Рубрикатор

Дивный яд, или Жемчужина несверлённая

Дивный яд, или Жемчужина несверлённая

ДИВНЫЙ ЯД

Наггеварской любви

 

Часть Первая. Наггеварские каникулы

 

«Некоторые заламины способны жалом достать звезду в небе...

А некоторые женщины умудряются и без жала достать заламина».

 

******

 

«Что я тут делаю?» – Виктория Синицына – курсантка КВШ* не впервые задавалась этим извечным вопросом, стоя на пыльном солнцепёке, теребя лямки матерчатого рюкзачка и нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Начать с того, что наггеварская действительность оказалась не такой, как Вика себе представляла или не той, какой её изображали голограммы рекламных буклетов туристической фирмы.

Никаких вам звёздных инспекторов на фланоциклах или летающих островов в блеске четырёх светил Квадры, или водных планетоидов с кватами-русалками, и танцующих тигримов…

В общем, нагло врали проспекты! Либо – это не та планета, либо экскурсовод им достался нудный и уже который сэптим, – такие наггеварские сутки, – таскал туристов по каким-то унылым и пыльным развалинам, с черепушками, от которых свербело в носу, а не от восторга. Как гидша не распиналась:

– Вы только вдумайтесь! Этим руинам двести шестьдесят семь тысяч циклов! – фальцетом голосило это чудо в панамке, вытаращив глаза и отчаянно жестикулируя.

«Угу, если она скажет про это ещё хоть слово, я присовокуплю к ним и её останки! Боже! Ещё сэпт здесь ошиваться. А это целый наггеварский месяц… Да я же чокнусь! Или покусаю, кого-нибудь, из местных, меня посадят в клетку и станут показывать за деньги…».

Что за нездоровые фантазии? Жара, однако…

Путёвку в галактику Тигра Викусе преподнесли родители в честь успешного окончания второго курса. Она сдала сессию на одни пятёрки, между прочим. И училась не на малахольного археолога, а на астрофизика. Вот! И ещё закончила начальные пилотные курсы, факультативно. И сюда полетела, рассчитывая на местную экзотику в виде тоннельной системы космических переходов, сверхпрочных звездолётов и аномалии в Тигрином Хвосте… А что в итоге? Торчит посреди какого-то древнего мусора, парится и слушает всякую мифическую муть. Вроде этой:

– Древний Император многоликих С-Бош возвёл этот храм, дабы почтить Прародителя, который по легенде явился из кипучего океана, прикинулся Змеем и соблазнил прекрасную юную Деву – Праматерь…. Отсюда и пошёл род многоликих, а впоследствии и наггеваров…

«Тьфу! – Вика скривилась. – Скука… Басни для романтичных барышень-абитуриенток. А я – будущий астрофизик и пилот звездолёта!»

Да, и не маленькая уже, и почерпнула всю правду у ребят-генетиков – джамрану с четвёртого курса, что наггевары пошли от эрфов… Далеко так пошли и без хлеба, а многоликие… хммм, даже стыдно сказать…

– Вопросы? – экскурсовод-истеричка, пардон, историчка, натужно лыбилась в микрофон и обмахивалась кустарным веером, купленным на местном базаре для наивных туристов. – У кого есть вопросы?

Группа молчала, обмозговывая услышанное. И Викина ладонь взметнулась прежде, чем девушка успела придумать вопрос.

– Я вас слушаю, – экскурсоводша вспыхнула вежливым вниманием.

– Э… – Викуля сориентировалась на ходу. – А когда мы полетим на планету не с древней рух… руинами, а с целым заводом по производству новеньких фланоциклов?

Вика тоже старалась соблюдать вежливость. Но гидша этого не оценила.

– Не предусмотрено экскурсионной программой, – сказала, как отрубила.

– Но в путеводителе… – запальчиво начала Викуся в силу врождённой вредности отстаивать всё и вся.

– Вы, наверное, перепутали, – невозмутимо осадила её экскурсовод, – наш тур НТР-12Б с туром РТН-12А.

– Но как же…

– Идёмте дальше, – гид категорически развернулась и направилась куда-то вглубь развалин. – Нам ещё сегодня два храма осматривать.

«Да кому они нужны твои храмы!» – бессильно взбеленилась про себя Вика.

Если у кого-то из туристов и остались вопросы, то они их успешно проглотили или отложили до лучших времён, неодобрительно поглядывая на Викусю. Она же едва сдержалась, чтобы не показать им язык.

