсюду свешивались пучки трав; связки корешков и сушёных грибов. Пряный дух витал по комнате, забирался в ноздри… Камилла чихнула.

– Здоровья тебе, детка.

– Спасибо.

Налка закончила рассказ, и Аза покачала головой.

– Любопытная история, деточка. Дай-ка сюда коробочку.

Девчонка порылась в кармане и вытащила изрядно помятую упаковку. Знахарка схватила её, окончательно смяла и выбросила в мусорную корзину.

– Я поговорю с ученицами. Негоже продавать такое малолетним девицам.

Налка только глазками захлопала. За неё возмутилась Камилла:

– Это незаконно!

Аза усмехнулась.

– И что? Наверху легко рассуждать, а мы торгуем тем, что производим. Забудем. Вы же не учить меня пришли, а за помощью.

– Сначала торгуете всякой гадостью, а потом… – не унималась Камилла.

Уроки юриспруденции она не прогуливала. Зловредный был преподаватель.

– Тихо, милочка, – Аза прищурилась. – Никто ведь не заставлял покупать, привораживать…

Знахарка встала, выкатила из-за шкафа офисное кресло и развернула к Лео.

– Сюда, молодой человек.

Асаро пересел.

– Будете сканировать? – подозрительно спросила Налка, не заметив ни одного прибора.

– Зачем? – удивилась Аза, присаживаясь на табурет рядом с пациентом и кладя ему на грудь чуткую ладонь. – Я прекрасно обхожусь без этих технических примочек.

И прикрыла глаза, прислушиваясь к чему-то.

– Да… Я её чувствую...

– У вас способности? – догадалась Камилла.

– Сила.

– Вы настоящая ведьма? – ахнула Налка.

Аза улыбнулась.

– Конечно, деточка. Мы на Ведьмии-2004.

– Учёные – ведьмы? – нахмурилась Камилла.

– Ох, милые девочки. Ведьмоградцы давно забыли, что любое взаимодействие с силами природы, будь то магия или наука, начинается с ведьмовства. Никакой прибор или техно-игрушка не заменит осязания, слуха и зрения истинной ведьмы, – зловеще подытожила она.

Налка слушала, приоткрыв рот.

– А вы учениц берёте? – прошептала она.

Аза бросила на неё быстрый взгляд.

– А хотела бы?

Налка кивнула, ибо во рту резко пересохло от волнения.

Аза подумала с минуту.

– Нет. Ты – легкомысленна и нетерпелива. Может быть, позже.

Налка разочарованно сникла. Аза вскочила и постучала ей пальцем по лбу.

– Наберись вначале ума…. Ну, молодые люди. Я вас вылечу. Плата вперёд.

– Какая плата?! – Налка с Камиллой переглянулись.

– М-мы уж-же з-заплатили ав-ванс, – запинаясь, выговорила Налка. – И… У нас денег нет…

– Тогда, в другой раз, – Аза развела руками, – когда будут.

– Мы ознакомились с условиями, – заметил Лео. – Оплата по факту.

– О, голос прорезался, мальчик, – улыбнулась знахарка. – Приятный. Очень. Но от своего я не отступлюсь. Вы заплатите регистратору, а мне отстегнут жалкие крохи. Вот и беру небольшой процент…

– Сколько? – холодно спросил асаро.

– Сколько дадите.

Лео вытащил два алмаза.

– Этого хватит?

– Вполне, молодой человек, – Аза спрятала камни в карман халата. – Приступим.

Знахарка достала из шкафчика несколько ампул, набрала лекарство в обычный на вид шприц и уколола Лео в предплечье. Асаро не шелохнулся.

– Всё, – объявила Аза.

– Всё? – удивилась Налка. – И это поможет?

– Обязательно. Но должно пройти время, чтобы капсула рассосалась, и растворился волос. Тогда парень будет свободен.

– Как долго? – уточнила Камилла.

– Несколько дней или лет…

– А быстрее никак? – заикнулась Налка.

– Нужен катализатор.

– А где его достать? У вас он есть?

Аза усмехнулась.

– Катализатор – это не вещь, суспензия или отвар. Это – сильное чувство. Может статься, любовь… Это слишком опасно.

Камилла с беспокойством и надеждой посмотрела на Лео. Аза перехватила её взгляд.

– Он не для тебя, милочка.

– Почему? – огорчилась Камилла, а Налка заулыбалась.

– Он тебе не подходит. Не сможет дать то, что ты желаешь, – грустно пояснила знахарка.

– Откуда вы знаете?  – девушка недоверчиво насупилась.

Аза вдруг рассмеялась, звонко и заливисто, как ребёнок.

– А я и не знаю! Ты меня не слушай. В делах сердечных поступай, как хочется, а там разберёшься…

– А я? – встрепенулась Налка. – Что со мной будет? Я разлюблю Лео?

– Нет, – ответила Аза.

– Но… Как же...

– Ты – не разлюбишь, поскольку и не любила. Влечение пройдёт. Скоро. А что останется, то уж твоё… На-ка, вот…

Она порылась в ящике стола и выудила оттуда коричневый пузырёк.

– … Возьми. Добавляй вечерами по капле в питьё.

– А что это? – Налка попыталась найти этикетку, даже на донышко заглянула. – Отворотное зелье?

Знахарка рассмеялась.

– Всего лишь травяная настойка. Успокаивает. Избавляет от плохих мыслей и наивных девичьих грёз перед сном.

Аза присела рядом с Лео.

– Скорого выздоровления гарантировать не могу, и посему возвращаю плату.

– Оставьте себе, – усмехнулся асаро. – И знайте, что я вас обманул. Алмазы исчезнут, как только корабль покинет орбиту.

Девушки испугались, что после такого признания ведьма как минимум их заколдует. Но Аза лишь рассмеялась.

– Что ж, удачи, Лео. Надеюсь, ты будешь свободен. Всё зависит исключительно от тебя. Ступайте…

Они уже были возле двери, когда знахарка печально окликнула воина.

– И откуда ты взялся, загадочный чужак?

– Из галактики Вихря.

– Не знаю о такой…

Аза покрутила головой и, погасив лампы, ушла в глубину дома.

– Люблю темень и тишину, – долетело оттуда до них, – а то давно бы вырубила эти проклятые деревья. Хм, в согласии с природой… Вечный сумрак и плесень…

– Не слушайте мою бабку, – встретила их на пороге Сора. – Она чокнутая.

Лео, Камилла и Налка поднялись наверх к тому моменту, когда докторша давала Элье последние рекомендации.

– Вам ничего не угрожает. Он вас не найдёт. Больше отдыхайте и пейте жидкостей. И принимайте разжижающие таблетки по три раза в день в течение недели…

– Разжижающие чего? Мозг? – поддел сестру Доминик.

– Кровь, придурок, – зашипела на него Элья, взяла упаковку пилюль и поблагодарила докторшу:

 – Спасибо-спасибо. Поняла. Буду осторожна.

Затем они попали обратно в регистраторскую. Там Доминик вытащил из-за пазухи заветный свёрток. Положил на стол, развернул мягкую ткань, и никто не смог сдержать восхищённых вздохов… Посреди невзрачного куска полотна сверкала драгоценными камнями оранжевая диадема.

– Это особый сплав из редких металлов, – сказала Элья.

– Неужто обчистила имперскую сокровищницу? – зашептал ей на ушко Гэбриэл.

– Вернула награбленное, – тоже шёпотом ответила она, щекоча разбойнику ухо. – Это сокровище руннэ.

Гэбриэл улыбнулся. Как приятно...

Дама-регистраторша вызвала ювелира. Одного из немногих мужчин на Ведьмии-2004. Он долго рассматривал камни. Изучал причудливую вязь на металле, изумлённо прищёлкивая языком. Потом унёс куда-то, вернулся и показал даме стоимость. У регистраторши вытянулось лицо, и она нехотя отсчитала сдачу в галактических ваучах – ровно шестьдесят тысяч. Деньги тут же скрылись в потайном кармашке Доминика.

– Можете оставаться нашими гостями, сколько хотите, – любезно предложила дама. – У нас отличные гостиницы. Пройдите курс оздоровления и заодно убедитесь в эффективности лечения. И если что не так, мы…

– Нет-нет, нам пора, – поспешно вскочила Элья. – Мы уже уходим.

Она выразительно глянула на Гэбриэла.

– Капитан сильно торопится. Надо лететь дальше…

Разбойнику такая спешка казалась подозрительной, но он промолчал и лишь кивнул в подтверждение.

Всё-таки они задержались ненадолго. По пути на космодром Сора завезла их в текстильный салон, галантерею и аптеку. Там уж Элья, Налка и Камилла оторвались на всю катушку, прикупив себе разных женских мелочей. Пока мужчины брюзжа, скучали у входа.

У Камиллы сохранилось немного денег от покупок на Стеле, и она с удовольствием приобрела пару ажурных чулок и две пары прочных колготок. По словам гида, Ведьмия славилась чулочно-носочными изделиями. А ещё шляпками и перчатками.

И вот, наконец, они погрузились в челнок. Гэбриэл запустил двигатели, но взлететь не успел, внезапно захваченный силовым полем и окружённый полицейскими турбороллами.

 

Глава 17

Круг сужается

 

– Спокойно, – велел Гэбриэл, заглушив двигатели, и включил громкую связь. – Сейчас выясним.

Элья заметно нервничала.

– Что случилось? – небрежно поинтересовался разбойник.

– Вы кое-кого забыли, – ответили ему с ближайшей платформы.

– Неужели? – удивился Гэбриэл, пересчитав команду и лихорадочно соображая, кого же они могли оставить.

– Пассажира.

У Эльи вырвался вздох облегчения. Что не укрылось от Гэбриэла.

– Какого ещё пассажира?

И тут до него дошло. Сибилианин!

– Спасибо, возьмите его себе.

– Исключено, – возразили ему. – У нас подушный контроль населения. Либо забирайте, либо оставайтесь все, пока…

«… Не кончатся деньги» – мысленно продолжил разбойник, а вслух порекомендовал:

– Лучше воспользуетесь им для размножения.

– Как мужчина он бесполезен…

– Вот это да! – хохотнул Гэбриэл. – Лестный отзыв! Зря отказываетесь, барышни. Сибилиане – ненасытны в любви. Алактинцы с ними генетически совместимы и...

– Кому нужны тупые алаксибы? – засмеялись с турбороллы.

«Слышали бы вас на Сибиле», – подумала Камилла.

– Везде одно и то же – неприязнь к полукровкам, – нахмурился контрабандист. – И наговоры.

– Решайте быстро и освобождайте сектор.

– Брок! – выругался Гэбриэл. – Он не заплатил мне за проезд. Как капитан, я настаиваю на его высадке.

– Это не наши проблемы. Улаживайте их здесь или забирайте сразу и улетайте.

– Навязался на мою голову!

Элья дёрнула разбойника за рукав.

– Гэб, надо лететь. Забирай, а там посмотрим.

Гэбриэл колебался. Камиллу тоже смущало присутствие сибилианина на борту, но она поддерживала Элью. Девушку терзали дурные предчувствия. Из-за алмазов Лео… Налка, напротив, осталась бы ещё. Девчонке пришлись по вкусу магазинчики, а сибилианин её нисколько не волновал.

– Гэбриэл! – Элья начинала злиться, и разбойник сдался.

– Хорошо, – ворчливо согласился он. – Давайте его сюда.

И предупредил остальных:

– Когда я выкину этого типа в открытый космос, не вздумайте обвинять меня в живодёрстве. Отправитесь туда же…

Счастливого пассажира затолкали в челнок, и они покинули Ведьмию-2004 как можно скорее.

На корабле их встретил обеспокоенный Зигмунд и немедленно засыпал Налку вопросами. Девчонка неопределённо махнула рукой. Что ему сказать? Она не ощущала разницу, её по-прежнему тянуло к Лео. Оставалось верить знахарке на слово и надеяться, что однажды это пройдёт… Зигмунд не отставал и порывался спуститься на планету в скафандре, чтобы прояснить ситуацию…

– У нас нет скафандра, – напомнил вампиру Хэрхи.

– Хватит препираться! – не выдержала Элья. – Пора стартовать!

Вот тут и взыграл характер Гэбриэла. Отстранив Доминика, разбойник прижал Элью к переборке.

– А теперь выкладывай. Куда ты так торопишься и почему?

Руннэ с яростью уставилась на него. Гэбриэл полюбовался цветом её глаз и довольно усмехнулся.

– Даже не думай. Эти штучки-дрючки со мной не прокатят. Говори! Пока мы в одной команде…

– Отойди! – Элья оттолкнула его. – Тогда покажу.

И вытряхнула из рюкзака знакомое украшение.

– Диадема? – изумился Гэбриэл. – Как…

– Как? – передразнила Элья. – А вот так! Чип убрали – способности вернулись. Когда ведьмы хватятся, и если догадаются…

 – Ты проболталась им о способностях? – хмуро уточнил Гэбриэл.

– Что я, дура что ли? – усмехнулась женщина. – Сочинила слёзную историю о бывшем муже-тиране, который внедрил в меня сигнальный чип и теперь гонится за мной. Ведьмиян это проняло.

– Умничка! – похвалил Гэбриэл. – Тогда чего боишься, плутовка?

– Диадема как-то подозрительно исчезла после нашего отлёта. Ведьмиянки тоже не дуры. Сопоставят факты и решат, что её банально украли…

– А разве не так? – ухмыльнулся разбойник.

– Конечно украли, – согласилась Элья, – но не банально. Я умею перемещать предметы сквозь пространство.

– Ого!

– Не все, а лишь помеченные моей ДНК. Поэтому, нам лучше поторопиться. Вдруг меня раскусят. Они же ведьмии.

– Ежели так, отошли бы подальше и забрали твоё сокровище. Потерпеть не могла?

– Слишком далеко мне не дотянуться, – возразила Элья. – И давайте улетать, пока ведьмы не очухались.

– Она права, – вмешался Лео. – Алмазы…

– Та-ак! – заорал Гэбриэл, впечатав кулак в переборку. – Пусть мне кто-нибудь объяснит! Что с этими проклятыми алмазами не так?!

– Это моя аптечка, – сообщил воин.  – Кристаллы содержат генетические коды, необходимые для устранения неполадок в геноме. Асаро применяют их в том случае, когда собственных резервов недостаточно…Камни связаны со мной генетически.

– И что с того? – нахмурился Гэбриэл, обуреваемый нехорошими предчувствиями, как и Камилла.

– Без непосредственного контакта с базовой ДНК, алмазы распадаются на микрочастицы, и, обладая повышенной летучестью и проницаемостью, притягиваются ко мне. Ведьмияне заметят пропажу.

– О-о, бро-ок, – простонал Гэбриэл, запуская пальцы себе в волосы. – Надо же! Пригрел на борту отпетых мошенников…

– Такое поведение характерно для вашего общества, – улыбнулся Лео. – Почему бы и нет?

– Да! Но не приемлемо в принципе!

– А «Принцип» далеко отсюда?

Лео явно шутил, но разбойнику было не до смеха.

– Жулики…

– Не тебе судить, – заявила Элья. – Когда меня лишили способностей, пришлось развить у себя другие полезные качества. Без них я бы не выжила и не спасла Доминика.

– Свалились на мою голову, – бурчал Гэбриэл.

Сибилианин расплылся в улыбке, как подлый котяра перед блюдцем сметаны… Камиллу это рассердило, она заодно вспомнила кое-что и с раздражением выдала:

– А я видела, как он копался в приборах!

– Кто? – не сообразил расстроенный Гэбриэл.

– Тиип…

Разбойник пригвоздил сибилианина взглядом к палубе и поймал за шкирку.

– Это так? Отвечай!

– Ну, я… Да. Нет, – заюлил сибилианин, выскальзывая и пытаясь бочком покинуть рубку.

– Стоять! Да или нет?! Зачем? Говори, тварь скользкая!

Тиип понял, что отпираться бесполезно.

– Э-э… Да. Из любопытства. Когда-то я был механиком… Очень необычный корабль…

– Знаешь, что бывает с любопытными? – грозно спросил Гэбриэл, подсунув кулак ему под нос.

– Что?

– Они попадают в шлюз, а оттуда…

– Так мы летим, или как? – Элья нервно постукивала каблучком. – Иначе, все отправимся через шлюз космической тюрьмы.

– И как же ты до сих пор туда не отправилась!? – грубо высказался Гэбриэл, протопав к капитанскому креслу.  – Хэрхи!

Молчаливый карфаг безропотно сел у пульта. Скандалов он не любил и обычно в них не встревал.

Пока кольцерог выводил звездолёт с орбиты, Гэбриэл вычислял оптимальный курс и сверял координаты.

– М-да, – недовольно рассуждал он. – Астрос ещё дальше… При такой скорости дней десять, не меньше… И никакого шанса уйти от погони…

На всякий случай позвал:

– Зверь!..

Никто не отозвался. Корабельный дух ещё спал. Зато оставленный без присмотра сибилианин просочился к пульту.

– Вот-вот…

– Что, вот-вот? – на автомате откликнулся Гэбриэл.

– Я этим как раз и занимался – изучал системы корабля, а вы меня даже не слушали.

– Ты разобрался в схемах этого звездолёта? – удивился Гэбриэл.

Даже Хэрхи озадаченно уставился на сибилианина.

– Я же говорил, что когда-то был механиком на «стратоклассе», а это самый быстроходный крейсер Лиги… Работал с приводами ускорения.

– Это тебе не «стратокласс», – скептически заметил разбойник. – Здесь нет приводов ускорения. Иные технологии.

– Ну и что? – ничуть не смутился Тиип. – Можно адаптировать. У меня возникли кое-какие идеи… Я могу увеличить скорость, вдвое…

– Так-так-так, – заинтересовался Гэбриэл. – Хэрхи, подвинься.

Потеснив карфага, сибилианин откинул панель управления и принялся колдовать над схемами.

– Если замкнуть эти цепи, а здесь усилить подачу и компенсировать поле тут… Готово! Могу ещё и над связью поработать и сенсоры отрегулировать.

– Давай, – согласился разбойник, внимательно наблюдая за манипуляциями Тиипа. – Курс на Астрос-1018! Пересидим там...

А в ту самую минуту в станционном фойе Стелы Луис Лац отчаянно препирался с главным администратором банка.

– Ваш банкомат проглотил мою кредитку!

– Ничего не знаю…

– Как это?! – Луис обалдел от такой наглости. – Немедленно открывай жестянку или я….

От злости он с трудом подбирал слова. Вернее, почему-то они превращались в слюни, пузырясь на перекошенных губах.

– Да я тебя!..

– Что?

– Буду жаловаться правительству Синдиката!

– А что мне Синдикат? – выпятил грудь банкир. – Здесь главенствует Лига. И то, формально. Стела практически нейтральная территория…

– Кончай трепаться! – взвизгнул Луис и пнул банкомат.

– Не ломайте оборудование. Я вызову техподдержку, пробью по базе…

Банкир нетерпеливо зыркал по сторонам в поисках охраны. Никогда её нет на месте…

– Будьте добры, – взял себя в руки управляющий. – Я подожду. И если через пять минут кредитка не ляжет ко мне в карман, дойду до коменданта и…

– Хорошо-хорошо, – спешно ретировался банкир, учуяв предлог. – Одну минутку.

– Ну что за галактика? – бормотал Луис, беспокойно приплясывая на месте. – Проходимец на проходимце и проходимцем погоняет…

– Лац?! А ты что тут делаешь?

Управляющий присел от неожиданности. Только этого не хватало!.. К нему на всех парусах нёсся Эзран Кавари со свитой.

– Приветствую, Ваше…

– К броку церемонии! Что ты тут делаешь?

– Э… Я?.. Утрясаю финансовые вопросы, связанные с делами вашего сына…

Луис зря распинался. Король вампиров не слушал, его мучили собственные проблемы.

– Он был здесь! – сообщил Кавари.

– Кто?

– Полукровка!

– Кто?

– Мой внук – Гэбриэл, брок его дери!

– Э…

– Мне сообщили, что он здесь, но этот засранец сумел удрать…

– Ну…

– Удачно, что я тебя встретил. Пойдёшь со мной к коменданту.

– Но я… Э… Зачем?

– Мы задержали скупщика контрабанды, которому Гэбриэл всучил твою яхту. Почему не известил о пропаже?

– Я не знал, – соврал Лац, соображая, как поиметь с этого выгоду, достать кредитку и не спалиться… И тут до него дошло.

– Там была моя дочь! Куда этот мерзавец её дел?!

Луис мгновенно забыл о карте, Лео, банкомате и запричитал:

– Девочка моя… Я думал, она сбежала, а её… Негодяй! Бандитское отродье!  Он требовал выкуп?

– Нет. С чего ты взял? Какой выкуп?

У Кавари были свои заботы.

– Быстрее, у нас мало времени…

И король направился к лифту, толкая перед собой несчастного Луиса Лаца.

Ни Его величество, ни управляющий не заметили, что за ними следили из противоположного коридора. Трое мужчин в длинных плащах с высокими воротниками и эмблемами Альянса на шляпах, развернулись и двинулись к посадочному шлюзу, переговариваясь на ходу.

– Синдикат тоже его упустил.

– А я предупреждал...

– Доложим канцлеру?

– Нет времени. Хвидасс передал, что они на пути к Астросу.

– Канцлер рвёт и мечет…

– И жаждет расправы.

– А мне плевать! Обойдётся. Я сам убью этого подлеца.

– Тогда на перехват?

– Не успеем…

– Летим за ним?

– Нет. Астрос – планета Лиги. Перехватим их после. Хвидасс обо всём позаботится

– Ты веришь этому пройдохе?

– Он профессионал. И у меня нет выбора. Главное, обойти Синдикат.

Через мгновение они скрылись внутри отсека…

Звездолёт Гэбриэла благополучно пересёк пространство Лиги. Тиип почти не обманул. Спустя шесть дней они были у границы. Не вдвое быстрее, но время выиграли.

Сибилианин изрядно потрудился. Улучшил систему нагрева и подачи воды. Наладил громкую связь и установил на каждой палубе коммуникаторы из найденных в хвостовой части деталей реле и динамиков. Теперь они могли связываться друг с другом из самых отдаленных зон корабля. Слышимость была прекрасная, невзирая на гигантские размеры звездолёта и количество палуб.