«Тухлая какая-то группа мне попалась», – досадовала девушка, плетясь в хвосте этой туристической кобры. Привыкла, что у них в КВШ – один за всех и все за одного…

Туристы гуськом протащились мимо жутких гробниц, заросших жухлой травой, испещрённых выбоинами стен, арок, полуразрушенных колонн, а экскурсоводша всё вещала и вещала. Ветерок доносил до отставшей Викуси обрывки бессмысленных фраз:

«Храм… Основан…. Прародитель…. Нагария – планета многоликих… к истокам, спустя… нынешний император…».

Скукота, короче.

И тут Вика словно по наитию глянула в боковой проход и запнулась. Из-под сандалий выбилась известковая пыль. И девушка наконец чихнула. Громогласно так:

«Апчхи!»

«Чхи, чхи, чхи…».

Передразнило её руинное эхо.

«Ух ты!» – это относилось не к эху, а к тому что Вика углядела в проходе между храмовых блоков… Фланоцикл! И он блестел на солнце начищенным флюмо-штоком… Так, кажется, называлась фара на кончике загнутого «хвоста».

Озираясь, Вика прокралась вдоль стены и бочком приблизилась к транспорту, словно боялась вспугнуть… Но он не убегал, а спокойно стоял на стреножах, сложив узкие крылья… Новенькая модель… Точно! И потирая от волнения лямки рюкзака вспотевшими ладошками, Викуля обогнула агрегат.

Скорпион, да и только! Прямо как заламины. А с кем ещё сравнить инопланетян, у которых на хвосте жало? Но в остальном они вполне себе человеки, парни как парни, и весьма привлекательные к тому же. Ну, и что с того, что у них вертикальные зрачки как у змей? Джамрану, вон, и вовсе какие-то звезданутые, зрачки у них, в смысле.

«Тэ-экс…», – Вика огляделась.

Хозяина этого экземпляра традиционной наггеварской техники поблизости не наблюдалось и сравнить их она не могла… Но у этого тоже был как бы хвост направленный вверх и загнутый над багажником, только вместо острия – фара… А в остальном, виброцикл и виброцикл – руль, длинная сидушка, педали… Только колёс нет. А зачем антиграву с крыльями колёса? Зато снизу стреножники, которые в полёте поджимались к брюху.

Гордясь своими познаниями в области инопланетной механики и термодинамики, курсантка его даже потрогала…

Класс! Какой он классный на ощупь… Провела ладонью по загогулине хвоста и, привстав на цыпочки, коснулась пальчиком фары…. Почему он здесь, а не на экскурсионной стоянке, где припаркованы аэробусы? А может он ничей?

«Ага, размечталась!»

Но от этой мысли радостно забилось сердце…

«Ничей…».

«И ничего, что я на нём чуточку посижу, – подумала Вика. – Всё равно завести, наверное, не получится».

И даже не борясь с искушением… «Я же ничего плохого не делаю»… Викуля перекинула ногу через сиденье, подтянулась на руле и взгромоздилась на фланоцикл.

Эх, прокатиться бы с ветерком!

Фантазируя о невозможном-возможном, девушка играючи вдавила носки сандалий в педали по бокам, крутанула руль и… На приборной панели зажёгся красный огонёк, машина взревела, встала на дыбы, наездница пискнула и едва не свалилась, но инстинктивно стиснула коленками сиденье и намертво вцепилась в руль... Стреножи, видимо, убрались автоматически, и фланоцикл рванул куда-то, не разбирая дороги… То есть, вверх и напрямик….

Ветер свистел в ушах! Всё мелькало! Викуся орала, распластавшись грудью на сидушке и судорожно обнимая колонку руля.

«Ааааа! Спасите!»

Летучий агрегат снизился и резко затормозил, чуть не врубившись в стену… Вика не удержалась и продолжила полёт по инерции и проломила бы эту стенку башкой, или башку об стенку, но впереди раскрылось радужное поле безопасности. Оно мягко спружинило, толкнув девушку обратно. А вот злосчастная стена не выдержала отдачи и мгновенно пошла трещинами, а затем и вовсе рассыпалась кусками, взметнув пылевую завесу…

Вика чихала не останавливаясь, наверное, раз десять подряд, а когда наконец пылюка рассеялась, то глазам девушки предстала… Мумия! С горящими зелёными глазами… И она тоже чихала… А сама Вика от ужаса забыла как чихать и принялась икать… Мумия тем временем ещё и прокашлялась, отряхнулась и оказалась никакой не мумией, а окутанным с ног до головы пылищей наггеваром… Крайне рассерженным наггеваром! Едва он скинул с себя остатки каменной кладки, то издал рычание пополам с шипением и ринулся на испуганную девушку угрожающе выставив остриё…

Ма-ма!