Тем самым, Тиип понемногу втёрся в доверие к Гэбриэлу. Капитан назначил его первым инженером и поручил навигационный пульт. К недоумению Хэрхи.

Камилла продолжала тайно следить за сибилианином и неожиданно обрела союзника в лице Доминика.

– Я его не чувствую, – сокрушался подросток. – Не ощущаю мыслей, эмоций… Думаю, он что-то скрывает.

– Скользкий тип, – соглашалась Камилла, – даже для сибилианина.

– Элья рассказывала, что есть расы, которые не по зубам эмпатам. Вдруг, он из таких?

Камилла строила догадки. Однако пришлось на время забыть о своих подозрениях…

Впереди показался огромный бирюзово-сиреневый шар Астроса и два его туманных спутника – Астроном и Предсказатель.

Зигмунду снова не повезло с климатом, и его оставили на орбите, сторожить звездолёт. Тиип неожиданно вызвался составить вампиру компанию. Тогда и Хэрхи с Налкой обязали присматривать за сибилианином. Это чуть не привело к катастрофе. Гэбриэл едва не оглох от бурных протестов девчонки. Она не желала отпускать Лео с Камиллой.

В итоге, Гэбриэл дипломатично разрешил все споры. Объявил, что сперва он вместе с группой высадки летит на разведку. За остальными вернётся чуть позже, а пока они будут по очереди нести вахту на корабле. С таким решением трудно было не согласиться. Капитан сказал – капитан сделал…

В скором времени, путешественники сидели на террасе дома приятеля Гэбриэла – Ортегиуса, наслаждаясь морским воздухом.   Мужчины пили грог и разговаривали, а Камилле налили чаю и угостили пирожными.

Близился вечер. Острые козырьки скал отбрасывали тени на индиговый залив. Над морем парили и надрывно кричали аквадакты. Сиреневые пики одиночных гор затягивались лазоревой пеленой. Поднимался ветер и, стремясь с ним за горизонт, птичьи стаи терялись в закатной дымке. Напротив дома шумел порт. А внизу под террасой волна лениво пенилась, обрамляя камни. И вдалеке на холмах, возвышаясь над джунглями, замерли небоскрёбы, увенчанные кудряшками облаков…

Говорили о сверхновых и погибших мирах. Обсуждали пропавшие экспедиции, упоминая о далёких галактиках, космических чудовищах и других обитателях вселенной.

– Ну, что ж, – задумчиво произнёс астроном. – Всё сходится. В свете последних открытий… Увы, тревожных.

– Каких открытий? – переспросил Гэбриэл.

– Боюсь, что скоро галактике Зебры придёт конец.

 

Глава 18

Астрономы и предсказатели

 

Поначалу возникла тишина. Первым нарушил её Гэбриэл:

– Я не ослышался? Повтори-ка.

– Наша галактика прекратит своё существование… Если мы ничего не предпримем.

– Не понял, – криво улыбнулся разбойник, подозревая, что это какая-то шутка. – И что мы сможем предпринять? Где галактика, а где – мы.

Ортегиус вздохнул.

– Объяснять долго. Идёмте, покажу…

Они поднялись по винтовой лестнице в домашнюю обсерваторию.

– Это конечно не телескоп на холме, – словно извиняясь, астроном кивнул на аппарат с трубой, уходящей в круглую дыру на потолке. – Но приближает и даёт прекрасное изображение со спутников.

Стены были увешаны снимками туманностей и далёких планет. Столы по периметру – завалены книгами по астрономии, звёздными картами и загромождены аппаратурой… Путешественники неуверенно оглядывались в поисках сидячих мест. Заметив это, Ортегиус смахнул с табурета крошки хлеба, огрызки печенья и пакет из-под пончиков. Выдернул из кладовки в углу облезлый стул…

– Ф-фу! – сдул пыль с сиденья и громко чихнул.

– Садитесь, пожалуйста.

– Я постою, – отказался Лео, наблюдая, как астроном силится подтащить к столу тяжеленное кресло с торчащими пружинами.

Ортегиус не стал настаивать. Расположил с трудом добытую мебель перед монитором, усадил Камиллу, Гэбриэла и подключил картинку.

Экран замигал и заполнился оранжевыми пятнами с выпуклостью в форме оскаленной пасти. Камилла отпрянула.

– Что это?!

– Галактика Тигра, – ответил астроном. – Вернее, пока только голова.

Изображение отдалилось и понемногу стало вырисовываться нечто, вроде растянутого в прыжке звёздно-полосатого хищника…

Камилла тряхнула головой, зачарованная видом галактики. Не помогло. Наваждение осталось, страх усугубился. В душе пробудился священный ужас перед непознанными глубинами вселенной и её гигантами… Сердце затрепыхалось пойманной в силки пичужкой… Зато Гэбриэл не испытывал космофобии.

– Ну? Галактика. Допустим, Тигра. И?.. До неё миллионы световых лет.

– Уже нет, – вздохнул Ортегиус. – Галактика Тигра несётся к нам с невероятной скоростью… Н-да… А мы движемся навстречу и скоро с ней столкнёмся. Огромный Тигр съест Зебру…

Разбойник неожиданно расхохотался, да так, что напугал Камиллу.

– Ну, Ортеги, уморил! – покатывался от смеха Гэбриэл. – Созвездия вскружили тебе башку. И долго ты пялился в телескоп, чтобы обзавестись такой умопомрачительной галлюцинацией?

– Смейся-смейся, – пробурчал Ортегиус. – Астрономическое сообщество тоже смеялось. Посмотрим, что вы скажете через годик или раньше.

Гэбриэл посерьёзнел:

– Что действительно происходит?

– Я же говорю! Услышьте меня! Скоро галактики столкнутся, и космос уже не будет прежним. Возможно, родится новая галактика, но после светопреставления мы не выживем.

– Да брось ты! – недоверчиво хмыкнул Гэбриэл. – Это абсурд.

– Я тоже так думал, поначалу… Нет, конечно это естественный процесс. Всё во вселенной движется. Галактики встречаются, кружат, сталкиваются… Большие туманности поглощают маленькие… Бесконечно. Мы должны были встретиться с галактикой Тигра. Когда-нибудь. Через миллиарды лет. Однако….

– И что же случилось? – нахмурился Гэбриэл.

– Почему-то это сближение ускорилось. Я заметил сей факт лет пятнадцать назад… Обратился к Учёному Совету. Меня подняли на смех и обвинили в некомпетентности. Слишком, мол, молод и неопытен. Сперва и я полагал, что ошибся. Но месяцы наблюдений… Я прилетел на Орданеллу…

У Камиллы ёкнуло сердце. Она сжалась в комок на стуле, стиснув пальцами колени, аж костяшки побелели…

– … Там меня выслушали. Орданеллиане не зависели от мнения Совета. Учёные провели астрономические тесты и подтвердили мои догадки. Более того, рассчитали приблизительную дату столкновения по галактическому хронометру.

– Когда это произойдёт? – хрипло спросил Гэбриэл.

– Примерно через девять месяцев, девять дней и девять часов… Учёные Орданеллы исследовали, как это предотвратить, когда… Ну, вы знаете…

– Нечто уничтожило планету, и никто до сих пор не потрудился разобраться, – глухо произнесла Камилла, опустив голову. – Я с Орданеллы. Мои родители сгинули там…

– Бедная девочка, – вздохнул Ортегиус. – Я скорбел вместе с научным сообществом… Но, как выяснилось, наследие Орданеллы не пропало. Они успели передать секретному филиалу на краю астероидного поля в скоплении Хотта важную информацию. Я узнал об этом спустя годы, когда меня навестил мой давний знакомый – капитан Марк Аверс.

Камилла схватила Ортегиуса за руку.

– Вы его видели? Где он?

– Ты его знаешь? – удивился астроном.

– Он… Близкий друг моих родителей. Где он?

– Охо-хо, милая девушка. Если бы я знал. Марк Аверс прибыл сюда несколько лет назад и рассказал, что незадолго до гибели Орданеллы учёные разработали теорию, как развести галактики, чтобы они прошли на безопасном расстоянии друг от друга и продолжили свой путь…

Ортегиус сочувственно покосился на Камиллу.

 – В лаборатории филиала эти разработки применили на практике. Экспериментируя на слипшихся туманностях. Марк Аверс с командой учёных как раз направлялись в галактику Тигра…

– Ой! – вспомнила Камилла. – Я уже слышала о галактике Тигра. Элья говорила, что они оттуда...

– Потом! – оборвал её Гэбриэл, заставив возмущённо заёрзать на стуле. – Продолжай, Ортеги.

– … И зашли на Астрос. Установить маяк дальней связи… Суть в чём… Учёные создали пространственный стабилизатор с отталкивателем частиц, состоящий из трёх космических буев. Один – расположен где-то в нашей галактике. Другой – учёные собирались установить в галактике Тигра. А третий, запускается в последний момент до начала галактического танца.

– Галактический танец? – откликнулась Камилла. – Что это?

– Перед тем как сойтись, галактики кружатся в предсмертном танце. Великолепное и страшное зрелище. И длится оно очень долго. Звёзды сталкиваются, распространяя вокруг мощное излучение. Взрываются и горят планеты, когда сливаются титаны космоса. … Никто не выживет… Катаклизмы начнутся ещё до сближения. А до этого момента нужно активировать третий буй. Траектория галактик изменится, они оттолкнутся и разойдутся на безопасное расстояние…

Астроном помолчал, прокашлялся.

– Так могло быть… Но Марк Аверс не связывался со мной уже более двух лет.

– Он пропал без вести, – прошептала Камилла.

Слушая о танце галактик, она представляла себе это, и что-то зашевелилось внутри. Неясное воспоминание...

– Возможно, они живы… Марк предупреждал, что связи какое-то время не будет из-за туманностей и пояса астероидов. Хотя… обещал прислать весточку, как только они достигнут Тигриной Пасти… И, по моим расчётам, давно пора. Не хотелось бы предполагать худшее.

Взгляд Гэбриэла загорелся.

– Ортеги, ты же видел мой корабль.

– В телескоп.

– На нём я могу не только пересечь галактику, но и вселенную.

– Что ты предлагаешь? – уточнил астроном.

– Ну, кому-то же надо разыскать экспедицию и предотвратить столкновение, – усмехнулся Гэбриэл. – Не то, чтобы я любил Зебру со всеми её обитателями, но самому жить хочется.

– Ты отправишься в галактику Тигра? – Ортегиус не верил своим ушам.

Разбойник кивнул, залихватски ухмыляясь. Астроном восхищённо покрутил головой.

– Я знал, ты – само безрассудство, отчаянный Гэбриэл Кавари, но чтобы настолько.

– Я тоже, – робко вызвалась Камилла.

Мужчины с удивлением повернулись к ней. Она смутилась.

– Я… Я полечу с тобой. Марк Аверс – мой опекун. И… Вдруг я выясню что-нибудь о родителях…

– Посмотрим, – нахмурился Гэбриэл.

– Откуда у тебя этот снимок? – вдруг спросил Лео, до сих пор безмолвно разглядывающий стены.

– Где? – подхватился Ортегиус.

– Здесь, – асаро указал на поблёкшую от времени фотограмму туманности в форме звезды с хвостом.

– А… Этот снимок сделан телескопом на холме… Так давно… Тысячу или девятьсот лет назад… А что?

– Похоже на туманность Вихря – мою галактику.

– Вряд ли эта хвостатая туманность – твоя галактика.

– Почему?

– Вскоре после того как её открыли, туманность поглотила галактика Тигра…

– Вот хищница! – воскликнула Камилла.

– Охота началась уже тогда? – спросил Гэбриэл.

– Нет, – махнул рукой астроном. – Закономерный процесс. Вихревая туманность находилась слишком близко от галактического шлейфа. Гравитационные возмущения на периферии затянули её, и произошло объединение. Крупная галактика поглотила карликовую… Мои предшественники наблюдали это в телескоп. Жаль, пожар уничтожил снимки. Только один и остался.

– Там жили мои сородичи, – прошептал Лео, не отрывая глаз от стены.

– Что ты говоришь парень? – удивился Ортегиус. – Это случилось много веков назад! Это невозможно…

– Это лишь означает, – перебил его Лео, – что я пробыл в анабиозе чересчур долго…

Он рассказал астроному о космическом спруте.

– Плачевно, – покачал головой Ортегиус.

– У меня больше нет дома, – горько произнес Лео. – Никого не осталось.

– Угу, – подхватил астроном. – Если бы Вихрь сейчас выполнял функцию буфера между Зеброй и Тигром, то, вероятно, столкновения бы не произошло.

 Лео воззрился на Ортегиуса как на святотатца. Тот пояснил:

– Туманность находилась как раз между ними…

– Погибли мои сородичи, – угрюмо повторил Лео.

Ортегиус пожал плечами.

– Возможно, они и спаслись на космических кораблях. Если спрут их не убил.

– Постойте, – вспомнил разбойник. – Лео, ты говорил, что такое же чудовище уничтожило Орданеллу.

– Я читал РНК Камиллы.

– А если эти нападения взаимосвязаны?

– Возможно, – согласился астроном. – Эх, Марк бы разрешил эту загадку.

– Значит, стоит найти его, – Гэбриэл вскочил, готовый к великим свершениям и дальним перелётам. – Только поговорю с командой. Уверен, они меня поддержат. И вперёд! В галактику Тигра!

Чуть позже на борту корабля…

– Нет! Нет! И нет! Только не туда! Не хочу возвращаться в гнусный вертеп жестокости и тирании, – орала Элья, швыряя взглядом предметы. – И не стану!

– Успокойся и выслушай, – уговаривал её Гэбриэл, пока остальные приходили в себя после рассказа о грядущих катастрофах.

– Ни за что! Мы с братом не полетим.

– Говори за себя, – бормотал Доминик, собирая предметы и возвращая на место. А некоторые так и болтались снаружи, в открытом космосе.

А Камилла думала, что телекинез – полезное качество в семейной жизни. Тарелки можно бить прямо на улице, не выходя из дома. Чтобы потом не подметать и не пораниться осколками.

– Опасная штучка, – усмехнулся Гэбриэл. – Неужто и теперь боишься наггеваров?

– Не желаю я туда возвращаться, и всё! – стояла на своём Элья. – Я останусь здесь.

– И погибнешь, – зловеще напомнил Зигмунд. – Галактики столкнутся и… Пуффф!

Элья упёрла руки в бока и прищурила глаза:

– Да-а!? А что изменится, если вы сунетесь прямиком к Тигру в пасть?! Эти тигроиды сожрут вашу Зебру с потрохами. И никто не станет вам помогать!

– Ты что?! Люди здесь ни при чём. Все погибнут! – возразил Хэрхи с несвойственной ему горячностью.

Юного карфага просто шокировало невежество блондинки.

– Прекрасно! – фыркнула Элья, топнув ножкой. – Пусть все сдохнут! А мы с Домиником уберёмся отсюда подальше. Ещё до светопреставления. Украдём звездолёт, и только нас и видели.

Она демонстративно прошествовала к дивану и уселась, положив ногу на ногу, и вздёрнув изящный носик.

Гэбриэл улыбнулся, наклонился к Элье близко-близко и проникновенно зашептал:

– Хочешь, красавица, я научу тебя угонять звездолёты... Приходи вечерком в мою каюту. До утра будем тренироваться…

И тут же заработал хлёсткую пощёчину.

– Нахал!

Разбойник отодвинулся, потирая щёку

– Хорошо, – голос Гэбриэла стал ледяным. – Оставайся на Астросе.

– Ещё чего! Я возьму корабль! – взвизгнула Элья.

Лео понаблюдал за порозовевшей от гнева красоткой и понял, что срочно нуждается в генетическом обмене. С этой руннэ. Да и ей не повредит. Если получится. Ведь лечение должно подействовать…

– Кишка тонка, – сурово обронил разбойник, так, что Элья побледнела. – Просто уберёшься к броку. Я высажу вас с братом на первой же станции. Надеюсь, остальные не против?.. Нет?!..

– …

– Значит, на том и порешили, – и Гэбриэл вышел из кают-компании, поставив точку.

На следующий день вся команда, за исключением вампира, спустилась на Астрос. Они провели там неделю. Гэбриэл, Ортегиус и Лео обсуждали детали похода. Налка бегала по магазинам, таская за собой Хэрхи в качестве носильщика за неимением под рукой Зигмунда. Сибилианин куда-то смотался и явился перед самым отлётом. Камилла целыми днями бродила по берегу, наслаждаясь свежим воздухом, шелестом деревьев и твёрдой почвой под ногами…

Девушке нравилась эта передышка и возможность изучить новую планету. Она бы искупалась в море, но лезть в воду было уже холодновато. Иногда она поднималась в обсерваторию и неизменно заставала там Ортегиуса. Астроном смотрел в телескоп и задумчиво бубнил:

– Одна звезда в апогее, другая в перигее…

Что означали эти загадочные фразы, Камилла так и не спросила.

Элья с Домиником несколько дней гостили в деревне предсказателей. Однажды Ортегиус вскользь упомянул о таинственных знаках. Всё указывало на то, что во вселенной происходит нечто страшное.  У его знакомого предсказателя были видения. В стеклянном шаре, кофейной гуще и бересте...

– Ерунда, – убеждённо заявил Хэрхи. – Наука отрицает предвидение. Всё это шарлатанство. Прогнозирование – совсем другое.

Элья напустилась на карфага:

– Не смей так говорить! Предвидение – это дар. Доминик – ясновидящий, а жители Астроса видят будущее. 

– А причём здесь стеклянный шар? – кольцерог упорно отстаивал свою позицию.

– Предметы – это посредники, информаторы. С их помощью предсказатель переводит чистую информацию или энергию в знаки, символы, образы и трактует их…

Наступил день отлёта. Ортегиус провожал гостей со слезами на глазах и напутствовал с дрожью в голосе, проверяя снова и снова, не забыли ли они чего, и предостерегал:

– Осторожней там. До меня дошли слухи…

– Какие? – насторожился Гэбриэл.

– О хищной туманности… Где-то на территории Альянса. Говорят, блуждает, охотится и ест корабли.

Разбойник засмеялся.

– Дружище, ты вновь меня удивляешь. С каких пор ты стал суеверным? Это же сказки! Половину из них я сам сочинил. Чтобы дилетанты не путались под ногами.

– Не уверен, – вздохнул астроном. – Недавно в том секторе пропало несколько яхт и звездолётов…

Гэбриэл усмехнулся.

– Да их, скорей всего, угнали какие-то ушлые ребята и выдумали легенду, чтоб не искали.

– Вместе с пассажирами? – скептически заметил Ортегиус.

– Не боись, дружище, – Гэбриэл подмигнул астроному. – Всё это контрабандистские сказки… Бывай.

Звездолёт покинул орбиту Астроса. Команда Зверя отправилась навстречу приключениям, не подозревая, какие опасности затаились в дебрях космоса.

 

Глава 19

Соглядатай Альянса

 

Шёл пятый день путешествия. Ничего не происходило. Путешественникам не встретилось ни одной станции, чтобы высадить пассажиров, и руннэ продолжали лететь с ними. На исходе пятого дня Гэбриэл остановил звездолёт и собрал всех в кают-компании.

– Мы приблизились к облаку сверхплотных частиц, – сообщил разбойник. – Оно испускает сильные магнитные волны. Придётся обойти.

– Но, капитан, – неуверенно возразил Хэрхи. – У нас же щиты.

Гэбриэл усмехнулся, в основном потому, что кольцерог назвал его капитаном.

– Ты неопытен и плохо знаешь космос. Это облако – гравитационный капкан. Никакие щиты от него не спасут. Вот, если бы Зверь не спал, мы бы включили сверхскорость и совершили прыжок. Но Зверь – спит, а я не хочу рисковать и застрять навечно или надолго. И заметьте, никто не откликнется на сигнал бедствия. Бывалые проигнорируют, а новички и сами завязнут.

Камилла представила столпотворение пойманных в ловушку звездолётов… Город кораблей, страна... Кладбище! Братская могила!.. Она вздрогнула.

Хэрхи стушевался, поскольку капитан выставил его дилетантом. Карфаг и так был сбит с толку и не мог сосредоточиться на мыслительном анализе. Что-то мешало. Он вспыхивал каждый раз, сталкиваясь взглядом с Камиллой.

– Значит, идём в обход, – постановил Гэбриэл. – Осталось выбрать, куда – углубиться на территорию Лиги или пройти через сектор Альянса… Сразу предупреждаю, первый вариант чреват неприятностями, а второй… Может быть безопасным. Как вы? Согласны?

– Решать тебе, капитан, – хмуро сказал Зигмунд.

Вампир ни грамма не смыслил в навигации.

– Второй путь – короче, – поддержал капитана Тиип.

– Отлично, – улыбнулся Гэбриэл.                                  

Девушки переглянулись. Налке было всё равно – куда Лео, туда и она. Камилла вопросительно посмотрела на карфага. Романтично настроенный Хэрхи мечтательно улыбался… Элья пожала плечами и высказалась:

– Мне без разницы, но, если ты спросил… Предпочитаю станции Альянса.

– Конечно, – хохотнул Гэбриэл. – Твой братец не успел там наследить.

За время путешествия разбойник вытащил из Доминика всё о взломанных автоматах, банкоматах и других аппаратах.

– А, кстати! Где его носит?

– Он в каюте. Плохо себя чувствует, – объяснила Элья.

– Воспаление хитрости?.. Ну, а ты, Лео?

– Ты лучше знаком с этой областью космоса, тебе и решать.

– Исчерпывающий ответ, – усмехнулся разбойник. – Что ж, тогда вперёд!

Гэбриэл вскочил.

– Пилот! За мной…

– Постойте, капитан! – воскликнул кольцерог.

– Что такое? – удивился Гэбриэл.

Хэрхи втянул рогами побольше воздуха и озвучил:

– Мы летим на безымянном корабле. Так не положено…

Разбойник хмыкнул.

– Вернее, у карфагов это считается плохой приметой… Надо бы как-то назвать звездолёт. Пусть каждый придумает имя, а мы выберем. Предлагаю – Камилла.

Камилла закашлялась, а Хэрхи умильно заулыбался. Гэбриэл подозрительно взглянул на пилота.