Викуся дожидаться не стала, пока её проткнут, а проворно соскользнула с фланоцикла и рванула прочь, откуда только силы взялись. Она ничего не соображала от страха, не помнила себя, и не оглядывалась, чтобы убедиться мчится ли за ней погоня, улепётывая во все лопатки, а вслед ей неслись яростные вопли:

«Мой фланосссыкл… Моя диссссертасссыя… Ссссагубила всссё!»

И ещё что-то там, непереводимое. И к лучшему, что мимо ушей. Наверняка какие-нибудь наггеварские проклятия.

Каким-то чудом Вику вынесло на свою группу. Туристы как раз вырулили из очередного храмового лабиринта, и девушка чуть не сбила с ног гидшу… Викулю заботливо подхватили и сбивчиво расспросили, толпясь вокруг, а она лишь тяжело дышала и сумела-таки хрипло выдавить из себя под конец:

– Я… я… я… заблудилась, упала…

Ей тут же посочувствовали, дали водички попить и поддерживая под руки повели к стоянке. Экскурсоводша даже не ругалась, а только укоризненно заметила, что места здесь глухие, запутанные и не стоит отбиваться от своих… Что если бы гражданка Синицына провалилась бы в какую-нибудь дыру и сломала ногу или руку? Агентство отвечает за каждого туриста… В итоге, примирительно протянула Вике пачку влажных саморастворяющихся салфеток и пообещала, что в следующий раз их повезут в горы и пещеры на фланокерах. Там интереснее…

Уже сидя в аэробусе и хрустя каким-то местным фруктом, Викуся невольно изменила мнение, думая, что и группа ей досталась не такая плохая, как вначале казалось, и гидша ничего так тётка.

 

Примечание:

 

КВШ* - Космическая Высшая Школа.

 

******

 

Вечером в гостинице, когда все треволнения улеглись, а обстоятельства почти забылись, Вика, отмытая от дневной пыли и переодетая в лёгкое цветастое платье, в босоножках на каблучке и без привычного рюкзачка за плечами, а с маленькой сумочкой-клатчем, спускалась на ужин в ресторанчик. Распустив волнистые светлые волосы по плечам и убрав их со лба ободком… Вся такая милая, цветущая и воздушная… Танцующей походкой, как ни в чём не бывало, пересекла пустынный холл… Наверное, все уже за столами и ложками стучат, а она по обыкновению припозднилась… И в холле, где уютно горели лампы, и кожаные диванчики расположились уютным полукругом напротив сферического аквариума… Девушка встретила наггевара, точнее, заламина… То есть, это он вышел ей навстречу из ресторана, а она-то как раз решила обойти его с другой стороны диванно-аквариумной композиции. И вообще, он сперва будто её не заметил, а брёл себе, сосредоточенно хмурясь и грезя о чём-то о своём… Викуля лишь на какую-то злополучную секунду утратила бдительность и засмотрелась на незнакомого заламина… С чего-то вдруг…. Вскользь отметила, какой он всё-таки симпатичный, но чересчур… экзотичный и… опасный, что ли… И не зря она так подумала, ох, не зря… Этой драгоценной секунды ему хватило, чтобы поднять и устремить свой пронзительный взор именно на девушку. Поэтому, обойти диванчик и скрыться за аквариумом Вика так и не успела… В один миг на лице заламина промелькнуло узнавание, недоумение, а затем он молниеносно преградил ей путь. Вика стала как вкопанная, налетать на внушительного заламина с жалом ей не улыбалось. Уже. Налеталась…

– Ты? – полувопросительно высказался он, не сводя с Викуси сверкающих изумрудных глаз.

– Я… – немного растерянно ответила она, пытаясь вспомнить, а кто он, собственно, такой и откуда её знает. Вика-то его в первый раз видела… Или не в первый… А глаза у заламинов у всех зелёные…

Ох, мамочки!

Викуля прижала одну ладонь ко рту, а другой нервно стиснула ремешок клатча.