– Так-так-так… Хэрхи, рогатыш, а сколько тебе лет?

– Э… девятнадцать, с половиной… А что?

– Ступай-ка отсюда. Запрись в каюте и неделю оттуда не выходи. А еду тебе будет носить… Предположим… Лео. Самая подходящая кандидатура в твоём случае… И не забудь принять холодный душ.

Узоры на коже Хэрхи посерели, затем побагровели. Из роговых отверстий со свистом вырвался пар. А через секунду карфага уже не было в кают-компании. Только воздух продолжал колебаться…

– Ну вот, – заметил Гэбриэл, – я на неделю лишился пилота… Так… Думаю, его пока заменит…

– Я! – вызвался Тиип.

– Тогда, приступай немедленно.

– А как же звездолёт? – напомнила Камилла. – Он так и останется без имени?

– Не волнуйся, – усмехнулся разбойник. – Наверняка, у него есть имя. Зверь проснётся и спросим…

– А что с бараном? – поинтересовалась Элья.

– С кем-с кем? – переспросила Налка.

– Ну, с этим… Рогатым…

– Он – кольцерог, – поправила Камилла, переживая за Хэрхи. Он ей по-дружески нравился.

– У карфагов между девятнадцатью и двадцатью восьмью годами наступает романтический период, – туманно пояснил Гэбриэл. – Опрометчивый возраст. Рыцарь находит даму сердца… То есть, похоже, уже нашёл.

Он насмешливо посмотрел на Камиллу и вышел. Налка захихикала. Камилла покраснела и отвернулась, делая вид, что изучает детали соты…

Всю последующую неделю каждый сходил с ума по-своему. Читали, спали, ели… Гуляли по кораблю. Даже резались в космический аркан, картами Лео. Вездесущий Тиип переделал запасную приборную панель, найденную в грузовом отсеке, в голографическую доску.

Некоторые ещё примеряли наряды перед зеркалом и дефилировали по верхней палубе в надежде встретить Лео (это относилось исключительно к Налке). Элья с Домиником по обыкновению редко выходили из каюты, только чтобы поесть.

В целом всё было тихо и спокойно, даже шнырянья сибилианина уже никого не раздражали. На корабль не нападали. Ничего не ломалось. Ведь Тиип обо всём позаботился. Гэбриэл называл его мастером на все руки, а Зигмунд как-то по-старинному: «И жнец, и швец, и на чём-то там игрец».

Лео не забывал о тренировочных полётах. Гэбриэл командовал. Остальные по очереди несли вахту. В общем, никаких серьёзных происшествий, за исключением одного...

Однажды Камилла возвращалась из рубки и наткнулась у своей каюты на загадочно улыбающегося кольцерога. Он явно поджидал девушку, пряча руки за спиной.

– Что такое, Хэрхи?

После расплывчатых предостережений Гэбриэла, Камилла старалась не попадаться у карфага на пути… Она попыталась бочком пробраться мимо него к двери, но не тут-то было. Хэрхи преградил ей дорогу, упав на колено и протянув красный цветок в горшке. Неуклюже качнулся, и растение ткнулось в юбку Камиллы. Девушка отшатнулась, а карфаг заголосил с подвыванием:

О, прекрасная Камилла!

Дама сердца моего.

Ты прекрасна как розилла,

Для карфага своего…

Да уж, до поэтических этюдов асаро ему было явно далеко. Сконфуженная Камилла всё же успокоилась и разглядела, что цветок рос вовсе не в горшке, а в тщательно отмытой консервной банке. Карфагская розилла-фикус…

– Я сам её выращивал, много дней! – похвастался Хэрхи. – Для тебя…

Розиллы разрастались быстро, считаясь на большинстве планет Лиги злостным сорняком, бичом огородов…. Неприятно осознавать, что твоё имя рифмуется с сорной травой… А вот карфаги любили розиллу и находили полезной… Всё это девушка почерпнула из уроков ботаники в пансионе. Внезапно она затосковала и поняла, что соскучилась по Янси. Как она там – на фабрике?..

А Хэрхи выдал новую порцию стихов, с тягучим роговым придыханием:

Так прими мой дар, Камилла!

Эта пышная розилла

Знак моей любви к тебе.

На небе, и на земле…

И всё в таком духе…

«Да» – скажи, моя богиня!

Я твоё лобзаю имя…

Камилла заткнула уши, желая оказаться на фабрике рядом с подругой. Хэрхи умолк, храня выразительную паузу… И в коридоре возник Лео. Асаро изумлённо остановился, застав следующую картину: прижатая к переборке девушка и ползающий на коленях карфаг с веником в руках…

Воин мгновенно очутился за спиной у Хэрхи, стиснул ему рога и отшвырнул от Камиллы вместе с сорняком. Банка упала и покатилась, земля рассыпалась по палубе, а сорняк даже не надломился…

– Лео! – воскликнула девушка, с жалостью поглядывая на оглушённого Хэрхи. Кольцерог возился на полу, силясь одновременно подняться на ноги и запихнуть розиллу обратно в банку.

– Да, Камилла? – Асаро оказался совсем рядом и заглянул ей в глаза. – С тобой всё в порядке?

– Лео, – укоризненно повторила она. – Хэрхи! Он… просто… Читал мне любовные стихи… Он не хотел меня обидеть. Понимаешь?

– Позволь мне решать, – ответил Лео, не отводя взгляда от её губ.

Сейчас Лео острее, чем обычно, нуждался в генетическом обмене. Временами он почти терял над собой контроль. И, зная, в кого может превратиться, неоднократно использовал аптечку. Асаро помнил об опасности и боли, но готов был рискнуть, надеясь, что лекарство знахарки подействует.

Лео-Дин быстро поцеловал Камиллу, подхватил ошеломленную девушку на руки и… Из смежного коридора раздался душераздирающий вопль. Потом ещё и снова, по-нарастающей, будто кричало раненное животное.

Воин сразу определил, что вопли доносятся из каюты руннэ, и аккуратно поставив Камиллу на ноги, бросился туда.

– Помоги-ите! Кто-нибудь! – звала Элья.

Лео ворвался в каюту в тот момент, когда женщина придавливала к полу бьющегося в судорогах и посиневшего от крика Доминика. Асаро едва коснулся его и определил генетический дисбаланс.

«Единые генетические корни», – подумал Лео.

Он вытащил нужные кристаллы и приложил к вискам подростка. Через минуту тот затих, задышал ровно и распахнул глаза… Элья сдавленно ойкнула. Зрачки паренька сияли, радужка будто расплескалась и заполнила белок…

– Они идут… – прохрипел Доминик. – Чудовища… Скоро нас поймают, окружат и сомнут. Я видел…

Он запрокинул голову, вытянулся и зажмурился… А в следующую секунду опомнился и удивлённо вытаращился на сестру и воина, склонившихся над ним.

– Что со мной случилось?

Его глаза опять стали нормальными.

– У тебя случился приступ ясновидения, – ответила Элья, украдкой вытирая слёзы, и с благодарностью прижимаясь к Лео.

Обычно руннэ асаро не жаловала, по возможности избегала, а тут схватила за руку и поцеловала.

– Спасибо тебе… Припадок раньше длился минут двадцать… И пена изо рта… Однажды он чуть не умер… Меня не было рядом. Это из-за наггеварских генов – несовместимость…

– Я устранил её, – ответил Лео, чувственно поглаживая ладонь Эльи и незаметно впитывая её ДНК…

Женщина смущённо отняла руку и улыбнулась ему…

К этому моменту сбежались все, громко топоча по коридору. Последним притопал запыхавшийся Хэрхи. Команда в полном составе толкалась у двери, протискиваясь в узкий проём…

Гэбриэл видел, какими глазами Элья смотрит на Лео. Как бы разбойнику хотелось, чтобы этот взгляд предназначался ему...

– Всем разойтись! – от досады разорался Гэбриэл, расшвыривая зевак и выпроваживая их из каюты пинками и тычками. – Здесь вам не цирк и не казино!  Тоже мне, нашли развлечение…

Уже закрывая дверь, он поймал взгляд Эльи – не совсем такой, каким женщина одарила асаро, но всё же…

Прошло несколько дней. Доминик поправился и ничего не помнил о случившемся. Напрасно Элья донимала его вопросами о чудовищах. Брат только пожимал плечами, мрачнел и сбегал куда-нибудь в дальний отсек корабля. Остальные, занятые своими проблемами, и подавно об этом забыли. Зато Хэрхи теперь вёл себя пристойно и его восстановили в должности.

На восьмой день путешествия, Гэбриэл вновь собрал всех в каюте и сообщил, что завтра они входят в пограничное пространство Альянса. В двух днях пути оттуда будет торговая космическая станция Лаг-кора. Там они и высадят руннэ. Элья заколебалась, но согласилась. Гэбриэл с сожалением вздохнул. С одной стороны, ему не хотелось терять красотку, а, с другой, – не терпелось поскорее избавиться от её чокнутого братца.

За ужином часть команды была какой-то вялой, неразговорчивой. Камилла с Налкой жаловались на усталость и недомогание.

– Это с непривычки. Когда долго живёшь в космосе, – успокоил их Зиги.

 Хэрхи упорно боролся с сонливостью. Ведь как раз после ужина он заступал на вахту. Никаких признаков утомления не проявляли лишь сибилианин, Гэбриэл, Лео и вампир. Последний неаппетитно смаковал шоколад с кровью, заставляя морщиться остальных…

А к концу ужина это подействовало и на Гэбриэла. Разбойник поднялся и потянулся.

– Пойду-ка я, посплю... Хэрхи! Поел?.. Тогда дуй в рубку!

– Угу, – откликнулся кольцерог и, насилу продувая рога, поплёлся на дежурство.

Карфаги не зевали подобно алактинцам. Нехватку кислорода они восполняли иначе.

– А вам не кажется, что привкус у еды какой-то странный? – спросила Элья. – И противный.

– Еда, как еда-ааа, – с протяжным зевком ответила Налка. – Я тоже пойду… Зиги, за мной…

– Лео? – Элья обратилась к асаро.

Он нахмурился и покачал головой. Воин почти ничего не ел. Всего лишь выпил протеиновый коктейль из пайка и сжевал лепёшку с синтезированной икрой ползучей рыбы. Ему много и не требовалось. Настоящий голод асаро ощущал генетически и мечтал запереться с кем-нибудь из девушек в каюте. За исключением, разумеется, Налки.

– Э… Это, наверное, из-за тмина с париссом, – предположил Тиип. – У меня с собой запас сибилианских приправ.

– Похоже на то, – кивнула Камилла.

Она знала толк в сибилианской кухне. Благо прожила на Сибиле одиннадцать лет. В пансионе девушек учили готовить.

– Брр… – Элью передёрнуло. – Больше не добавляй это в синтезатор пищи.

– Хорошо, – пообещал Тиип. – Не буду.

Элья прикрыла рот ладошкой и, позёвывая, ушла к себе. Камилла потянулась за ней. А Лео решил полетать и направился к ближайшему шлюзу.

Через полчаса звездолёт напоминал сонное царство… Сибилианин прислушался, подождал немного, и на серых губах заиграла улыбка. Всё шло по плану. Команда цепенела. Так действовал яд фукунакуса, который Тиип добавлял в воздуховоды и в пищу уже несколько дней. Сегодня немного перестарался, но всё равно никто, кроме руннэ, не заметил...

Тиипу яд был не страшен. Он приучал себя к нему много лет, как истинный сибилианин, прежде чем организм выработал противоядие. Остальные умрут через сутки, заснув вечным сном…

Сибилианин огляделся. Теперь необходимо действовать и как можно быстрее. Яд усыпил алактинцев, полукровку и руннэ, но двое оказались к нему невосприимчивы – Лео и вампир.

Тиип заглянул в рубку. Похоже, и карфага ещё не сморило. Хэрхи упрямо тряс головой над пультом, чтобы не заснуть. Неужели карфаги такие непрошибаемые? Толстокожие зануды!.. Надо бы увеличить дозу. Ничего, с этим он позже разберётся. Сначала придётся нейтрализовать вампира.

Сибилианин заглянул в каюту к сладкой парочке, где Зигмунд читал медицинский справочник, охраняя сон Налки.

– В двенадцатом техническом упал распределительный щит.

– А я тут причём? – удивился вампир.

– Нужна помощь…

– Так попроси кого-нибудь ещё, – предложил Зиги, не отрывая глаз от наладонника. – Я – медик, а не техник. Хэрхи справится лучше или Лео…

– Хэрхи на дежурстве, Лео снаружи, другие спят. А сам я не подниму. Мне нужна твоя сила.

– Подожди, пока они освободятся…

– Это опасно! Если не вернуть на место, давление в катушках…

– Ладно, понял, – недовольно поморщился вампир, откладывая в сторону наладонник. – Пошли.

Они спустились на техническую палубу, и Тиип пропустил Зигмунда вперёд, в двенадцатый отсек.

– Какого брока тут… – только и успел сказать вампир. Переборки захлопнулись за его спиной. Зигмунд попытался их раздвинуть… Бесполезно! Тогда он принялся молотить по ним. Не помогла даже хвалённая вампирская скорость и сила – корабль строили на совесть.

Сибилианин насвистывая отодвинул приборную соту, открыл шлюзовую вытяжку номер двенадцать. Весело напевая: «вот что бывает, когда вампир оборудования не знает»… Подождал, пока Зигмунда вынесло в открытый космос, закрыл и отправился в рубку. Теперь этот кровосос плавает снаружи точно бревно... Скоро его затянет в облако, из-за повышенного содержания железа в организме от недавно выпитой крови…

Сибилианин усмехнулся собственной шутке.

Хэрхи всё ещё клевал носом за пультом, с трудом подавляя желания улечься физиономией прямо на панель управления и захрапеть. Он снова и снова продувал рога…

Тиип подкрался неслышно и заткнул роговые отверстия указательными пальцами… Хэрхи настолько ослаб, что даже не сопротивлялся. Через несколько секунд всё было кончено. Карфаг обмяк в кресле и засопел… Сибилианин извлёк мокрые пальцы и с отвращением обтёр их о рубашку Хэрхи.

Н-да, всё получилось бы намного проще, если бы он нашёл ядро корабля с дремлющим там энергетическим существом, называющим себя Зверем. Лазутчик излазил соты, трубы и коридоры – вдоль и поперёк. Всё без толку. Как будто кто-то или что-то отводило сибилианину глаза. На схемах звездолёта, что он давно взломал, не было указано расположение двигателя. Словно ядро существовало в скрытом пространстве…

Тиип уселся в капитанское кресло. Поймал на радаре корабль Лео и направил в него смертоносный луч… Включил дополнительное ускорение, скрытое до поры до времени от глаз контрабандиста. Сибилианин знал своё дело. Он значился лучшим соглядатаем Альянса…

Итак, он прибудет в условное место всего через два часа, а не завтра, как наивно полагал Гэбриэл. Тиип злорадно усмехнулся… А пока…

Он спустился на жилую палубу. Проверил каюты Налки и Камиллы. Заглянул к руннэ. Брат и сестра безмятежно спали в своих кроватях и не почувствовали металла браслетов на запястьях… У каюты Гэбриэла Тиип остановился, прислушался и вошёл…

Вопреки прогнозам сибилианина, разбойник не спал. Но чувствовал себя препаршиво. Яд ещё не подействовал окончательно… Голова кружилась, его мутило, и всё куда-то плыло… Гэбриэл потерял равновесие и упал на кровать.

«Что за брок?» – недоумённо подумал разбойник, прикрыл глаза, сосчитал до десяти и открыл… Перед лицом замельтешило какое-то пятно… Гэбриэл заморгал и едва сфокусировал взгляд…

– Тиип? Какого… брока со мной…про…

– Вам плохо, капитан? – с притворным участием поинтересовался сибилианин.  – Поспите.

Он улыбнулся, по-кошачьи растянув губы, и резким движением защёлкнул на запястьях Гэбриэла металлические браслеты. Разбойник дёрнулся, привстал было…

– Что ты…

И обессилено повалился обратно на кровать.

– Что за…

– Лежите тихо, капитан. Это риктонитовые наручники. Они блокируют ваши биоэлектрические способности.

– Ублюдок, – выдавил из себя Гэбриэл. – Прохиндей. Подлюга…

– Ну-ну, потише, капитан, не ругайтесь. Берегите силы. Иначе яд убьёт вас быстрее, чем надо, а это скажется на моей репутации.

Потолок вращался перед глазами, но Гэбриэл собрал всю свою волю и сел. Тиип отпрыгнул на всякий случай.

– Урод… На кого ты работаешь? Я дам больше…

Сибилианин противно рассмеялся.

– Остыньте, Ваше контрабандичество – Гэбриэл Кавари. Эти ребята платят мне вдвое больше, чем ваш незабвенный дедуля… Так что, расслабьтесь и получайте удовольствие. С такими нищими отбросами, как ты, я даже не связываюсь. Берегу репутацию. Как-никак, лучший!

– Хвидасс, – выплюнул Гэбриэл. – Я думал, ты – миф…

– Как видите, живой и во плоти.

– Негодяй… Я подвешу тебя за…

Гэбриэл привстал, качнулся, но удержался на ногах. Каюта шаталась… тошнота подступала к горлу… Он попытался шагнуть…. Сперва у него это получилась. Хвидасс выскочил в коридор и задвинул переборки.

Гэбриэл сделал ещё пару неловких шагов, ничком растянулся на полу и потерял сознание…

Довольный сибилианин поднялся в рубку, и через два часа встретился, как было условлено, со звездолётом Альянса.

Соглядатай включил секретные позывные, и на экране возникло лицо капитана.

 – Хвидасс! Нехорошо заставлять нас ждать!

– Спешил, как мог. А быстро только кошки родятся.

Представитель Альянса скривился.

– Фу!

– Всё прошло без сучка и задоринки.

– Ещё бы! С таким-то авансом.

– Где остальное?

– Увижу его, тогда и получишь...

Корабли благополучно состыковались, и Хвидасс встретил гостей у задней мембраны. Трое мужчин в плащах и шляпах с эмблемами Альянса вошли один за другим.

– Веди нас к нему, – велел главный. – Настало время расплаты.

 

Глава 20

Между Сциллой и Харибдой

 

Сознание возвращалось медленно. Гэбриэл с трудом разлепил веки, прислушиваясь к голосам. Сибилианин докладывал кому-то:

– «… пустил противоядие через воздуховод… Оклемаются… Эти, со способностями, пока не опасны… Остальные – алактинцы. Один кольцерог».

– «Женщину с мальчишкой ко мне на корабль, – будто сквозь вату донёсся до Гэбриэла знакомый голос. – А я разберусь с Кавари.

Звуки стали громче и резче, в голове прояснилось.

– Где мы?

– В секторе Альянса – в двух днях пути от Лаг-кора, как ты и планировал…

Разбойник открыл глаза, сел и уставился на браслеты.

– Броковы злыдни!

– Приятная встреча, Гэбриэл, – насмешливо сказал кто-то, усаживаясь перед ним на корточки.

– Почему на мне это?

Разбойник потряс наручниками перед лицом главного.

– Для твоей же пользы. Я знаю, каково быть полукровкой.

Гэбриэл усмехнулся.

– Хорош свистеть, Эртэл! Ты же не в наручниках. Так и скажи, что боишься меня.

– Ты прав, – кустистые брови главного сошлись на переносице. Под усталыми глазами с набрякшими веками залегли тени. – Никто, кроме тебя не генерирует биоэлектричество. Но мы тебе не чужие.

– Свои так не поступают… Зачем ты нанял крысёныша?

– Хвидасса?

– А кого же ещё?!

Эртэл вскочил.

– Пойдём, кое-что покажу.

Гэбриэл прищурился.

– Где моя команда?

– Команда, – фыркнул Эртэл. – Девчонки спят в кроватках, рогач дремлет в рубке. А насчёт вампира и странного типа спроси у Хвидасса. Он с удовольствием расскажет, если будет в настроении.

– Куда вы забрали Элью и Доминика?

– Представим канцлеру… Любопытные экземпляры. Канцлер любит таких, хм, уродцев, вроде нас.

– Сам он урод! Да ещё извращенец…

– Неблагодарная скотина! – Эртэл схватил разбойника за грудки. – Он принял нас, когда Лига отказалась, а Синдикат устроил охоту на полукровок. Забыл, как тебя вытащили из грязи?

– Дешёвка! – выкрикнул Гэбриэл и оттолкнул Эртэла. Тот отлетел, врезался в переборку и упал.

– Так-то! Отвали от меня! И лучше не приближайся. Риктонит блокирует сверхспособности, но не силу…

– Я тоже силён! – прорычал Эртэл, поднимаясь. – Не забывай об этом, потомок кровососа… А теперь, двигай к экранам. Ты должен кое-что увидеть…

На мостике их встретили ещё двое из Альянса. В кресле икал и прочищал дыхание несчастный Хэрхи. Он всё ещё не мог встать и виновато поглядывал на капитана. Гэбриэл кивнул ему.

– Куда вылупился?! Смотри на экран! – грубо напомнил Эртэл.

Разбойник наградил его презрительным взглядом.

«Если бы не риктонитовые наручники».

И отвернулся.

Сбоку мерцала далёкая туманность…

– Откуда… Брок побери.

– Это дальше, чем кажется. Сенсоры приблизили её.

– И что с того? – нахмурился Гэбриэл.

– Та самая. Космическая хищница, пожирающая корабли.

Гэбриэл криво улыбнулся.

– Эртэл, ты это… Того? – он покрутил пальцем у виска. – Крыша съехала? Проклятая кровь ударила в голову? Чушь полная…

– Как бы ни так. Помнишь топливную помойку, за кладбищем?

– А то, как же! Сам про неё всякие ужасы сочинял, чтобы пугать новичков.

В прежние времена Гэбриэл нередко околачивался возле космической свалки в Тёмном секторе, куда торгаши Альянса сливали топливные отходы. Старьёвщики и контрабандисты частенько таскали оттуда полезную рухлядь…

– Только не говори мне, что она вдруг ожила, – разбойник усмехнулся.

Эртэл повернулся к экрану, заложив руки за спину.