– Ты! – довольно воскликнул он, словно что-то ценное нашёл в её лице, и глаза его сузились, губы хищно изогнулись, а жало метнулось из-за спины. – Ты… Я тебя нашшшёл, и ты ссса вссссё мне ответишшшь теперь.

Вика рефлекторно отпрянула, но он поймал её запястья и намертво вцепился, как и она недавно в руль фланоцикла, а остриё упёрлось девушке в грудь…. Нет, не в ту грудь, которая грудь, а в другую, что непосредственно под шеей, то есть, чуть ниже ключичной ямки… Но Викуся всё равно густо покраснела, кожей чувствуя, как жарко заалели у неё щёки… Она же помнила, что жало, как ведущий орган наггевара, это вовсе не третья рука, а кое-что совершенно другое… Неприличное! Впрочем, вместо того, чтобы громко кричать, вырываться, да и в целом паниковать, Вика сделала каменное лицо и заявила голосом своей гидши:

– Я – гражданка конгломерата.

Ну, у той же получалось.

– У меня дипломатическая неприкосновенность, и вы не имеете права меня задерживать. Отпустите немедленно, – подумала и тихо добавила. – Пожалуйста…

«Голос гидши» подвёл, задрожав.

За неё говорил страх и требовалось немного подсластить пилюлю. Девушка улыбнулась и для убедительности подёргала взятыми в захват руками. Безуспешно.

Главное, направить на аборигена пушку, а о неприкосновенности на чужой территории Вика, если честно, ничего не знала. Училась-то на астрофизика, а не на дипломата.

– Отпущщщу, – пообещал заламин, не выпуская её из захвата и продолжая давить жалом. – Не раньшшше, чем возместишшшь мне ущерб…

– Какой ущерб? – Викуля обалдела и перестала вырываться.

– От расссбитого фланоцикла до разрушенной ссстены ссс древними писссьменами. Я ссстоял на пороге великого открытия, когда туда влетела ты и уничтожила мою научную карьеру…

«Ах, вот оно что!» – Вика удивлённо воззрилась на него. Сейчас он абсолютно не похож на мумию в саване из пыли, потому-то она его сходу и не узнала, и сейчас не узнавала… Дотошно изучая всего, до мелочей. Да, глаза зеленючие… Но всё остальное…

«А он красивый…».

И мысли потекли по какому-то неправильному руслу. Смуглокожий, с чуть удлинёнными глазами, как у египетского фараона, а изумрудные радужки в сочетании с вертикальными зрачками просто нереальны! Ими он будто бы Вику гипнотизировал. Чёрные, красиво подстриженные и пышно уложенные, волосы… А сетчатая майка и обтягивающие шорты не скрывали его великолепных мускулов, а лишь подчёркивали… Она впервые общалась с наггеваром так… тесно. Вика сглотнула и скосила глаза на жало.

– Ты оплатишшшь мне ущерб, – повторил он.

– Врёшь ты всё, – заупрямилась она. – Твой фланоцикл целёхонек и вообще… Ты меня с кем-то перепутал, – «голос гидши» вернулся. – Это… это была не я.

– Откуда ты знаешь, что фланоцикл целый, если это была не ты?

Остриё вдавилось в кожу, не больно, а скорее волнительно.

Вика стряхнула наваждение и сердито уставилась на заламина.

– А нечего расставлять свои фаланоциклы где не попадя!

– Где хочу, там и расставляю!

– Тогда не жалуйся.

– Я и не жалуюсь, а требую воссместить ущерб… И ссса расссбитую фресску…

Змей подколодный!

Его шипение сбивало с толку и гасило всякое самообладание.

Вика поёжилась.

– Да кому нужна эта старая рухлядь?

Взгляд заламина потемнел до малахита, а на щеках и на шее проступила замысловатая вязь капиллярного узора.

А кровь у заламинов реально зелёная!

В другое время она бы его сфоткала и выложила в гала-контакт, но сейчас…

Ма-ма!

Викуля занервничала и снова задёргалась, но держал он крепко.

– Рухлядь, говоришшшь? Хорошшшо, чушшшестранка, ответишшшь за порушшшеное доссстояние наггеварской культуры перед законом. Посссмотрим, что решит археологическое галактическое сссообщщщество. За всю шшшиссснь не рассплатишшшься, и дети твои не…

– Ладно-ладно, – Вика вздохнула и пошла на попятный, отводя взор и украдкой озирая холл.