– Некий предприниматель решил учредить пункт приёмки металлолома. Не отходя от свалки. На беду, он принял местную легенду за чистую монету. Не знаю, что уж там ему примерещилось, но он пожаловался в «Бюро космической экологии»… Военные запросто решили проблему. Взорвали отходы и… Теперь эта монстрятина блуждает по космосу и жрёт корабли. Они её просто притягивают, «вкусной» начинкой...

– Бред, – не поверил Гэбриэл. – Хочешь меня запугать?

– Останься и проверь. Нет?

– Что-то не хочется.

– То-то же. Туманность движется относительно медленно, и наши корабли легко уйдут от неё. Мы уйдём вместе, если ты правильно ответишь на вопрос.

– Какой?

– Почему ты подвёл их, Гэбриэл?

– О чём это ты? – разбойник вскинул брови. – Я разоблачил судилище Лиги на всю галактику. Как ты и заказывал…

Эртэл развернулся к нему и проорал:

– Ты бросил их умирать! А должен был прикончить этих тварей!

– А, ты об этом. Обстоятельства изменились… Я передумал. Убивать милых зверушек из-за парочки головорезов?..

– Они были моими друзьями, верными людьми канцлера и твоими соратниками!

– Я покончил с преступным прошлым.

 –Да, вижу, – с сарказмом заметил Эртэл. – Снова угоняешь корабли?

– Этот, наоборот, угнал меня, – пожал плечами разбойник. – Из-за чего кипеж подымать? Я верну деньги…

Эртэл чуть не задохнулся от ярости.

– Деньги?! Погибли мои люди! Ты мог убить яврозавров одним разрядом и спасти товарищей, а вместо этого… – мужчина осёкся и обвёл взглядом рубку. – Обзавёлся собственностью, ублюдок.

Он сжал губы в тонкую линию.

– Неверный ответ. Сегодня ты умрёшь. Казнь состоится здесь и сейчас…

– Э! Не имеешь права! – воспротивился Гэбриэл. – Решать канцлеру!

– Неужели? – усмехнулся мужчина. – Извращенцу? Боюсь, как бы он не придумал казнь более мучительную. Но…Он даже не узнает. Хищница всё сделает за нас. Несчастный случай. Смерть в космосе… Твой корабль обездвижен. Оружие выведено из строя. Тебе не спастись. Монстра привлекает отработанная плазма…

Гэбриэл понял, куда он клонит.

– Ха-ха-ха! Где ты видишь плазменный реактор?

– Зато у нас этого добра в избытке… Инкар! Стивер! Полейте-ка это корыто отходами. Щедро полейте.

Полукровки бросились выполнять приказ.

– Ты не посмеешь! – Гэбриэл побледнел. – На борту – люди. Они не причём…

– Твои друзья? – гаденько улыбнулся Эртэл.

– Команда. Забери их отсюда.

– К броку! В следующий раз подумают, с кем связываются… Ах, да! Следующего раза не будет… – он издевался. – Тварь учует вас минут через двадцать. Советую заняться чем-нибудь приятным… С девочками. Больше не доведётся.

Он заржал и состряпал зверскую рожу.

– Говорят, жертвы долго мучаются.

– Эртэл! – Гэбриэл схватил его за руку. – Не делай этого! Заклинаю тебя. Кровь невинных будет на твоих руках…

– Пусти, – процедил тот. – Они умрут из-за тебя. Чтоб другим неповадно было.

– Ты совершаешь ошибку!

– Этим меня не разжалобишь. Знаю тебя, подлеца. Так и ждёшь, чтобы улизнуть. Ну-ну… Учти, челнок мы забрали и далеко на нём не улетишь…

Он вырвал руку и направился к выходу, подметая рубку плащом…

– Тварь! – бросил ему вслед Гэбриэл. – Гнусная полукровка! Как сказал бы Эзран Кавари. Клянусь! Если выйду живым из передряги – поймаю и притащу к нему. Путь выпьет твою кровь… Убийца!

Эртэл расхохотался и только хотел сказать что-нибудь едкое напоследок, как в рубку вбежал его помощник.

– Там что-то движется! Прямиком к нам.

– Туманность.

– Нет! С другой стороны. Что-то огромное… Приближается довольно быстро… О, духи! Это же…

– Уходим! – крикнул Эртэл, и они покинули обречённый корабль за считанные секунды.

Наблюдая за удаляющимся звездолётом Альянса, Гэбриэл думал о том, что, хотя бы Элье и Доминику удалось избежать страшной участи. Однако разбойник не собирался сдаваться. Он злился на себя за свою глупость и беспечность... Гнев придал ему сил.

– Хэрхи!

– Капитан? 

Карфаг оклемался и теперь копался в приборах.

– Капитан, – с отчаяньем повторил он. – Панель управления не работает. Двигатель не отвечает, корабельные системы не слушаются, лучевая установка не реагирует, щиты сброшены, навигация сбита… Но можно попробовать восстановить связь…

 – Делай, – Гэбриэл лихорадочно соображал.

– Я попробую, капитан, – грустно ответил кольцерог. – Этот займёт время и…

– Плевать! Делай.

– Смотрите…

На экране всеми цветами радуги переливалась отработанная плазма… И к ним приближалась туманность, сама похожая на эту плазму… Гэбриэл всё ещё не верил, но под ложечкой засосало и липкими волнами накатил противный страх.

«Да уж, попал ты, придурок, в переделку с двумя девчонками и юнцом в довесок».

– Что это!? – испуганный вопль Налки заглушил его собственные страхи.

Девчонка проснулась и ввалилась в рубку на дрожащих ногах. За ней пошатываясь, вошла Камилла. Девушку колотил озноб.

– Спрут… – в ужасе прошептала она.

Гэбриэл взглянул на другой экран, где перебирало щупальцами нечто похожее на гигантского осьминога. Всё ближе и ближе…

– Это оно, – повторила Камилла. – Чудовище. Оно разорвало мою планету.

– Ты не знаешь, – захныкала Налка. – Не знаешь! Ты видела лишь тень.

– Нет, это спрут! Лео рассказывал… А где Лео?

Гэбриэл вздохнул. И где, в самом деле, воин или, на худой конец, вампир, когда они так нужны? Что ни говори, а Хвидасс – профессионал.

– Где Лео?! – закричала Камилла и замерла, прикрыв рот ладошкой. – Не-ет…

– Зиги! – Налка крутила головой. – Куда он делся?

– Не знаю, – ответил Гэбриэл. – И очень надеюсь, что они… В порядке.

О чём он думает?! Скоро корабль окажется в смертельных тисках, и никто уже не спасёт галактику.

– Есть! – завопил Хэрхи, едва не танцуя карфа-джингу за пультом. – Связь есть! Я починил передатчик…

Он послал многократный сигнал бедствия.

– Всё! Прошёл! Осталось только ждать. Вдруг кто-нибудь откликнется…

Налка проковыляла на негнущихся ногах, рухнула в кресло и завыла:

– Па-апа-а! Зиги-и…

Камилла с надеждой смотрела на разбойника огромными серыми глазами.

«Бедная маленькая птичка…».

Гэбриэл оглядел жалкие остатки своей команды.

– Без боя мы не сдадимся! Хэрхи, постарайся наладить лучевую установку через резервный блок…

– Пытаюсь, капитан… Никакого результата.

– Пробуй снова! – рявкнул Гэбриэл. – Пусть чудовища нами подавятся…

– Да-а…

Хэрхи чуть не плакал от бессилия.

– Системы заблокированы на уровне проводящих импульсов, кроме жизнеобеспечения и связи… Нужно попытаться перезапустить двигатели из технического отсека… Не уверен, что получится, но… Возможно сумею подобраться к ядру. В цепи какая-то неисправность.

– Действуй!

Хэрхи установил сигнал бедствия на беспрерывную волну и кинулся выполнять.

– Н-да, знал я капитанов, погибающих от нехватки воздуха, энергии и голода, затянутых в гравитационную ловушку. Но так… Быть сожранными ни за что, ни про что!?

Налка зажмурилась, вцепилась в подлокотники и завыла, раскачиваясь в кресле. Разбойник обратился к Камилле:

– У нас мало времени. Если у Хэрхи не получится, придётся импровизировать.

Камилла беспомощно глядела на Гэбриэла. Он ободряюще улыбнулся.

– Не бойся, детка?

– Я не-не боюсь, – запинаясь, ответила Камилла.

– Ты не умрёшь, – убеждённо сказал Гэбриэл и ласково добавил. – Ты должна жить, любить, понять, каково это… Что это? Ты вся дрожишь! Иди ко мне.

Почти ничего не соображая, Камилла робко подошла к разбойнику. Он крепко обнял её и поцеловал. Отчаянно упиваясь сладостью мягких губ, прижимая девушку всё сильнее… Камилла от неожиданности забыла, что к ним летят чудовища… Забыла обо всём…. Гэбриэл вернул её к реальности, нехотя прервав поцелуй...

– Ты выживешь, – тяжело дыша, сказал он и прошептал ей на ухо, изнемогая от нежности и страха за неё. – Там… За холодильной камерой… есть труба… Ты пролезешь, такая худенькая. За ней – герметичное хранилище. Места для одного достаточно. Спрячься и задрай люк… Но сначала выдерни холодильные раструбы… Чтобы я мог взорвать корабль. Взрыв убьёт тварей, или отшвырнёт. Хранилище выдержит. Только оно. Здесь бывают контрабандисты. Станция недалеко. Патрули. Тебя подберут...

Гэбриэл уткнулся лицом в макушку Камиллы, нежданно сожалея о том, что не целовал эту девушку раньше.

– А как же ты? Налка, Хэрхи… – она подняла на него глаза, полные слёз. – Элья, Доминик.

– Их забрали, а мы как-нибудь… Беги! Прячься!

Гэбриэл лгал в одном. Он сам мог бы укрыться там и переждать конец остальных, но не стал…

Камилла заплакала.

– Я не брошу тебя, вас.

– Не бойся. Мы умрём быстро… А тебе хватит воздуха до прихода помощи… И захвати воды.

– Нет! Я останусь здесь!.. С тобой.

– Не глупи, маленькая… Ты смелая! Справишься.

Налка заревела белугой. Спрут почти дотянулся до корабля, и щупальца заскользили по обшивке. Хищная туманность медленно надвигалась, будто примериваясь, как лучше обхватить их, впитать плазму и сожрать. Звездолёт с обречёнными на борту беспомощно качался, затерянный в пустынном космосе… Монстры перекрыли обзор, заставили погаснуть звёзды… Нервы у Налки всё-таки не выдержали, и она брякнулась в обморок. Стало тихо.

– Уходи, Камилла. Прячься.

– Нет, Гэбриэл, нет, – сквозь слёзы шептала она.  – Нет, я не уйду…

– Уходи, дурочка! Останешься жива.

Разбойник хотел оттолкнуть её, но она словно прилипла к нему…

– Слишком поздно, – прошептал Гэбриэл. – Почему я не узнал тебя, пока было можно?

И рывком перебросил Камиллу через плечо. Хочет она того, или нет, он сам запихнёт её в эту камеру. А потом взорвёт здесь всё к броковым злыдням. Живым им не дастся…

Где-то внутри корабля заворочался просыпающийся Зверь… И внезапно включилась громкая связь.

– Эй, на судне! Помощь нужна? – прозвучал в динамиках соты незнакомый задорный голос.

 

Незадолго до этого… В далёкой, далёкой галактике…

 

Когда пару месяцев назад Талех предложил Жене отправиться в увлекательное космическое путешествие, она сочла это хорошей идеей и с радостью согласилась. Теперь же после недели полёта на одном корабле с двумя брачными опекунами и прочими джамрану на борту, Евгения думала совершенно иначе… Откуда она знала, что её ждёт?!

А случилось это за год до замужества на третьем этапе джамранского брачного ритуала.

Однако всё по порядку…

 

В свободном пролёте

Часть вторая

И никаких прологов.

 

 

Встать! Суд идёт!

Господа присяжные и заседатели…

У вас не дежа вю

 

Глава 21

Инициатива наказуема

 

– Это невозможно!

Женька протёрла уставшие от постоянного напряжения глаза. Похлопала зудящими веками и тоскливо вперилась в монитор… Суд уже завтра. Скоро за полночь, а она так и не придумала, как спасти Талеха.

– Тупая! Тупая! Тупая! Тупая джамранская система, – со злостью повторяла она, обхватив голову руками.

– Была бы и правда тупая, мы бы так не терзались, – отозвался Рокен. – Столько дней и ночей…

Парень по-хозяйски развалился на Женькиной кровати с пухлым фолиантом в руках. Всё оказалось настолько запущено, что, не доверяя гала-сети и современной юридической системе, они перешли на старинные джамранские издания по судебной практике. Сейчас Рокен просматривал «Свод законов и правил» от… такого замшелого года, что его прапрадедушка тогда ещё не родился…

Женька с Рокеном перетаскали все книги из станционного юридического бюро и Ролдонского командариума. В итоге, каюта теперь напоминала читальный зал большой джамранской библиотеки.

Прошёл год и один месяц со дня победы конгломерата в войне против гатраков и неотрадиционалистов. Станцию восстановили на деньги конгломерата, и она стала лучше прежнего. Государственные системы вернулись к мирному режиму. Джамранский Трибунал рассмотрел жалобу Зандена и назначил судебное разбирательство. Верховный суд заседал завтра в три часа пополудни на Ролдоне.

Евгения полагала, что для этого придётся лететь на Серендал или Рахтор – одну из планет джамрану... А всё оказалось намного ближе. Ей популярно объяснили, что Талех не убийца, не изменник и не государственный преступник, а только генетический. Поэтому, дело так себе – рядовое, и с ним разберётся филиал гражданского суда на Ролдоне. Законы везде одинаковы… Талех и Занден отбыли туда ещё с вечера. А Женька собиралась на Ролдон с утра. Вместе с Грегори и Рокеном. Они проходили по этому делу свидетелями.

– К чёрту мир, даёшь войну, – бормотала Женя, в сотый раз штурмуя сайт юридического консультанта по межрасовым претензиям. – Ничего стоящего. Одна лажа… На мыло всех!

– Угу, – подтвердил Грегори, зарывшись в электронных планшетах. – Но война – это плохо, Женечка... Ты же не собираешься объявлять войну Джамранской республике из-за суда над Талехом?.. Нет?

– А что?

Женьке эта мысль так понравилась, что она уже прокручивала в уме план Барбароссы.

– Пожалуй… В качестве крайней меры, – зная её, согласился Грегори.

В отличие от Рокена, он скромненько притулился в кресле, поблизости от холодильника. С планшетом в одной руке и с соком в другой. Попивая холодный напиток, Грегори изучал нашумевшие судебные хроники. Листал записки одного адвоката, который защищал самых отъявленных генетических преступников. Но ничего похожего на их случай ему пока не встречалось. Не очень-то джамрану стремились беречь друг друга от генетических домогательств. Талех и здесь отличился. Евгения могла гордиться любимым мужчиной.

Вот уже целый месяц она искала основания для его оправдания. А Рокен с Грегори ей помогали. Разумеется, первый к кому она бросилась за помощью, был Рокен. Ведь его самого однажды судили. Поэтому он досконально изучил джамранские законы и правовые лазейки. Однако даже Рокен вздохнул на Женькину просьбу и развёл руками.

– Прости… Немного не мой профиль.

Увидев, как она расстроилась, парень всё же добавил:

– Я тебе помогу. Вместе мы что-нибудь да раскопаем.

Позже к ним присоединился Грегори, движимый воспоминаниями о Лизе и мстительным чувством к Зандену. Ну и как ближайший Женькин родственник в будущем.

– Эх, если бы не клятва Гиппократа… Если бы я не был врачом… У этого паразита всё срослось бы кверху раком… Из медотсека он никогда бы не вышел…

– Как нехорошо, – наигранно пожурила его Женя. – Жестоко.

– Кто бы говорил! – ухмыльнулся Рокен, выуживая из стопки юридической макулатуры толстую энциклопедию ядов. – А это зачем?

– А это, если мы проиграем войну, – мрачно ответила Евгения.

– Собираешься с горя отравиться?

– Я что, похожа на идиотку? Зандена потравить.

Они уже всё перепробовали. Осталось лишь побиться головой об стенку. Может быть, глубоко запрятанная умная мысль сама оттуда вылетит и предстанет откровением…

Поначалу Женька надеялась с упорством наивного оптимиста, что Занден всё позабудет или одумается и заберёт заявление. Или Трибунал распустят, или конгломерат заступится… Всё-таки, Талех – герой войны… Но такая удача им не светила. А Занден ничего не забыл. Наоборот. Каждый раз, встречая в коридоре Женьку, он так недвусмысленно улыбался и кивал, с видом будущего владельца, картинно поглаживая реле, щиток или переборку. Словно говоря: «Это скоро будет моим и ты тоже, дорогая ксенопсихолухша»…

Весьма и весьма неприятно. Женя частенько думала об увольнении, но сдаваться не собиралась.

Она проконсультировалась у десятка специалистов по юридической ксенологии, в том числе и виртуальных, а также у джамранских юристов. И убедилась, что поступку Талеха нет оправдания… Так считали все. Евгения в это не верила…

– Не может такого быть! – в отчаянии повторяла она. – Чтобы в джамранских законах да не существовало лазейки? Невозможно!

– Конечно есть, – авторитетно заявлял Рокен. – Где-то. Просто надо узнать, где. Таких прецедентов уже циклов сто не было, вот и поросло быльём.

Так и возникла идея искать ответы в древних рукописях и фолиантах… Увы, вышла осечка. И там ничего! Ничегошеньки!

– Вероятно, это публикации более раннего периода, – рассуждал Грегори. – Тогда нам до них не добраться. Они хранятся в закрытом архиве на спутнике Рахтора, и доступ туда ограничен...

Слов нет, как Женя хотела найти ответы. Помимо всего остального её мучило чувство вины, и она любила Талеха. А вот отношение командора к будущему судилищу её слегка поражало. Его словно и не заботило, что он может потерять станцию. Так не бывает, чтобы полностью лишённый иллюзий джамрану верил в то, что его оправдают…

Талех работал, как ни в чём не бывало. Занимался текущим ремонтом, приказывал своему заместителю, спорил с поставщиками и арендаторами. Объявлял выговоры и сажал на гауптвахту провинившихся. Щедро вознаграждал отличившихся. И не забывал проверять отчёты сотрудников…

Как-то раз Женька завела с ним разговор на больную тему. И услышала в ответ, мол, «что с того, отберут станцию, зато корабль останется».

– Буду капитаном, – сказал Талех. – Давно мечтал сбросить с шеи это ярмо (читай, Ролдон-2) и отправиться в свободный полёт к другим галактикам…

 Вот только Евгения придерживалась иного мнения и подозревала, что скоро будут они не в полёте, а в пролёте. Рокен с Грегори её в этом поддерживали. Им не улыбалось подчиняться «командору Зандену». 

Женька вздохнула и наконец оторвалась от монитора, прикрыв саднящие глаза. Будто песка под веки насыпали...

Она вспоминала минувший год и непростые отношения с Талехом. Сколько всего произошло! Сколько раз они ссорились и мирились… Причём, инициатором ссор в основном была Ева, а Талех непреклонно гнул свою линию и добивался от неё всего, чего хотел. Она обижалась и не разговаривала с ним целыми днями. Однажды они чуть не расстались. Из-за его джамранской гордости и её землянской глупости. Тогда Женя и воспользовалась отпуском, ситуацией, приглашением Сирила и сбежала от командора на Шакренион…

Евгения улыбнулась, подумав о тех незабываемых полутора месяцах, проведённых в семье Сирила…. Она радовалась, что у них теперь всё хорошо…

Так, а сейчас надо думать о Талехе….

После того побега они помирились, и с тех пор Талех часто шёл на компромисс... Но Женька всё равно жила как на вулкане, опасалась подвоха, и ни в чём не была уверена. Одно она решила твёрдо. Никакого замужества! Не выйдет она за Талеха. Ни за что! После всех ужасов, которых Евгения насмотрелась, наслушалась и начиталась о джамрану? Не дождётесь! Вдруг что-то пойдёт не так, а они даже развестись не смогут. А больше всего Женя опасалась стать генетической преступницей. Нет, она и не думала изменять Талеху. Ни мыслей, ни желаний таких не было. Но с этими джамрану никогда не знаешь…

Никогда… И даже если бы он предложил только жить вместе – отказалась бы. Но Талех этого не предлагал, к её великому облегчению. Евгения слишком ценила одиночество, свободу и личное пространство, время от времени. Руку и сердце командор предлагал, снова и неоднократно, с того момента как Женя вернулась с Шакрениона, а каюту – нет…

Как выяснилось потом, вся проблема в субординации. Он – начальник, она его служащая. Не положено. А Рокен объяснил, что у джамрану не принято сожительствовать с генетическими партнёрами, хоть и с любимыми. Только после заключения брака.

У Женьки возникали сомнения и насчёт их с Талехом потомства. Она очень скучала по сыну, иногда плакала в подушку и рождение других детей восприняла бы как предательство…. Для пущего спокойствия Женя побеседовала с Миритином.  Шакрен заверил её, что едва ли землянка и джамрану смогут зачать ребёнка самостоятельно. Разный химический баланс, несовместимые хромосомы и прочие нюансы. А если так, рассудила Евгения, то можно любить и без всяких там жутких ритуалов. Тем более, она боялась их до смерти. Вернее, только второго и четвёртого… Но и этого вполне достаточно…

Женя открыла глаза и вновь занялась просмотром файлов, упрямо ища зацепку.

– Бесполезно!

Рокен отшвырнул книгу и уткнулся лицом в покрывало.

– Ммм, чую ДНК Талеха… Командор ночевал у тебя прошлой ночью?

– Прекрати, Рокен!

– А мне нравится… – джамрану потянулся и с наслаждением распластался на кровати. – Его гены так притягательны… Даже с примесью гатракских.

– Рокен, не мешай мне сосредоточиться, – Женька начинала злиться на себя, на него и отчасти на Талеха. – Лучше бы помог.

– А толку? Мы не там ищем.

– С чего ты взял?

– Это единственное объяснение тому, что мы так ничего и не нашли…

– Может слетать в архив?

– Не обязательно… Где-то всё равно должно быть. Это же так очевидно… Джамрану хорошо прячут уловки на самом видном месте.

Евгения вздохн