Вот как назло! Никого… Только кибер-рецепция мигает в простенке, а бездельник-охранник куда-то ушлёпал, как всегда… Оставалось надеяться, что кто-нибудь из группы тоже припоздал…

– Сколько?

– Что, сссколько?

– Ну, этих ваших… драхм, рупий, сэптов… или чего там у вас…

Не галактической же валютой с ним расплачиваться. А то, слишком жирно. И, разумеется, не Великоросскими брулями. Никаких брулей не хватит!

– Шиссо, –  назидательно поправил он, – и этого добра у меня без тебя навалом. А сэпт, к твоему сведению, не денежная единиссса, а хронологичессская… И откуда вас таких необразованных привозят? Но в твоём ссслучае, долг измеряется как рассс в сэптах, если не в сэптимелях… Будешь мне служить.

– Чегооо?!

– Приссслуживать мне будешшшь, пока не отработаешшшь долг.

– Ещё чего! – Вика вздёрнула подбородок. – Я – гражданка конгломерата… И даже в этой вашей... Империи рабство давно под запретом.

Он нехорошо ухмыльнулся:

– Официально – да, а неофициально… Мне же надо куда-то сцеживать яд, в этой глухомани.

Вика шестым чувством сообразила, что он имел в виду что-то непристойное, даже по наггеварским меркам.

– Т-ты… т-ты… Ты! Гад! – нервы у Викуси окончательно сдали, зато взыграли силы. И она вырвалась-таки от подлого змеюгана-шантажиста, качающего права. Ведь говорят же, что в минуту сильнейшего аффекта человек способен перепрыгнуть пятиметровый забор, поднять неимоверную тяжесть или разобрать по винтику звездолёт… Ну, про звездолёт и винтики она конечно загнула, а вот расчленить этого наггевара… Могла бы. По ощущениям. И сделала в нужном направлении первый шаг. Ухватила гада за остриё, вонзила туда ногти и отодрала-таки от своей груди… Взгляд заламина неожиданно подёрнулся томной поволокой, он шипяще всхлипнул, а Вика вдруг подумала, что интересное оно на ощупь, это жало, такое упругое, твёрдое, но притом тёплое, пульсирующее и податливое…

Какого?!..

Ой, как стыдно!

Вика опомнилась и отбросила мерзкий отросток, а на остром кончике заблестела нежно зелёная капля. Заламин разочарованно вздохнул. Девушка завизжала.

Из двери, ведущей в ресторанчик, тут же выскочила экскурсовод, а с ней и запропавший охранник.

– Вика? Виктория Синицына! Ты что там делаешь? Все уже собрались… Только тебя и ждём, – гидша перевела взгляд на заламина, тот поспешно отступил от Вики и прошипел:

– Ладно… Тебе повесссло, что я ссскопировал писссьмена, а ссстена и так шшшаталасссь. На этот рассс прощаю.

– А сссследующего рассса не будет, – передразнила его осмелевшая Виктория, демонстративно вытерла правую ладонь о подол и побежала ужинать.

После ужина все отправились прогуляться в парк, а Викуся заперлась у себя в номере… И никому не открывала! Кто знает, что ещё на уме и острие у этого, с жалом? Ночью спала отвратительно. Просыпалась в поту, вскрикивала, стонала, ворочалась, подскакивала… Хотя снились ей отнюдь не кошмары, а что-то такое… или кто-то, с кем-то, смутно… Она не запомнила. И прекрасно, что наутро стразу после завтрака группа выписалась из гостиницы. Их повезли в горы до вечера, а оттуда сразу на космодром, на корабль и… Ту-ту! Или тю-тю… На следующую планету по экскурсионному маршруту.

И больше она с этим гадом хвостатым не встретится! И пусть он подавится своим фланоциклом! Одного Викуся не понимала. Почему так остро на всё это реагирует… Она же девушка спокойная, благоразумная, практичная и даже вежливая. На незнакомцев, во всяком случае, не бросается. Даже если берёт без спросу их фланоциклы и обрушивает на них стены.

«Поживём – увидим! – оптимистично решила Вика, любуясь в иллюминатор на звёзды. – Просто стану держаться подальше от наггеваров».

Но вселенское провидения, как водится, внесло свои коррективы.

«Раннеталле!» – так сказали бы джамрану.

Но среди туристов их не было…

1 комментарий

18.06.2016 17:01
Очень хочется продолжения!)))